ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он глубокомысленно пригладил свою козлиную бородку.

— Ну а если, скажем, вагана испытать, а?

— Чего? — буркнул Губач.

— Что? — возмутился Раджал.

— Помните, как мы принимали Прыщавого в шайку? Как ты тогда радовался, Губач! И все остальные, между прочим, тоже.

— Так то ж другое дело!

— Прыщавый — это тебе не ваган!

— А еще Прыщавый лазать здорово умеет!

— Во-во! Лазать он мастак!

Фаха Эджо заметил:

— Да, но ведь ему пришлось это доказать, верно? Для начала он нам помог в мечети Пяти Ветров, а уж потом вы решили, что он нам сгодится, хоть и весь в прыщах с головы до ног. Ну, что скажешь, ваган? Хочешь — мы испытаем тебя?

Раджал не успел ответить. Мальчишки принялись фыркать и смеяться.

— Да что эти ваганы паршивые умеют?

— В-ваганы не м-могут ла-азать!

— И беду приносят!

— И воняют!

Но у Фахи Эджо появилась идея.

— С мечетью Пяти Ветров мы разобрались, а что скажете насчет Дворца с Благоуханными Ступенями? Ведь тебя там как гостя принимали, верно, ваган? Только вот не на самом верху, правда. Ну а как насчет того, чтобы повыше подняться?

Губач, глянув на Сыра, озадаченно пробормотал:

— Чего это он плетет, в толк не возьму?

Сыр пожал плечами. Фаха Эджо повел свечкой из стороны в сторону. Пламя заплясало. Предводитель «поддеров» загадочно прошептал:

— Мерцай, мерцай...

— Что он у-удумал? — ошарашенно выдавил Аист.

— А тебе не все одно? — равнодушно буркнул Рыба. Заскучав, он извлек из складок набедренной повязки свой талисман. Рассеянно вертя в руках засушенный антилопий фаллос, он думал о том, как было бы здорово, если бы это и вправду была штука, приносящая удачу. Говорили, будто это так и есть. Поерзав, Рыба вдруг почувствовал бедром что-то теплое.

Потухшая лампа. Рыба оттолкнул ее.

— Мерцающая принцесса, — пустился в пояснения Фаха Эджо. — Про нее много чего болтают, правильно? А особо много стало слухов после того, как явился Рашид Амр Рукр. Ну, не за нами же он явился, так? Не мы же ему так сильно нравимся? Не-е-ет... Ему очень сильно нравится принцесса.

— Н-но о-она же по-омолвле-ена с с-сынком су-ултана, — возразил Аист.

— Пф-ф-ф! — фыркнул Фаха Эджо. — Уабину-то до этого какое дело? Ну, была помолвка, и что с того? Была, да только много солнцеворотов назад. А вот братец мой Эли говорит, что будет новая помолвка. На уабинский лад.

Аист раззявил беззубый рот.

Раджал продолжал молча скручивать веревку.

— А при чем тут я, Фаха?

— Во-во, — подхватил Сыр, — при чем тут ваган этот вонючий?

— Куда угря моего подевали? — проворчал Губач.

— Заткнись, жирный поросенок, — буркнул Фаха Эджо. — А теперь, ребята, слушайте меня, и слушайте хорошенько. Эта принцесса — самое главное сокровище в городе. Есть ли добыча драгоценнее в самом дворце и за его стенами, а? — Он помедлил и снова помахал факелом. — Нету? Правильно. Ну а ежели бы какой-то парень выкрал ее, а?

— Что?! — ахнул Раджал.

— Ты-ы же не про-о то, ч-что ва-ган ее мо-ожет у-умык-нуть? — пролепетал Аист.

— Ваган выкрадет, как же, — презрительно хмыкнул Сыр.

Рыба продолжал равнодушно поглаживать свой амулет. Сыр вырвал его и стал подбрасывать.

— Отдай! — замахнулся на Сыра Рыба.

— Угря спер? — проворчал Губач, шаря ладонями по грязному полу.

— Братцы, братцы! — попытался урезонить мальчишек Фаха Эджо. Он повернулся по кругу, и пламя факела уподобилось огненной ленте. — Думаете, никому из парней к ей не подобраться, да? Можно подобраться, ежели, конечно, парень не робкого десятка.

Он резко шагнул к Раджалу и зашипел, как змея.

— Кобры! — выдохнул Раджал.

— Чего-чего? — недоуменно проговорил Рыба.

— Ров с кобрами! — надтреснутым голосом воскликнул Раджал.

— Неплохо, неплохо, — довольно произнес Фаха Эджо. — Ты уже много знаешь про наш прекрасный город, ваган. Быстро освоился, молодчина. Ну?

Лицо Раджала, освещенное факелом, было подобно застывшей маске. Он запрокинул голову. Острый кадык выпятился. Волшебная веревка туго обмоталась вокруг его запястий, кисти рук вспухли от скопившейся крови. Остальные смотрели на него неотрывно и встревоженно. Только Губач был занят делом: он сосредоточенно стряхивал тараканов с найденного на полу куска угря. Было тихо — вернее, почти тихо. Над головами у мальчишек по-прежнему поскрипывали половицы, потрескивала горящая свечка в руке у Фаха Эджо, да еще Губач, снова принявшись за угря, громко чавкал.

Пламя факела больно обжигало лицо Раджала. На его разгоряченном лбу набухли бусинки пота.

— Ну? — повторил Фаха Эджо. — Принимаешь вызов или как?

Потом, по прошествии времени, Раджал думал о том, что в то мгновение ему следовало бы вскочить и броситься по лесенке к люку, выбраться и бежать куда глаза глядят. Если бы он так поступил, многое — очень важное — не случилось бы. Хорошо это было бы или плохо — над этой загадкой Раджал размышлял долгие годы. Однако пути судьбы неисповедимы. Они извилисты. Они трудны и тернисты. Раджал до боли прикусил нижнюю губу. Что бы ни случилось, он обязан был найти кристалл. Он снова вспомнил о принцессе на балконе. Если была хоть малейшая возможность попасть в ее покои и поискать там кристалл, он должен был использовать эту возможность. Но как он мог преодолеть высоченный дворцовый забор, если по ту сторону тянулся ров, в котором кишели ядовитые змеи?

В это время Губач покончил с угрем и снова запустил руку в вонючий мешок. На этот раз он извлек из него какой-то странный предмет — трубочку с шарообразным утолщением и дырочками.

— Это еще что за?.. — с отвращением вскрикнул Губач и был готов отшвырнуть свою находку, но Раджал успел выхватить ее. Сыр начал возмущенно лопотать про то, что это он нашел эту штуку на рыночной площади, а потом сунул в мешок Губача, но его никто не слушал. Раджал резко поднялся. В одной руке он держал свернутую в кольцо веревку, а в другой, словно драгоценный трофей, — дудочку, оброненную одним из стариков-танцоров.

— Ладно, Фаха, — процедил он сквозь зубы. — Я принимаю твой вызов.

Бывший пастух был готов насмешливо поздравить Раджала с принятым решением и одарить своих недоверчивых приспешников победным взором, но в это мгновение язычок пламени свечки задел полотнище мешковины. Послышались вопли, ругательства. «Царство Под» могло в одно мгновение превратиться в пылающую преисподнюю, но, на счастье, один из завсегдатаев харчевни «Полумесяц» выбрал именно этот момент для того, чтобы обильно помочиться прямо на пол. Сквозь щели в потолке хлынул едко пахнущий водопад и пролился прямехонько на пылающую мешковину.

«Поддеры» бурно возрадовались.

Глава 44

ПОДВИГ ПРЫЩАВОГО

— Буби? Куда ты ходи, мой девочки? — прошептал капитан Порло уже не в первый раз.

Маленькая обезьянка, обернувшись, одарила своего хозяина все тем же встревоженным, очень серьезным взглядом и запрыгала дальше. Она завела капитана уже довольно далеко по лабиринту перепутанных коридоров. Сгустилась тьма, а светильники здесь, как назло, были развешаны редко. Колонны и странные скульптуры, стоявшие вдоль стен, отбрасывали длинные, причудливые тени. Капитану было нелегко поспевать за обезьянкой. Он пыхтел и бормотал проклятия по адресу своей неуклюжей деревянной ноги. Время от времени до его слуха доносились гулкие шаги стражников, обходивших дворец, и тогда капитан с обезьянкой прятались за колоннами или в густых черных тенях.

Теперь же стражники словно пропали. Это было хорошо, поскольку капитан изнемог от долгой ходьбы. О, как жгуче он ненавидел эту треклятую сушу за то, что здесь приходилось преодолевать такие большие расстояния. Пусть «Катаэйн» раскачивалась на бурных волнах, но ведь по палубе всегда было так легко добраться, куда нужно! Да и придержаться было за что...

Обезьянка, а следом за ней и капитан свернули за угол. В воздухе витали ароматы благовоний. Капитан наморщил нос. Ему этот запах казался омерзительным. А вот Буби он, похоже, взволновал. Она принялась подпрыгивать и царапать коготками створки золоченых дверей.

90
{"b":"1868","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Видок. Чужая месть
Убить пересмешника
Янки из Коннектикута при дворе короля Артура
Странная погода
Закон притяжения
Синрин-йоку: японское искусство «лесных ванн». Как деревья дарят нам силу и радость
Месть по-царски
Пламя и кровь. Кровь драконов
Звезды и Лисы