ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ухты, а она увлекающаяся. Они с Селией в этом очень похожи. Но смогу ли я устоять перед натиском двух столь сильных энергетических полей?

— А что у вас за клуб? — поинтересовалась Тейлор.

Розовый сверкающий блеск для губ делает ее улыбку похожей на изображение из рекламы жевательной резинки. Кажется, я вот-вот ослепну.

— Я с удовольствием стану членом еще одного клуба.

Очередной глубокий вдох, и я делаю новую попытку пробраться в сознание Тейлор. Похоже, никаких предрассудков у нее нет. Она ненавидит стряпню своей бабушки, скучает по отцу и считает, что Кортни Лэнгдон должна съесть коробку печенья и постараться удержать его в желудке. Мне с трудом удается не захихикать. Продолжая концентрироваться на ее внутреннем мире, я чувствую только тепло и искреннее дружелюбие. И Тейлор — немного сорвиголова, хотя сама может об этом и не подозревать.

Селия хлопает меня по плечу.

— Скажи ей, Кендалл.

Ладно. Поехали.

— Мы с Селией собираемся охотиться на призраков.

Тейлор словно замирает, уставившись на меня. Потом начинает судорожно хлопать слишком сильно подведенными глазами с длинными накрашенными ресницами.

— Вот это да. Обалдеть. Вам придется мне все подробно рассказать! Оценки за это будут? Это позволит мне получить более высокий средний балл?

Мы с Селией переглянулись, и я ответила:

— Нет, это не школьный проект. Мы этим займемся в свободное время — вечерами и по выходным.

— Но это высоконаучный проект, — продолжила Селия. — У нас будет оборудование для записи звука и измерения потоков энергии.

Затем мы рассказали Тейлор о призраке в моем доме, проклятом кабинете отца и богатой истории Рэдиссона, делающей город просто магнитом для призраков, духов и привидений. Селия объяснила Тейлор ее будущие обязанности в качестве важного командного игрока. Она должна будет не только фотографировать, но и заниматься видеосъемкой моих попыток общения с духами.

Что-то в нашей речи зацепило Тейлор.

— В каком смысле попыток общения с духами?

Стоит ли разом открывать все карты? Хочу ли я оказаться той, кто при первой встрече выпаливает, что она — телепат? Скорее уж, сумасшедшая. Но Тейлор смотрит на меня с теплом, пониманием и странной болью, причину которой я определить не могу. Прогнав все сомнения, я шепчу:

— Я сейчас переживаю что-то, только никому не говори, типа телепатического пробуждения.

Тейлор смотрит на меня во все глаза.

— Это как?

— Ну, теперь я могу видеть духов и говорить с ними.

Тейлор вот-вот позовет директора и попросит исключить меня из школы. Отлично. Образование я смогу и на дому получить. А колледжи сейчас всех принимают.

Но Тейлор удивляет нас обеих.

Она открывает рот и судорожно прикрывает его руками.

— О боже мой! Это феноменально! Ты настоящий телепат? — Она снова закрывает рот рукой и продолжает уже шепотом. — Скажи, о чем я сейчас думаю? Нет, не надо! Дай мне сначала попробовать заблокировать от тебя свои мысли. — Тейлор закрывает глаза и расплывается в улыбке, быстро переходящей в хихиканье. — Это будет так весело. Представляете, сколько всего в Рэдиссоне можно обследовать? Нам понадобится расписание и подробные планы действий. Я наверняка буду единственной студенткой университета Дьюк, которая в свободное от учебы время занималась охотой на призраков. — С этими словами Тейлор бьет воздух кулаком. — Scientia vincere tenebras!

— Что? — пробормотала я. Не знала, что в Рэдиссон Хай преподают латынь.

Широко улыбаясь, Тейлор перевела:

— Наука побеждает тьму. Это девиз Брюссельского университета.

— А откуда ты это знаешь? — удивленно спросила Селия.

Тейлор отвлеченно махнула рукой.

— Просто попалось на глаза.

— Понятно.

А здешние ребята гораздо умнее, чем я думала. Значит, за пределами Атланты живут не только необразованные крестьяне. Я просто не могу поверить, что она на самом деле заинтересовалась. Я-то ожидала звонков в психушку и жизни в качестве «прокаженной».

Тейлор кивнула.

— А девиз нам подходит, не думаете?

— Согласна, — поддержала идею Селия.

Я кладу руку на стол и наклоняюсь к Тейлор.

— Так ты с нами? Будешь охотиться на призраков?

— С вами на все сто! — громко ответила Тейлор, хлопая в ладоши.

— Даже не думай об этом! Ты что, ненормальная?

Я резко оборачиваюсь, чтобы наехать на обладателя глубокого голоса. И первое, что я вижу, — обтянутый синими джинсами зад. Ой! Простите! Не ожидала. Приходится задрать голову и попытаться разглядеть, кто это хочет сломать мои планы.

Мой взгляд медленно ползет вверх. Тонкая талия, спортивное телосложение, сильно застиранная темно-красная рубашка из коллекции прошлого сезона, загорелые руки, полные губы, прямой нос. Короткие светлые волосы обрамляют лицо. Волевой подбородок и…

Тут я замечаю его глаза, и у меня начинает звенеть в ушах. Я вся горю, глядя в эти необыкновенные голубые глаза. Мне тяжело дышать, и в голове гудит. Мое сознание снова наполняется звоном и вспышками света. Я словно оказалась посреди стадиона в момент решающего гола — музыка, крики, световые эффекты — все в таком духе. Кровь отливает у меня от лица, и я слышу голос Селии:

— Она побледнела.

— Эй, ты в порядке? — спрашивает парень.

Его губы двигаются, но слов не разобрать. Все смешивается с какофонией в моей голове. Этого не может быть. Я с трудом удерживаю себя на стуле, безуспешно пытаясь наполнить легкие воздухом. Ничего не выходит. Все вокруг начинает темнеть.

Господи… Я сейчас потеряю сознание и упаду, а голубоглазый принц — он настоящий! — собирается меня поймать.

Глава восьмая

— Кендалл! Кендалл! Что с тобой?

Кажется, Тейлор что-то у меня спрашивает, но из-за тумана я ничего не могу разобрать.

— Кто-нибудь, позовите медсестру, — командует Тейлор.

— Не надо, все нормально, — останавливает ее Селия. Она знает, что лишнее внимание мне ни к чему. — Просто здесь жарко. — Она начинает размахивать у меня над головой пустым подносом.

— Надо плеснуть на нее водой, — предлагает Тейлор. — В фильмах всегда так делают.

— Тогда я тоже намокну, — раздается у меня за спиной мужской голос.

Я вся покрыта холодным потом. Черт! Почему я отключилась? Я не теряла сознание с десяти лет. И тогда это случилось во время выступления хора, потому что в помещении было невыносимо душно. В себя я пришла на руках у отца, точно как… сейчас? Постойте! Это не отец меня обнимает. Это…

Голубоглазый принц!

Вот почему я вырубилась. Потому, что он существует! Здесь, в Рэдиссоне. В моей школе.

— Все нормально? — спрашивает он, глядя мне в глаза.

Даже из такого положения я вижу, насколько он красив. Оказывается, я полулежу на полу, а он обнимает меня. Ммм… так приятно. Как в моем сне. Ух ты. Мой сон, оказывается, готовил меня к этому моменту. Я упала. Голубоглазый принц поймал меня. Он смотрит на меня с искренней заботой. Ооох. Все это происходит на самом деле. Он потрясающе красив. Похоже, в Рэдиссоне есть такие парни. А мне повезло. Родинка, что я видела во сне, сидит на его левой щеке рядом с носом. Мне так хочется дотронуться до нее, чтобы убедиться в ее реальности. Так, мне нужен кислород.

— Ум… кажется, — бормочу я в ответ.

Голова по-прежнему раскалывается от уже знакомой телепатической боли. Вспышки, свет, какие-то картинки, но ничего четкого. Я тру глаза, но не сильно, чтобы не смазать тушь. Голубоглазый принц больше не плод моего воображения.

Тейлор садится на пол рядом со мной.

— Бедняжка, Кендалл.

Затем она поворачивается к таинственному незнакомцу, спасшему мою голову от неминуемой встречи с линолеумом на полу кафетерия.

— Это ты во всем виноват, Джейсон!

Джейсон? Его зовут Джейсон. Аристократичное имя. В древности оно звучало как Ясон. Ясон и аргонавты, отправившиеся за золотым руном. (Я не только Шекспира знаю, но и греческую мифологию.)

17
{"b":"186815","o":1}