ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты знаешь кого-нибудь, кто играет в группе? Музыканта с хорошим слухом?

Селия выглядит как человек, которого только что ткнули вилкой.

— Откуда? Ботаники общаются только с другими ботаниками. Проснись, Кендалл!

— Да я не об этом.

Боже, да она сегодня сама мисс Обидчивость. Кто написал (ударение на «и») в ее кукурузные хлопья?

— Я имела в виду, что ты лучше знаешь интересы здешних ребят. Расслабься, подруга.

— Прости. Мама сегодня все утро пилила меня за то, что я провела выходные не дома. Она считает, что я забросила домашнюю работу. Как будто такое возможно?! Даже думать об этом не хочу.

Темные глаза Селии внимательно посмотрели на меня.

— Ты ведь в это не веришь? Ты знаешь, как мне хочется сбежать из Рэдиссона и поступить в хороший университет?

— Все в порядке, Селия. Давай устроим для нее показательные занятия у тебя дома. Тогда и твоя мама сможет расслабиться.

Тейлор что-то говорит, но мое внимание отвлекает очередная композиция.

Точно! Как я сразу не догадалась?

В противоположном конце кафетерия я вижу девушку с темным макияжем, дикой прической и татуировкой на правом плече. На голове у нее наушники, а стоит она перед установкой ди-джея. Это она ответственная за музыкальное сопровождения нашего обеда. От нее так и веет «Бунтарем без причины», и я уверена, что наше предложение ее не отпугнет. И почему я раньше о ней не подумала?

Стараясь не слишком афишировать свою идею, я указываю на девушку в наушниках и спрашиваю у Тейлор и Селии:

— А это кто?

— Ребекка Азоф, — отвечает Селия. — Школьный ди-джей. Она играет на всех вечеринках и даже на свадьбах.

Тейлор хлопает в ладоши.

— О! Вижу, куда ты клонишь. Она идеально подойдет для работы с ФЭГ и расшифровки звуковых сигналов.

— У нее бесспорно отличный слух, — замечаю я. — Вы с ней знакомы?

Селия внимательно смотрит на Ребекку.

— В прошлом году ходили вместе на физику.

— Кажется, Джейсон ее знает, — вспоминает Тейлор.

От одного упоминания о Джейсоне у меня внутри все сжимается. Я делаю глубокий вдох в надежде, что на этот раз не хлопнусь в обморок. Его ведь здесь нет? Я мысленно сканирую кафетерий. Нет, его здесь нет. Фу! Не хочу снова стать посмешищем для всей школы.

— В прошлом году нас с Джейсоном пригласили на вечеринку в честь ее шестнадцатилетия, — добавила Тейлор.

— У нее была такая вечеринка? Трудно поверить, — воскликнула я.

Черный лак для ногтей и пирсинг в носу делают ее маловероятным кандидатом для типичной подростковой вечеринки в честь дня рождения. От нее так и веет тьмой и чем-то жестким.

— Понятия не имею. Меня не приглашали, — пробормотала в ответ Селия, хотя этот факт ее явно не слишком расстроил. — Знаю только, что в принцессу тьмы она превратилась вскоре после дня рождения.

Я сосредоточиваюсь на Ребекке, пытаясь уловить ее энергию. Мои телепатические способности, должно быть, включились, потому что я улавливаю волны гнева. Раздражение, с которым она не справляется. Отсюда и бунтарство. Я вижу ее… только в возрасте десяти-одиннадцати лет. На ней красивое розовое платье… это конкурс красоты? Ее подбадривает женщина. Нет. Она недовольна результатом Ребекки. Маленькая Ребекка плачет.

Женщина ругает ее. После этого видение рассеивается.

— Ух ты.

— Что случилось? — спрашивает Селия.

— Так, ничего. Включились мои «волшебные» сенсоры, — с улыбкой отвечаю я.

— Давайте поговорим с ней, — предлагает Тейлор. — Что мы теряем?

Мы подходим к пульту, когда Ребекка переключает танцевальную композицию на очередной транс-ремикс. Она пульсирует мощнейшей энергией. Ее окружают вспышки самых разных цветов. Я не из тех, кто умеет читать ауры, но музыка явно дарит этой девчонке счастье.

— У тебя классно получается, — начинаю я.

Ребекка усмехается, и серьга с бриллиантом в ее носу весело подмигивает мне. Она поправляет наушники, не обращая на нас внимания.

— Как дела, Ребекка? — сладким голосом спрашивает Тейлор.

Селия засовывает руки в карманы джинсов. По ее глазам я вижу, что мы с ней думаем об одном и том же: Ничего у нас не выйдет.

Ребекка снимает наушники, швыряет их на стол и залпом выпивает полбанки маунтин дью.

— Что вам, Барби, нужно?

Барби? Все три? Да ты издеваешься над нами! Тейлор возможно. Но я? И уж точно не Селия. Тейлор делает шаг вперед, чтобы нас представить. Не обратив внимания на слова Ребекки, она говорит:

— Ты знаешь Селию Николс, верно? А это — Кендалл Мурхед. Она только что переехала в Рэдиссон из Чикаго.

— Очаровательно, — равнодушно заявляет Ребекка.

В глубине души я понимаю, что дело не во мне. Все дело в тех, кто плохо относился к Ребекке. А может, проблема даже серьезнее? Но сейчас мне не хочется заниматься психоанализом моих одноклассников, так что я сосредоточиваюсь на музыке.

— Как я уже сказала, у тебя потрясающе получается. Я в Чикаго многих ди-джеев слышала, и ты вполне могла бы выступать в тамошних клубах.

Похвала немного ослабила броню Ребекки. Она кивнула. Поставленные гелем волосы даже не шевельнулись.

— Спасибо.

— Давай, Тейлор, — надавила Селия, — спроси ее.

Ребекка перевела свои темные глаза на меня.

— О чем спросить? У меня полно дел.

Тейлор с улыбкой ринулась в бой.

— Ребекка, мы работаем над одним projet reserve.

Селия толкнула ее локтем.

— По-английски, Тейлор.

— Секретным проектом.

Ребекка кашлянула.

— И какое это имеет ко мне отношение?

— Ты ведь знаешь все эти истории о призраках Рэдиссона? Мы решили создать группу по охоте за ними. Селия — наш технарь. Я — фотограф. А Кендалл — телепат.

— Валите отсюда, — прорычала Ребекка.

— Я не шучу! — воскликнула Тейлор.

— Она — ненормальная, если пытается вас в этом убедить.

— Я не ненормальная. С какой стати мне врать?

Это заставляет Ребекку задуматься.

— Что вам от меня нужно?

Я делаю шаг вперед.

— У тебя великолепный слух, поэтому ты идеально подходишь нам для работы со звуковым оборудованием.

У меня без всякой причины ускорился пульс.

Ребекка провела руками по волосам, что их совершенно не потревожило. Затем она расхохоталась.

— Вы серьезно?

— Серьезнее инфаркта, — ответила я. — Во время охоты за призраками фиксируется множество странных звуков, и только профессионал сможет отличить реальные звуки от потусторонних. Это очень важная должность в команде. Мы считаем, что ты нам идеально подойдешь. — Я замолкаю на секунду и смотрю Ребекке прямо в глаза. — Это решение далось нам не легко.

Несколько секунд Ребекка даже не моргает. Я тоже.

Потом она издает странный звук, на который оборачиваются все ученики.

— Да просто языком мелите! У вас кишка тонка по-настоящему охотиться за привидениями. Почему бы вам не вернуться к своим куклам Барби и оставить нормальных людей в покое?

С этими словами Ребекка снова надела наушники и принялась перебирать кучу сваленных на столе дисков.

Мы отошли подальше.

— Хорошо все прошло, не правда ли? — поинтересовалась Селия.

Видно, что Ребекка задумалась. Она либо размышляет над нашим предложением, либо планирует мое исключение из школы. Когда она поворачивается и показывает мне средний палец левой руки, ответ становится очевидным.

Я беру Тейлор и Селию под руки и увожу их в сторону.

— Какая стерва!

— Ага. Это я тебе и так могла сказать, — бормочет Селия себе под нос.

Услышав хлюпанье, я оборачиваюсь и вижу наполненные слезами голубые глаза Тейлор.

— Она только что меня послала.

— Нет, она меня послала, — поправляю я.

— Всех нас она послала, — добавляет Селия.

Тейлор снова хлюпает носом.

— Да все равно. Со мной в жизни никто так грубо не обходился!

— О, Тейлор. Не плачь! — умоляю я, протягивая ей неиспользованную салфетку с обеда.

Она всхлипывает еще пару раз, а потом вытирает глаза, нисколько не портя идеальный — и наверняка водостойкий — макияж.

28
{"b":"186815","o":1}