ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тебе нельзя быстро бегать, — сказал он ей. — Ты что, не ложилась?

— Не могла заснуть. Боялась, с тобой что-нибудь случится. — Она повернулась ко мне: — Вы же обещали мне, что не задержите его на всю ночь.

— Я и не задержал. Сейчас только четыре часа.

— Хорошенькое «только»!

— Тебе нельзя стоять здесь на холоде. — Лэнгстон повел ее в дом, успев на прощание махнуть мне рукой, прежде чем закрыл за собой дверь.

Поездка на юг, в Малибу, была унылой и муторной. Сэнди сидела между мною и отцом. Он попытался было заговорить с нею, но она сделала вид, что не слышит его.

Одно было ясно. Тем, что она изменила правила игры, став вести себя вызывающе, она одержала над ним победу. Терять ему было больше, чем ей. В этом поединке с собственной дочерью он явно проигрывал, но еще не потерял окончательно надежды зацепиться за что-то. Она же вела себя так, словно и эта надежда была ею потеряна.

Они вышли у стоянки, где Себастьян оставил свою машину несколькими часами раньше. Я дождался, пока они сядут в нее и из выхлопной трубы покажется голубоватый дымок, Сэнди больше не делала попыток убежать. Возможно, она поняла, что бежать ей некуда. Внизу, под узкой полоской города, на пляже высокими пенистыми волнами шумел прибой. Между зданиями в предрассветных сумерках слабо фосфоресцировали волнорезы.

Начинать следующий день было слишком рано. Я снял номер в первом попавшемся мотеле.

Глава 16

В восемь часов я быстро встал. Было еще рано, но желудок у меня сводило от голода. Я пошел в кафе и заказал солидный кусок поджаренной ветчины, глазунью из двух яиц, стопку горячих хрустящих хлебцев, двойную порцию оладий с малиновым сиропом и несколько чашечек крепкого черного кофе.

Теперь я почувствовал себя вполне готовым для разговора с миссис Марбург. Я не стал ей предварительно звонить, а прямиком поехал в усадьбу Хэккета. Ворота были открыты, и, проезжая мимо искусственного озера, я испытал гнетущее чувство deja vu[9]. Утки так и не вернулись, а болотные цапли бродили в воде у противоположного берега.

У дверей стоял двухдверный «кадиллак» с медицинским символом на дверцах. Моложавый человек с умным взглядом и волосами пепельного цвета встретил меня в дверях.

— Я — доктор Конверс. Вы из полиции?

— Нет. Частный детектив, работаю на миссис Марбург. — Я назвал свое имя.

— Она не говорила о вас. — Он вышел из дома, плотно закрыв за собой дверь. — Что вообще здесь происходит? Что-нибудь случилось со Стивеном Хэккетом?

— А миссис Марбург вам не сказала?

— Намекнула, что произошло несчастье. Но она, вероятно, считает, что зло можно одолеть, умалчивая о нем. Устроила целый скандал, когда я стал настаивать на том, чтобы вызвать полицию.

— Почему она возражает против полиции?

— Она постоянно твердит, что все полицейские продажны и некомпетентны. Считаю, что у нее это идея-фикс после того, что случилось с ее первым мужем.

— А что с ним случилось?

— Я думал, вы знаете. Его застрелили на пляже пятнадцать лет назад. Я не очень-то посвящен в детали — жил тогда не здесь, — но, по-моему, убийца так и не был найден. Во всяком случае, возвращаясь к дню сегодняшнему, я объяснил миссис Марбург, что, согласно закону, персонал больниц, а также частные практикующие врачи обязаны сообщить в полицию обо всех серьезных ранениях и травмах.

— Вы говорите о Лупе?

— Да. Я вызвал «скорую помощь» и отправил его в больницу.

— Что-нибудь серьезное?

— Боюсь сказать. Я — терапевт, по черепно-мозговым травмам не специалист, а эти ушибы области головы — вещь довольно сложная. Я передал его в руки отличного специалиста — доктора Сандерленда из больницы Св. Иоанна.

— Луп в сознании?

— Да, но говорить о случившемся отказывается. — Доктор сжал пальцами мою руку повыше локтя. От него исходил какой-то сосновый аромат, от которого мне захотелось чихнуть. — Вы знаете, кто ударил его по голове?

— Семнадцатилетняя девушка. Луп, вероятно, стыдится этого.

— Вы знаете ее имя?

— Сэнди Себастьян.

Он недоверчиво нахмурился.

— Это точно?

— Да.

— Но Сэнди вовсе не хулиганка.

— Насколько хорошо вы знаете ее, доктор?

— Осматривал ее раза два как врач. Несколько месяцев назад. — Его пальцы опять сомкнулись на моей руке. — А что произошло между нею и Лупом? Он пытался напасть на нее?

— Как раз наоборот. Нападавшими были Сэнди и ее приятель. Луп же защищал себя и, как я предполагаю, мистера Хэккета.

— Что произошло с мистером Хэккетом? Мне-то вы можете сказать, ведь я — его врач. — В голосе Конверса, однако, властных ноток не прозвучало. Он выглядел и держался, как врач, обслуживающий высшие слои общества и зарабатывающий на жизнь тем, что умеет говорить с богатыми пациентами, соблюдая правильную интонацию. — Он тоже ранен?

— Он похищен.

— Ради выкупа?

— Очевидно, из хулиганских побуждений.

— И это совершили мисс Себастьян и ее друг?

— Да. Минувшей ночью я поймал Сэнди и вернул домой. Она у родителей в Вудлэнд-Хиллз. Состояние у нее не очень хорошее — явная душевная депрессия, и, по-моему, ей нужно показаться врачу. Если вы ее врач...

— Я не ее врач. — Доктор Конверс отпустил мою руку, словно я внезапно стал заразным. — Видел ее только раз, прошлым летом, и с тех пор — нет. Не могу же я ехать к ним домой и навязывать ей свои услуги.

— Да, пожалуй. А от чего вы лечили ее летом?

— Как врачу, с профессиональной точки зрения, мне вряд ли было бы этично рассказывать вам об этом.

Контакт между нами внезапно нарушился. Я направился в дом говорить с миссис Марбург. Она находилась в гостиной, полулежа в кресле спиной к окну. Под глазами у нее набрякли синеватые мешки. С прошлого вечера она не переодевалась.

— Ну что, пока не везет? — голос у нее был хриплый.

— Нет. Вы спали?

— Глаз не сомкнула. Ужасная ночь. Не смогла вызвать сюда ни одного доктора. Когда наконец приехал доктор Конверс, то стал настаивать, чтобы я сообщила в полицию.

— Считаю, что это хорошая мысль. Им нужно все рассказать. Они сумеют сделать то, чего я не смогу, даже подключив тысячу человек. Полиция располагает, к примеру, новейшей компьютерной системой обнаружения автомобилей на территории всего штата. А самое лучшее, что мы можем сейчас сделать, — это обнаружить местонахождение машины Сэнди Себастьян.

Шумно, не разжимая зубов, она втянула воздух.

— Никогда бы не слышать об этой мерзавке.

— Я поймал девушку, если это известие вас хоть как-то успокоит.

Миссис Марбург выпрямилась в кресле.

— Где она?

— Дома, у отца с матерью.

— Жаль, что вы не привезли ее ко мне. Много бы я дала за то, чтобы узнать, что у нее в голове. Вы допросили ее?

— Немного. Сама она ничего не желает говорить.

— Каковы ее мотивы?

— Одна злость, насколько я могу судить. Порывалась постоянно причинить боль своему отцу.

— Тогда почему бы, бога ради, им не похитить его?

— Не знаю. У девушки были какие-нибудь нелады с вашим сыном?

— Разумеется, нет. Стивен очень хорошо относился к ней. Но, конечно, особенно дружила она с Гердой.

— А где миссис Хэккет?

— Герда у себя в комнате. Да пусть себе спит, помощи от нее никакой. Ничем не лучше Сидни.

Она говорила нетерпеливо и раздраженно, находясь на грани отчаяния. Миссис Марбург была, очевидно, из числа тех упрямых натур, которые реагируют на случившееся, стремясь полностью овладеть ситуацией и принимая все решения самостоятельно. Но сейчас ситуация ускользала из ее рук, и она понимала это.

— Вам нельзя постоянно бодрствовать и все делать самой. Дело может превратиться в долговременную осаду. И закончиться оно может плохо.

Она наклонилась вбок, в мою сторону.

— Стивен мертв?

— Нам приходится считаться с такой возможностью. Спэннер не шутит. Очевидно, он замыслил убийство.

вернуться

9

Здесь — узнавание давно виденной сцены (франц.).

22
{"b":"18683","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тёмные не признаются в любви
Тайна моего мужа
Дорогие гости
Квази
Шестой сон
Хроники Края. Последний воздушный пират
Роковое свидание
Странная практика
П. Ш.