ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Это не интересно, - раздражённо перебил Варацидис.

- Возвратился Паламарчук из тюрьмы с гангстерской кличкой «Сидор» и знакомствами в бизнес структурах. Ему доверили контролировать производство алкоголя в самом большом регионе страны. Затем статус Сидора повысился, он стал наблюдающим.

- За кем наблюдающим? – опять встрял Ферт.

- Это ещё более высокая должность в криминальноммире. Человек, который смотрит за подконтрольными финансовыми потоками. Это уже тот порог, за которым начинается легальная деятельность. Сидор его перешагнул и стал членом парламента. Сейчас он контролирует комитет промышленной политики. При его участии все угольные шахты и большинство предприятий восточной части страны оказались в руках бандитов. Самые крупные оптовые рынки восточной Европы - «7-й километр» в Одессе и «Барабашово» в Харькове - отошли к его клану.

- Стоп, Оскар, - вмешался Варацидис, - для чего ты рассказываешь, как этот бандит заработал свои деньги? Зачем это нам?

- В начале девяностых годов он стал одним из звеньев в комбинации, которую спланировал Пентагон. На Черноморской верфи достраивали атомный авианесущий крейсер «Смоленск». По некоторым параметрам этот корабль превосходил ударные авианосцы класса «Энтерпрайз» и «Нимиц». Американцам не нужна была эта головная боль, и они приняли недорогое, остроумное решение, исполнителем которого стал Сидор. Суть в следующем: когда коммунисты потеряли власть, Николаевская верфь, жёстко завязанная с военным комплексом СССР, утратила финансирование. Десятки тысяч людей остались без работы. Менеджмент завода лихорадочно искал заказы в новых условиях. Именно тогда Сидор привёз в Николаев русских гангстеров под видом норвежских судовладельцев. Эти бандиты приехали на завод с липовым заказом на строительство серии танкеров-«панамаксов» из десяти судов. Они попали в нужное время и в нужное место. Контракт был заключён, но строить было негде. Стапель занимал «Смоленск», за достройку которого никто не собирался платить. Новые директора бодро порезали военный корабль на металл и освободили место для «панамаксов». Однако «норвежцы» исчезли в неизвестном направлении. Американцам удалось «убить» перспективный военный проект стоимостью несколько миллиардоввсего за сто десять тысяч долларов… - Оскар Ридли широко улыбнулся. - Красивая партия, господа. Не правда ли?

- Интересная сказка, – Варацидис набил табаком трубку. – Жаль, что я вырос из нежного возраста, чтобы верить подобному. Что этот бандит может сделать для нас сейчас?

- Сэкономить наши деньги, - выдохнул Ридли. - И нам, и немцам нужен только нулевой стапель. И то не для того, чтобы он работал, а как раз наоборот. Мы инсценируем на торгах бой между двумя иностранными конкурентами, а победу отдадим третьему участнику.

- Кому? – прохрипел с дальнего кресла Гарольд Вислоу.

- Группе мелких украинских акционеров.

- Зачем? – Варацидис закрыл глаза.

- Они потом отдадут нам стапель по цене ниже коммерческой и без всяких инвестобязательств. В каждом приличном доме есть задний двор, куда хозяева складывают ненужные вещи. Купим пополам с немцами этот сарай и будем его охранять… от работы… Пока он не умрёт совсем.

- Чем именно нам поможет русский? – нетерпеливо спросил Варацидис.

- Он автор и гарант операции. Миноритарии полностью подчиняются ему.

***

- Как мы сможем контролировать ситуацию после аукциона? – повернулся Тишман к русскому гостю. - Какие гарантии вы нам, в конце концов, даёте?

Переводчик перевёл вопросы на русский. Бывшие конкуренты сидели за одним столом с украинским бандитом. Паламарчук изложил суть дела и перечислил фамилии мелких акционеров. Сценарий планировался такой: агенты «Clever Yards» и «Aker Kvaerner» после первого же аукционного шага уходят в сторону и победителями объявляются миноритарии.Через месяц они оформляют трёхстороннюю сделку и продают нулевой стапель дочерней компании бывших конкурентов.

Паламарчук выслушал перевод, нахмурился и выдавил из себя:

- Я отвечаю за свои слова.

Он заметно нервничал. Варацидис невозмутимо раскуривал трубку. Возникла небольшая пауза.

- Назовите размер ваших комиссионных, Юрий Сидорович, - вступил в разговор Вислоу.

- Два миллиона. Партнеры даже не переглянулись.

- Одних слов недостаточно для гарантии в такой сделке, – бросил Ридли. – Пусть придумает ещё что-нибудь.

- Не надо ничего придумывать, - спокойно отозвался Варацидис. – Переводите. Хорошо, Юрий Сидорович, мы согласны на ваши условия. Теперь мы озвучим свои.

Паламарчук покраснел. Что-то неуловимо похожее было уже в его жизни. Вспомнил! Первый допрос у следователя по малолетке.

- Мы не можем рисковать, имея гарантией только ваши слова, – продолжил Варацидис. – Вы подпишете с нами агентское соглашение, где будут указаны не только условия, но и сумма ваших комиссионных. Если, Юрий Сидорович, план не реализуется, нам придётся обнародовать этот контракт в вашей стране. И передать оригиналы документов украинским спецслужбам и полиции.

- Да на здоровье, - отлегло у Паламарчука.

- Речь идёт не только об этих документах, - голос Варацидиса стал твёрже. - Мы имеем полное досье по делу авианесущего крейсера «Смоленск».

Паламарчук дернул кадыком. Америкосы, уроды! Кто мог предвидеть? Колесо уже закручено, в Киеве все на товсь стоят… Нельзя сейчас отказываться.Они и без сделки эти документы могут отдать. Пройдут торги – и нужно линять.

- Хорошо, - тихо произнес Сидор, - согласен.

- Ну вот, - повернулся Нестор Варацидис к присутствующим, когда дверь за русским закрылась, - теперь нужно откорректировать действия наших агентов в Николаеве. Кто у вас там, господин Тишман?

- Пауль Ланге.

- А у нас, Джордан?

- Сергей Мамут.

- Нужно поставить им новые задачи, – Варацидис медленно поднялся с кресла. – Простите, господа, я зимой плохо себя чувствую. Вынужден вас оставить.

***

В аэропорту Герберт Тишман вспомнил, что не выполнил одно из заданий. Не было подписано на бумаге промежуточное соглашение: межкорпоративная гарантия с «Aker Kvaerner» о порядке пользования будущей совместной собственностью – нулевым стапелем николаевской верфи.

Всё-таки обосрался в новой должности, - поморщился Тишман. – Теперь надо быть внимательнее. Срочно предупредить Ланге и не плодить новых ошибок.

Он набрал телефон украинского офиса «Clever Yards».

- Слушаю, - откликнулся бодрый голос Риты Штольц.

- Добрый день, Рита, это Герберт Тишман.

- Добрый день, господин Тишман. Слушаю вас.

- Где сейчас находится Пауль Ланге?

- В Николаеве.

- Свяжитесь с ним, пусть выйдет на связь.

- Будет сделано, господин Тишман.

- Только срочно. Это очень важно.

Рита позвонила Ланге. Телефон был отключен. Ну, и что теперь делать? В течение двух следующихчасов она несколько раз повторила попытку. Тишман за это время успел потеребить её четыре раза.

Из Берлина легко командовать. Где мне его искать? По ледяной дороге тащиться в Николаев? Зачем так срочно искать Пауля Ланге?

НАЙТИ ПАУЛЯ ЛАНГЕ

Конец толстого алюминиевого провода зажат в тиски. Тяжёлый напильник в детских руках гладит блестящий метал. Опилки падают на белый лист. Из аптечки достаётся баночка с пермагнатом калия. В равной пропорции тщательно перемешиваются красные кристаллы с алюминиевыми крошками. Смесь осторожно засыпается в спичечный коробок. Дрожащие худые пальцы туго обматывают его липкой лентой. На последнем витке закрепляются четыре спички зелёными головками друг к другу. Всё, готово!

26
{"b":"186850","o":1}