ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сыны Жиллимана сражались плечом к плечу с планетарными войсками, но их оказалось слишком мало, чтобы противостоять ордам демон-принца, накатившим волной и уничтожившим всех до единого в великой битве за город, лежащий в тени гор.

Уриил и Пазаний обменялись быстрыми взглядами. Каждый в этой библиотеке, пусть и сам не понимал как, но знал, что речь идет о Хатуриане.

Зона Поражения, похоже, была подлинным магнитом, притягивающим смерть.

— Убийства, непредставимые кровавые ритуалы, рабство — все это продолжалось здесь еще целый десяток лет, пока не подоспели воины Серых Рыцарей, идущие на острие крестоносных сил. Мой орден сошелся с демон-принцем в битве, и великий Игнаций поверг его в поединке, отправил мерзкую тварь обратно в ад, из которого она выбралась. Салинас был очищен от скверны и вновь населен людьми с разных концов сектора, чтобы восстановить численность граждан. Когда сменилось три поколения, уже мало что могло напомнить об остановленном вторжении, и планета вновь стала превращаться в типичный мир во власти Императора.

Леодегарий помедлил и прикрыл веки, вспоминая и вознося молитву за душу отважного героя, одолевшего могучего принца Хаоса. Затем Серый Рыцарь снова открыл глаза и продолжил свой рассказ:

— Салинас был вырван из демонических лап, но нанесенный ему ущерб простирался далеко за пределы одного лишь физического бытия. Хотя ни одному из порождений варпа не удалось спастись, визит столь могущественного существа уже успел нарушить саму ткань мироздания, и незримые стены, отделяющие нашу реальность от имматериума, стали еще куда более опасно тонки. А демоны всегда стремятся вернуться туда, где однажды успели устроить пир.

— Значит, с тех самых пор вы присматриваете за Салинасом? — неожиданно встрял Пазаний. — Поэтому вы и прилетели?

— Именно так, — подтвердил Леодегарий. — После той великой победы мы создали тайный наблюдательный пост, скрытый от любых посторонних глаз, дабы вечно стоять на страже Салинаса и ждать возвращения демон-принца, однажды изгнанного великим Игнацием.

— Вы перехватили мое астропатическое сообщение, — произнес Уриил, вдруг поняв, откуда Серым Рыцарям стало известно об их местоположении. — Услышали вызов Яницепсов.

Леодегарий кивнул:

— Так и есть. Кроме того, наши варповидцы ощутили возмущение в имматериуме, вызванное вашим прибытием. Опасные энергии в невероятном количестве прорвались в наш мир вместе с доставившей вас машиной, и ими воспользовались темные силы, уже и без того блуждавшие по планете.

— Темные силы? — спросил кардинал Тогандис дрожащим голосом. — Вы говорите о демон-принце?

— К счастью, нет, — ответил Леодегарий, и Тогандис, вздохнув с облегчением, облокотился на стол. — Вот только силы эти смогли воспользоваться подаренной им энергией, что, опять же, повлекло за собой дальнейшее истончение барьеров между нами и варпом.

— Что представляют собой эти силы? — спросил Дарон Нисато. — И как мы можем их остановить?

— Да все мы прекрасно понимаем, о чем речь, — неожиданно взорвался Тогандис, и глаза его наполнились слезами. — Не так ли? Давайте, признайтесь же наконец, что все мы их видели! Дарон? Лито? Серж… я знаю, что это так!

— Что ты несешь, Шейво?! — рявкнул Барбаден.

— Мертвецы! — закричал кардинал. — Убитые в Хатуриане! Их гневу нет предела! Они мечтают покарать нас за все, что мы натворили… и за то, чему попустили случиться.

Тогандис упал на колени, и Уриил протянул руку, чтобы подхватить его. Кардинал сжал ладонь космодесантника, ища поддержки, и по его пухлым щекам покатились слезы.

— Мы все были там, — прошептал Тогандис. — Мы были там.

— Шейво, заткнись, — произнес Барбаден.

Кардинал поднял взгляд на губернатора, и Уриил был изрядно удивлен, увидев в нем стальной блеск.

— Нет, Лито, — ответил Тогандис, — не заткнусь. Ты совершил это. Ты вынес нам всем приговор в тот день. Я обязан исповедаться. Обязан рассказать!

Прежде чем кардинал успел произнести еще что-нибудь, у него за спиной вырос Эвершем, сжимавший в руке пистолет. Уриил стоял слишком далеко, чтобы успеть помешать, но вдруг сверкнула серебром кольчуга, раздался характерный хруст, и убийца рухнул на пол.

— Кровь Императора! — выругался Уриил, разглядывая лежащего на ковре телохранителя Барбадена; из огромного кратера, оставленного кулаком Леодегария на виске Эвершема, текла кровь. Его ноги дергались, а веки трепыхались, словно этот человек никак не мог смириться с тем, что его убили.

Все вдруг попятились прочь от умирающего, в то время как Леодегарий навис над Лито Барбаденом.

— Что должно быть сказано, то сказано будет, — не терпящим возражений тоном произнес Серый Рыцарь.

— Конечно, конечно, — ответил ему губернатор, рассматривая труп, кажется, впервые действительно напуганный стоящим перед ним воином.

Леодегарий вновь повернулся к трясущемуся от страха кардиналу, чтобы подхватить того под руку и поднять на ноги так, словно толстяк весил не больше ребенка. Затем Серый Рыцарь сопроводил обессилевшего Тогандиса к единственному креслу в этой комнате, и истекающий потом священник с большим удовольствием погрузился в уют мягкой кожи.

— Он… он собирался меня убить? — спросил Тогандис, чей взгляд метался между покойником и воином, который размазал мозги Эвершема по полу.

— Именно так, — кивнул Леодегарий, — чтобы защитить своего хозяина.

Взгляды всех присутствующих обратились к Барбадену, и губернатор распрямился в полный рост, тщательно расправил мундир и сложил руки на груди.

— Мне извиняться не за что, — заявил он. — Я делал то, что должен был. И любой управляющий на моем месте поступил бы в точности так же.

— Нет, — произнес Уриил, приближаясь к губернатору, — не поступил бы. Вы уничтожили все население Хатуриана только потому, что это было самое простое и быстрое решение. Погиб целый город, десятки тысяч людей — и все это ради того, чтобы вы смогли поквитаться с одним-единственным человеком.

— Хатуриан являлся законной военной целью, — возразил Барбаден.

— Военной целью? — воскликнул Паскаль Блез, побагровев от ярости, и лишь своевременное вмешательство Дарона Нисато не позволило ему наброситься на губернатора. — Сыны Салинаса никогда не хранили в городе ни оружия, ни припасов! Мы намеренно старались держать их подальше от неприятностей, чтобы не подвергать опасности жизни наших семей. Вы просто убили их всех!

— Этот город защищал находящихся в розыске террористов, и потому его население стало целью для моих солдат, так что мне непонятно, с какой стати ты обвиняешь меня в убийстве.

— Нет! — крикнул Тогандис, вскакивая на ноги. — Все ты понимаешь, Лито. Ты знал, что у многих из Сынов Салинаса есть семьи в Хатуриане. И только поэтому ты сделал город своей мишенью. Еще до того, как первый танк въехал на его улицы, ты уже знал, что сровняешь там все с землей. Ты приказал Верене Каин, и она отправилась уничтожать все живое. И все это только ради того, чтобы Сильван Тайер обезумел от горя и в ярости сунулся в открытый бой.

— Так ведь сработало, верно? — усмехнулся Барбаден. — Почему вы этого не понимаете? Мы покончили и с ним, и с Сынами Салинаса. Мы добились мира!

— Мира? — горько засмеялся Серж Касуабан. — Какой же ты глупец, Лито, если и в самом деле так полагаешь. Проведи, что ли, денек в Палатах Провидения, чтобы полюбоваться, какой «мир» ты принес Салинасу.

— Так вот в чем дело! — расхохотался Барбаден. — Все это дешевый спектакль, призванный заставить меня раскаяться? Собрали здесь кучку жалких червяков, которым никогда бы не хватило ни воли, ни мозгов, чтобы выполнить необходимую работу, и позволяете им тыкать в меня своими хилыми культяпками?

Лито Барбаден повернулся к ним спиной и направился к барному шкафчику, чтобы налить себе еще портвейна.

— Мы находились в состоянии войны, — продолжил губернатор, тщательно выговаривая каждое слово, словно разговаривал с толпой имбецилов, — а война такая уж штука… на ней люди погибают.

70
{"b":"186851","o":1}