ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он на это намекал. Я не верю ему на все сто. Он насмотрится фильмов и начинает путать жизнь и кино. — Бэмби снисходительно посмотрела на книжки на столе и сказала: — Я тоже иногда так поступаю. Сразу становится легче жить.

Я постарался вернуть ее к нашей теме.

— Что же именно сказал Ральф?

— Точно не помню, у меня плохая память. Это было связано с тем, что случилось с Долли. Эта трагедия его подкосила. Он очень любил Долли.

— Это та самая Долли, которая вышла замуж за Брюса Кэмпиона?

Вопрос произвел неожиданный эффект: она соскочила с кровати и попятилась от меня в другой конец комнаты, что, впрочем, было не слишком далеко. Она приняла оборонительную позу у туалетного столика.

— Что вы так кричите? Тут соседи. Управляющий и так не дает мне покоя!

— Прошу прощения, Бэмби. Но это важный вопрос.

— Вы расследуете убийство Долли, да?

— Да. Ральф тоже?

— Вроде бы. Но из Ральфа какой сыщик! Хорошо бы расследованием занялись профессионалы. Долли была прелесть. Она не должна была умереть.

Бэмби уставилась в потолок, словно эпитафия Долли в то же время была молитвой во спасение самой себя. Медленно, почти бессознательно, она двинулась ко мне и, подойдя вплотную, уставилась сверху вниз глазищами, напоминавшими озера.

— Какой страшный мир!

— В этом мире порой попадаются страшные люди. Вы знаете Брюса Кэмпиона?

— Так, отдаленно. Ральф однажды привел меня к нему, когда еще была жива Долли. Она была от него без ума. Ходила за ним по пятам, словно собачка.

— Как Брюс Кэмпион с ней обходился?

— Нормально. Он вообще-то не очень обращал на нее внимание. Похоже, он терпел ее, потому что ему нужна была натурщица. Он и меня уговаривал. Но я сразу сказала: я еще не пала так низко, чтобы позировать для грязных картинок.

— Он рисовал грязные картинки?

— А какие же они еще. Долли говорила, он заставлял ее раздеваться донага. — Праведный гнев раздувал ноздри Бэмби. — Есть лишь один повод, когда девушке стоит раздеваться для мужчин.

— Почему Кэмпион на ней женился, если она была ему нужна только как натурщица?

— Ему было нужно кое-что еще. Мужики все одинаковы. Но она забеременела, и ему пришлось жениться.

— Так рассказывала Долли?

— Ей ничего и рассказывать не надо было. Я видела ее, когда мы пришли к ним с Ральфом.

— Не помните, когда это было?

— В конце лета. В августе или даже сентябре. Они еще не поженились, но говорили об этом, по крайней мере Долли. Ральф захватил бутылочку, мы выпили за их счастливую жизнь. Какое уж там счастье! Она в могиле, он в бегах. — Рука Бэмби коснулась моего плеча. — Это он ее убил, да?

— Улики против него.

— Ральф говорил, что это не так. По его словам, были другие факты, но полицейские их скрыли. Может, это так, а может, и нет. Ральфа не поймешь, когда дело касается его друзей. — Бэмби тяжело вздохнула.

— Когда Ральф вам об этом рассказал?

Опершись на мое плечо, она присела:

— В наш последний вечер. Мы много разговаривали.

— Он не сказал, какими сведениями располагает?

— Нет, он держал их в тайне. Человек тайны!

— Он не показывал вам никаких вещественных доказательств?

— Нет.

— Что было при нем, когда он от вас уезжал?

— Только то, что было на нем надето. Он вообще не собирался тут долго гостить, но вдруг подвернулась работа. — Бэмби заколебалась. — Я забыла про узел. Он оставил его у меня за пару дней до того, как кончилась его работа. Он не велел его развязывать. Но я на ощупь поняла, что там одежда.

— Какая?

— Не знаю. Узел был большой. — Бэмби развела руками, показывая его размеры. — Я пыталась расспросить о нем Ральфа, но он как воды в рот набрал.

— Может, там что-то краденое?

— Исключено. — Она покачала головой. — Ральф не такой.

— А какой?

— Разве вы его не знали?

— Не так хорошо, как вы.

После паузы она задумчиво заговорила:

— Ральф мне нравился. Не хочу его критиковать. У него было много хороших идей. Только он их бросал на полпути. Он никак не мог решить, кем быть. Помню, еще в детстве Ральф мечтал сделаться юристом по уголовным делам. Но он даже школы не кончил. И так всю жизнь.

— Он давно знал Кэмпиона?

— Лет десять, а может и больше. Они вроде бы познакомились в армии, в Корее. Когда мы с Ральфом навещали Брюса и Долли, они говорили о войне в Корее.

— Меня интересует этот дом. Не покажете его?

— Сейчас?

— Сейчас.

Она взглянула на будильник в кожаном футляре на столике:

— Я жду гостя. Он придет с минуты на минуту.

— Нельзя его отменить?

— Мне надо платить за квартиру. Кроме того, все равно там нет Кэмпиона. Он жил там недолго, год назад. Кто-то разрешил ему там поселиться.

— И все-таки я бы посмотрел дом.

— Завтра. Если вы угостите меня хорошим обедом, я вам все покажу. На той стороне озера замечательные места. Купите сандвичей, и мы устроим пикник.

— Я люблю ночные пикники.

— Но у меня свидание.

— Сколько собираетесь заработать?

Она нахмурила лоб:

— Я не думаю об этом. Мне дают деньги, я на них играю. Почему я должна их выбрасывать в помойку?

— Сколько же стоит часок-другой в вашем обществе?

— Двадцатку. — Она заморгала длинными ресницами. — И обед!

Мы сели в нанятый мною «форд» и поехали по шоссе, на север. Вокруг были густые леса. Над зубчатыми краями верхушек деревьев высыпало почти столько же звезд, как в Мексике. Стало холодать. Бэмби придвинулась ко мне.

— Включите печку, мистер. Я даже не знаю вашего имени.

— Л у Арчер. — Я включил печку.

— Приятное имя. Настоящее?

— Конечно, нет. Вообще-то меня зовут Натти Бампо.

— Не валяйте дурака!

— Имею право. Мы живем в свободной стране.

— Разве есть человек с такой фамилией. Натти, как там его?

— Бампо. Литературный герой. Великий охотник и следопыт.

— А вы?

— Стрелять умею, а вот что касается выслеживания зверя, это у меня лучше получается в асфальтовых джунглях.

— Гоняетесь за людьми?

— Еще как!

— А оружие у вас есть?

— Дома.

— Думаете, Кэмпион скрывается в лесном доме?

— Не исключено. Он человек опасный.

Она нервно хихикнула:

— Просто вы меня хотите напугать. Я думала, он слюнтяй. Ходил в беретике, рассуждал об искусстве.

— Он не слюнтяй.

— Это как понять?

— Пора мне тебе все рассказать. Долли не единственная жертва. В мае погиб Ральф, был заколот ледорубом, — вскоре после того, как ты его видела. Кэмпион — подозреваемый номер один.

Бэмби резко глотнула воздух и никак не могла его выдохнуть. Она страшно напряглась. Наконец выдохнула со словами:

— Ошибаетесь. Может, Кэмпион и убил Долли, чего не бывает между мужем и женой, но он никогда не поднял бы руку на Ральфа. Тот боготворил его, считал величайшим...

— А как относился Кэмпион к Ральфу?

— Любил его. У них были прекрасные отношения. Ральфу льстило, что его друг художник. Он и сам хотел стать художником...

— Я знал несколько художников. В общении это были не самые легкие люди.

— Но они не убивали людей ледорубами. — Пожалуй, только сейчас до нее дошел смысл сказанного мной. Ее сотрясала дрожь. — Ральф действительно погиб?

— Я видел его в морге. Извините меня, Бэмби.

— Бедняга Ральф. Домечтался.

Некоторое время мы ехали молча. Бэмби стала беззвучно плакать. Затем сказала, обращаясь к темноте за окном:

— Все мои друзья умирают. Я чувствую себя глубокой старухой.

Среди деревьев замелькало озеро, словно полированная сталь с отблесками бесконечности.

— Расскажите мне о Долли.

— Что тут рассказывать. — Голос у Бэмби был хриплым. — Она приехала сюда прошлой весной в поисках работы. Сначала работала в игорном клубе, разменивала деньги клиентам, потом нашла себе мужчину. Старая история.

— Только с иным финалом. Ты ее хорошо знала?

— Что тут знать? Обыкновенная девочка из глубинки. Когда она потеряла работу, я стала ее опекать. Потом Ральф познакомил ее с Кэмпионом. Вот и все.

28
{"b":"18686","o":1}