ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь нужно было как-то незаметно от них ускользнуть и предупредить скаутов.

— Пойду, отолью, — шепнул я, пятясь задом. Никто и не подумал меня останавливать. Обежав здание вокруг, я взобрался по водосточной трубе на крышу, оттуда спустился на крышу постоялого двора и через балкон оказался в нашей комнате.

— Ну, как прогулка? — не поворачиваясь ко мне, спросил Аш, он все так же лежал на боку. — Ножик не пригодился?

— Пригодился, — ответил я.

Оба скаута разом спустили ноги с кроватей. Сна у них не было ни в одном глазу.

— Рассказывай, — потребовал Маш. — И подробно.

Я в двух словах поведал о работорговце и, не теряя времени, перешел к бандитам в переулке.

— А это, уже интересно, — Аш осторожно выглянул в окно.

— Они в переулке с другой стороны дома, — сказал я. — Отсюда их не увидеть.

Маш уже складывал последние вещи. Скауты были легки на подъем.

— Спускаемся в конюшню, — приказал он. — В темноте, которую они сами устроили, будет легко смыться.

Конюшня была пуста. Запиралась она изнутри, так что конюхи не боялись нежданных гостей. Обернув копыта коней мешковиной, мы открыли ворота и тихонько скользнули во тьму.

Маш хорошо ориентировался даже в темных переулках, так что мы вскоре оставили постоялый двор далеко позади, а вместе с ним и незадачливых наемных убийц.

Городские ворота были заперты на ночь, но за три серебряные монетки стражник выпустил нас без лишних вопросов. Мы пришпорили своих лошадок и поскакали по инсарскому тракту, ведущему прямиком к побережью.

Глава 10

Инсарский тракт был проложен через инсарский лес и паарийские пустоши. Лучшей дороги я в жизни не видел! Четыре телеги могли спокойно ехать по ней в ряд и не сцепляться колесами.

Плиты, которыми был вымощен тракт, были из твердого черного камня, который даже спустя столетия выглядел как новенький.

Конские копыта звонко цокали по полированной поверхности, увеличивая расстояние между нами и Инсаной с каждой минутой.

Через ровные промежутки были установлены газовые сферы, освещавшие нам дорогу. Круглосуточно открытые лавки вдоль тракта, предлагали путникам освежительные напитки и закуски.

Повсюду светились вывески постоялых дворов, для путешественников не поспевших к закрытию ворот. Дешевые бордели с открытыми балконами и кабаки с веселыми завсегдатаями.

Мы пустили своих лошадок шагом, чтобы не привлекать лишнего внимания.

— Интересная история, получается, — покачал головой Маш. — Похоже, жрец, которого мы по глупости упустили, оказался упорным. Он ни за что не сдастся, пока не вернет своих идолов.

— Ну, он их по любому не вернет! — хихикнул Аш. — Может сообщить ему об этом при следующей встрече?

— Лучше всего прикончить его пока не поздно, — Маш выглядел обеспокоенным. — Очень уж он прыткий! Неприятностей от него не оберешься.

Жрец на самом деле проявил чудеса изворотливости и не заурядный организаторский талант. Сначала он собрал против нас лесных бандитов, а потом и городских. Я тоже начинал волноваться.

— А если он проследит за нами до самой Паары?

— Думаю, что так оно и будет, — согласился Маш. — Однако погони можно не опасаться. Инсанское отребье с ним не пойдет, так что в Пааре ему придется искать новых союзников.

— А что нам стоит его самого подкараулить на пути в Паару? — Аш хлопнул кулаком по ладони. — Раздавим его как комара!

— Твой план, боюсь, не выполним, — покачал головой Маш, указывая на многолюдье вокруг нас. — Он легко сможет проскользнуть мимо незамеченным. Попробуем устроить ему ловушку уже в Пааре.

Паарийские пустоши, начинавшиеся за инсарскими лесами, очень походили на дикие степи. Мы съехали с дороги и пустили коней вскачь. Лошадки радовались свободе, словно малые дети. Темные и влажные леса, с мошкарой и запахом гнили, их угнетали. Будучи животными послушными и покладистыми они терпеливо сносили все лишения, но мы все равно понимали, что животные страдают.

Теперь, наши скакуны бросились наперегонки, весело всхрапывая и взбрыкивая задними ногами.

Мы тоже хохотали от радости. День был солнечный, по небу неспешно ползли белые облака, время от времени накрывая нас прохладными одеялами тени.

Воздух был напоен горьковатыми ароматами степных трав. Воздух пьянил! Да просто голова шла кругом от внезапно раздвинувшихся горизонтов.

Из-под копыт наших скакунов, то и дело вспархивали стайки пестрых птичек. Пару раз мы вспугнули добычу и покрупнее, однако, скауты не проявили к охоте никакого интереса.

Было хорошо просто наслаждаться быстрой ездой и ни о чем не думать.

Далеко впереди появилась громада кургана с каменными истуканами на верхушке. Маш махнул рукой в ее направлении. Мы пришпорили коней и помчались наперегонки.

На вершине кургана мы остановились, вспотевшие, запыхавшиеся, но счастливые. Аш выбросил руку, вперед указывая на горизонт. Прищурив глаза, я вгляделся вдаль и охнул от восхищения.

Это были паруса! Они плыли в желтом мареве степных трав как белые облачка.

— Внутреннее море! — воскликнул Аш. — Колыбель всей жизни!

Мы молча стояли, любуясь зрелищем, только ветер свистел в ушах, да тихонько переговаривались лошадки.

Мы пустили своих верных скакунов пастись, а сами уселись в тени исполинских идолов. Скауты разостлали на земле попону и выложили на нее наши нехитрые припасы. Сыр, хлеб, копченое мясо и мех с вином. Я достал из сумки пакет с сушеным виноградом, купленным в Инсане, и десяток красных яблок.

Наша трапеза была вкуснее любых яств, что подавали в трактирах. Старый скаут глядел, с каким аппетитом мы с Ашем уплетаем еду и улыбался.

— Жаль, что ты скоро покинешь нас, мастер Маркус, — вздохнул он. — Я вижу в тебе задатки настоящего скаута!

У меня уши зарделись от похвалы, я почувствовал, что весь предательски краснею.

— Скажешь тоже, — Аш подмигнул мне. — Нашего юного друга ожидают такие чудеса, о которых мы только в балладах и слыхали!

Маш презрительно фыркнул.

— О нас самих в пору баллады слагать! — он толкнул Аша в плечо. — Вот ты бы этим и занялся! Вспомнил бы о своих талантах!

— Не, — Аш впился зубами в сочное яблоко. — Рифмы больше не живут в моей голове. Их все солнышко повыжгло, да скачка порастрясла.

Мы дружно засмеялись, представив, как у Аша сыплются рифмы из ушей.

— К тому же баллады, больше про мертвых героев сочиняют, а я намерен оставаться живым как можно дольше!

Город Паара был окружен длинной цепью крепостных стен. Город стоял на холме, а крепостные стены спускались к самому морю, охраняя порт и дорогу к нему.

— Ума не приложу, — сказал Аш. — Почему они не построили город на берегу моря. Тогда не пришлось бы и тратиться на всю эту фортификацию!

— Все очень просто, — пояснил Маш. — В древности, на морях хозяйничали пираты. Они часто разоряли прибрежные поселения, вот и пришлось поселенцам строить город на хорошо укрепленном холме.

Стены Паары были еще выше, чем у Инсаны. Огромные квадратные башни возносились, казалось, к самим небесам. Такого величия я даже представить себе не мог!

Все что я читал о Пааре, сидя дома в Лие не могло даже отдаленно дать представления о ее величии. Ведь прежде я мыслил провинциальными мерками. Лие казался мне огромным городом, а наши крепостные стены казались выше небес! Теперь, я видел, что стены моего города были не выше портовых укреплений Паары, а весь город мог спокойно уместиться на территории ее доков.

Гавань Паары считалась одной из лучших во Внутреннем море. Она могла одновременно вместить тысячи кораблей и все равно останется свободное место!

Мы смотрели на лес мачт, более густой, чем леса вокруг Лемннарка. Так вот, оказывается, куда Исмарга продает древесину!

Торговые суда важно покачивались на якорях с забранными парусами. Величественные галеры грациозно скользили по зеркальной поверхности моря, буксируя торговцев к разгрузочным пристаням и к сухим докам.

53
{"b":"186869","o":1}