ЛитМир - Электронная Библиотека

Руки марионетки сжались на горле мастера, и его глаза полезли из орбит.

– Одно движение моего пальца, – прошептал кукловод, склоняясь над жертвой. – И кукла оторвет твою поганую голову!

– Здесь ничего нет! – мастер Энгас перепрыгнул через стол, и быстрыми шагами пересек комнату. – Ни одного тохра!

Мастер Креатур захрипел и закашлялся, безуспешно пытаясь оторвать пальцы куклы от горла.

Лекарь принялся сбрасывать на пол картины со стен, откатывать с пола ковры, и сдвигать мебель, в поисках тайника.

– И здесь ничего, – рука доктора потянула из ножен дагу. – У нас мало времени, командир, позвольте я попробую развязать ему язык!

Марионетка послушно отступила в сторону, и мастер Креатур со стоном поднялся на колени, трясущимися руками растирая горло.

– Вы только зря потратите время, а его у вас и так совсем не много, – на лице мастера появилась издевательская ухмылка. – Стража будет здесь с минуты на минуту. Я послал за ней голема в тот же миг, когда услышал, как кто-то пытается взломать мою дверь!

Лекарь не обратил на слова старика никакого внимания. Он выкрутил ему руку за спину, а кончик кинжала засунул в ноздрю.

– Пока мы дожидаемся стражу, может, ты все же вспомнишь, куда припрятал золото? – Элисед нахмурился, следя за манипуляциями мастера Энгаса.

– Какое золото? – старик застонал. – Я уже давно позабыл, как оно выглядит!

Из его ноздри потекла тоненькая струйка крови, а лекарь принялся медленно проворачивать кинжал.

– Неужели вы думаете, что я бы вам его не отдал? – взвыл мастер Креатур, и из его глаз брызнули слезы.

Айс стоял в сторонке, с ужасом наблюдая за происходящим. Он, конечно, ненавидел подлого старика всеми фибрами своего существа, однако смотреть на такие пытки было сверх всяких сил.

– Оставьте его! – воскликнул он, умоляюще глядя на мастера Энгаса. – Неужели вы не видите, что он не врет!

Лекарь презрительно хмыкнул.

– Вы, молодой человек, и представить себе не можете, что эти жлобы могут вытерпеть ради пары золотых, – он вытер кончик кинжала о щеку старика. – Их можно на ремни резать, потрошить их челядь и жечь на огне их родичей, и все равно не выдавить даже горстки медяков!

Элисед с ненавистью поглядел на трясущегося от страха мастера Креатура, и мотнул головой, указывая на открытую дверь, ведущую во внутренний дворик.

– Тогда сделаем небольшой перерыв, – его глаза яростно блеснули, когда он обернулся к Айсу. – Тебе, наверно, не терпится увидеться со старым другом?

Юноша понял все без слов. Мигом позабыв о старике, Айс бросился вперед, к распахнутой двери.

Кирк лежал на каменном ложе, оплетенный сетью из черных матовых цепей.

– Тевалийская сталь! – воскликнул он, хватаясь за холодные звенья. – Так вот, как им удалось его удержать!

Голем услышал голос юноши, повернул голову и радостно загудел.

– Ууууу!

– Я тоже рад тебя видеть! – Айс почувствовал, как к горлу подступила горечь, и вцепился в голема, обеими руками обняв его за голову. – Ты себе даже не представляешь, как я рад тебя видеть!

Чуть в стороне под навесом виднелась груда инструментов, которыми пользовались каменотесы, а над ними возвышался круглый диск механической пилы, которым распиливали самые прочные каменные породы.

– Вижу, вам так и не удалось его распотрошить, – хмыкнул Элисед, толкая мастера Креатура в спину. – Глядите, у вас даже пила осталась без зубьев!

Айс с ненавистью уставился на трясущегося от страха старика.

– Так он пытался распилить Кирка?!

Горячая волна хлынула откуда-то изнутри, наполняя рот запахом горелой серы и прокисшего молока.

Юноша закашлялся, и встал на ноги, подобрав с земли кувалду, покрытую каменной пылью.

– Я не сделал на нем ни царапины! – мастер Креатур кивнул на связанного голема. – Камень, из которого он сделан, такой прочный, что его не берут даже алмазные сверла!

Лекарь скользнул вперед, и не без труда выдернул кувалду из побелевших пальцев юноши.

– Давайте, молодой человек, лучше освободим вашего друга, а со старым прохвостом потом разберемся.

Заскрипела длинная металлическая рукоять, стальные крючья провернулись, и цепь из тевалийской стали с грохотом упала на землю.

– Аааао! – вздохнул Кирк и легко встал с каменного ложа.

Поднявшись на ноги, он покрутил головой в разные стороны, словно разминаясь, сбрасывая с себя каменную крошку, металлическую стружку и обломки пилы.

– В древности умели делать големов, не то, что сейчас, – ухмыльнулся Элисед, кивая на глиняную громаду, торчащую над крышей дома. – Вам бы пугала огородные делать, вот где бы вы озолотились!

Мастер Креатур злобно оскалил зубы.

– Вы не понимаете, о чем говорите, – зарычал он. – Делать големов это искусство, передающееся из поколения в поколение, делиться которым, я не с кем не намерен!

Ненавидящий взгляд переместился на Айса.

– И тебе, выскочка, со своим серебром, стоило бы это знать!

Арпадар грубо толкнул старика в спину костяным кулаком, и он покатился в пыль, прямо к Кирку под ноги.

– Не обращай внимания, – усмехнулся Элисед. – Пусть лает, он уже никого не сможет укусить!

В руке кукловода появился золотой ключ с изящной витой рукояткой в виде дракона.

– Давай-ка лучше поглядим, что у твоего друга спрятано внутри!

Глаза мастера Креатура вспыхнули как угли, и он подался всем телом вперед, стараясь получше разглядеть ключ.

– Я знал, что вы можете его открыть, – захрипел он, поднимаясь на ноги. – Я знал, что вы захотите поглумиться над стариком, показав ему, какие сокровища находились у него на расстоянии протянутой руки!

Отпихнув мастера в сторону, Элисед спустился по ступенькам и вложил ключ Айсу в ладонь.

– Давай, не тяни, иначе я умру от любопытства!

Кирк медленно повернул голову, рассматривая ключ черными кристалликами глаз, потом повернулся к Айсу, и осторожно опустился перед ним на колени.

– Я бы на вашем месте не очень на это рассчитывал, – пробормотал юноша, глядя на товарищей. – А вдруг ключ не подойдет?

– Попробовать все равно стоит, – произнес Элисед и сложил руки на груди, стараясь скрыть охватившее его волнение. – Так ведь?

Айс шагнул вперед, положил ладонь на прохладную грудь Кирка, и тихонько вздохнул. Он знал, что этот ключ ничего не откроет. Он-то знал, что настоящий ключ лежит у него на дне кошелька, однако говорить об этом никому пока не собирался.

Испещренный непонятными значками золотой ромб приблизился к отверстию в груди голема. Металл заскреб по камню, ключ провалился по самую рукоятку и пальцы юноши задрожали.

Надавив ладонью на золотого дракона, Айс задержал дыхание и, повернув, потянул на себя.

Едва слышно что-то щелкнуло, и спина голема треснула. Двойная дверца распахнулась, обнаружив тайник, который вот уже пятьсот лет оставался запертым.

– Ничего не понимаю, – пробормотал Айс, машинально опуская руку на кошелек, в котором было спрятано кольцо. – Ключ-то подошел!

Элисед одним прыжком оказался рядом с големом, и, подмигнув товарищу, поманил его рукой.

Тайник был большой. В нем, при желании, мог бы поместиться даже взрослый человек.

Нижнюю часть занимала деревянная коробка, с крышкой обтянутой шелковой тканью, расписанной выцветшими от времени экзотическими цветами, и позолоченными ручками.

Выше находились многочисленные полочки, на которых лежали книги в кожаных переплетах и всевозможные письменные принадлежности.

– Вот это да! – Элисед протянул руку вперед, и потянул на себя одну из позолоченных рукояток.

Выдвинувшийся столик из красного полированного дерева был запачкан чернильными кляксами, поверх которых лежал засохший венок, сплетенный из полевых цветов.

Кукловод осторожно прикоснулся к бледно-голубому цветку и вздрогнул, когда венок неожиданно обратился в прах.

– Да это же настоящий походный секретер! – воскликнул Айс, снимая с полки книгу, перевязанную золотым шнуром.

34
{"b":"186871","o":1}