ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И повсюду, всегда и везде рядом с туристами местная обслуга, безукоризненно вежливая, вышколенная, услужливая, готовая выполнить любую прихоть своих повелителей из высшей расы. От этого кружится голова даже у самых зачморенных работяг из трущоб провинциальных городов. И не зря самой большой наградой для такого работяги, из-за которой, порой, убивают и продают, станет разрешение на сверхлимитную третью поездку…

Он, Оонк, тоже совершил в детстве свое Волшебное Путешествие. И уже тогда его поразила та тупая нерассуждающая покорность, с которой воспринимают свою незавидную участь большинство кронтов. А меньшинство… У этих под маской покорности скрываются целые бездны страха и ненависти, ненависти и страха перед жестокими завоевателями. Иногда эта ненависть прорывается наружу, и тогда по планетам-колониям прокатываются бессмысленные и страшные бунты, в которых, порой, вырезаются до последнего человека целые поселки Имперских колонистов.

Десять лет назад на Кронтэе вспыхнуло самое настоящее восстание. Там было централизованное руководство, организация нападений на военные базы и транспорты вербовщиков и даже попытка прорваться в курортную зону, чтобы захватить в заложники туристов. Он, Оонк, сам допрашивал схваченных главарей (иронично: кронтам запрещено бывать в Метрополии, и единственными, заслужившими эту привилегию, оказались вожди мятежа). Все они принадлежали к так называемой туземной администрации – лидеры общин, переводчики, учителя, надзиратели – представители того тончайшего образованного слоя, который Империя считала своей опорой в полудикой массе кронтов.

Именно тогда он, Оонк, понял, насколько велика эта пропасть. Кронтам не место в его Империи. Нет, он не будет их уничтожать, он просто загонит их в резервации на своей планете и предоставит собственной судьбе. Эта раса уже сломлена, ее силы подорвали постоянная принудительная вербовка, каторжный труд на далеких планетах, ничтожное прозябание на подачках колониальной администрации, последовательное оглупление и унижение расы путем уничтожения ее интеллектуальной элиты. Пройдет еще несколько сотен лет, и они тихо исчезнут, окончательно оставив космос Империи и, возможно, филитам.

Он пожертвовал Филлиной, чтобы отвлечь внимание своих генералов от дел в Метрополии. Гдоод тоже хорошо понимает, что двоим нет места на вершине. За ним стоит грозная сила Космофлота. Решись он на переворот первым, и ему, Оонку, будет почти нечего ему противопоставить.

Но Гдоод слишком любит играть наверняка и поэтому проиграет. Он клюнул на наживку, рассчитывая, что власть сама упадет в руки покорителя Филлины. В этом Гдоод прав, но он потерял темп, а он, Оонк, этот темп выиграл! И не зря он, Оонк, направил на Филлину своим представителем не кого-нибудь, а тупого и прямолинейного генерального комиссара Ургеу, которого так легко и сладостно обыгрывать. Победа над слабым противником расслабляет, и Гдоод не успеет ударить первым, когда придет время игры на опережение!

И все же он, Оонк, рад, что филиты приняли его предложение, и половину планеты пока удалось уберечь от бравых генералов. Филлина может стать именно тем толчком, что возродит космическую экспансию Империи, покончит с унизительным топтанием на пятачке "Зоны действий". Эта раса молода и активна. Она проложит новые дороги, по которым затем пойдет и Империя.

Только… Сумеют ли филиты забыть, чем стал для них первый контакт с Империей? После победы он готов принести извинения, выплатить компенсацию, вернуть им часть земель… Они не прогадают – в обмен они получат выход в космос на правах не слуги, а честного вассала, младшего партнера, почти равного. Они получат жизненное пространство, новую технику, это будет мощный толчок в их развитии.

Но если они не забудут и не простят… Тогда их надо будет безжалостно добить, не дав им не малейшего шанса нанести удар в спину. И не зря на Филлине работает группа из Отдела специальных исследований Службы Безопасности, которой поручено найти и создать действенное биологическое оружие против филитов… Если понадобится, он, Оонк, не колеблясь, прикажет пустить его в ход.

И поэтому – пока никакой вербовки рабочих с Филлины. Империя – для имперцев: вот каким должен стать его принцип на ближайшие несколько лет. Ради этого он готов пойти навстречу тем просителям, что вот уже которую дюжину лет оббивают пороги в канцелярии Совета Пятнадцати. Колонии получат права провинций, управители станут губернаторами, на периферию распространится большая часть положений экономической реформы. Может быть, он даже разрешит колониям создать свое обрабатывающее производство, чтобы на месте изготовлять простейшее оборудование и запчасти. В конце концов, подобная политика уже триста лет проводится на Тэкэрэо, и ничего – не развалилось.

Но всякие разговоры о самостоятельности колоний нужно выжигать каленым железом. Прекращение поставок – слишком действенное оружие. Метрополия уже не может жить без колониального сырья и колониального продовольствия, поэтому экономическая зависимость колоний от метрополии должна остаться.

И вот уж, где особенно надо навести порядок – это в сельском хозяйстве. Сейчас почти все оно основано на дешевом труде кронтэйских рабов, что не только неэффективно, но и небезопасно. В его штабе предлагают или передать плантации в собственность предприимчивым людям, или преобразовать их в высокомеханизированные агропромышленные комплексы, но такая перестройка требует времени. И во время переходного периода либо придется потуже затянуть пояса, либо активнее привлекать к обязательным поставкам скваттеров.

Скваттеры – вот кого стоит поддержать Вождю Нации. Они заслуживают этой поддержки. Иногда даже странно: скваттеры нарушают закон, они бесправны, часто гонимы, обираемы всеми – от управителя колонии до последней шестерки в канцелярии районного уполномоченного. Они постоянно рискуют потерять все то, что наживали годами, даже погибнуть, наконец. Но все же тысячи и десятки тысяч всеми правдами и неправдами добывают разрешения на право жительства в колониях, бросают подчас перспективную и хорошо оплачиваемую работу, отрываются от такой привычной и гарантированной кормушки, чтобы отвоевать у чужого леса или саванны несколько гектаров земли, вручную построить там дом и вкалывать, вкалывать, вкалывать! Горбатиться от зари до зари с прадедовским мотокультиватором, воевать с местной флорой и фауной, постоянно бояться засухи, потопа или визита колониальной администрации. И при этом всем выращивать невиданные урожаи и в удачные годы кормить целые округа!

Такие люди заслуживают не только поддержки – уважения. Они будут истинными гражданами его будущей великой державы. Поэтому для нынешних скваттеров обрабатываемая ими земля станет их собственностью, а новички получат ее сначала в аренду за небольшую плату с правом последующего выкупа.

Конечно, скваттерам за это придется платить налоги. Говорят, они обожают собственную независимость и не желают иметь никаких дел с властями, но на такую сделку они пойдут. Взамен они получат легальный статус, покой, технику, льготные ссуды, страхование – он, Оонк, не сомневается, что их удастся приручить.

Но для этого в колонии должны пойти самые лучшие, самые надежные, самые умелые кадры. Он, Оонк, не сможет непосредственно контролировать их, поэтому очень много зависит от того, насколько эти люди будут готовы исполнить его планы.

Люди! Вот главная проблема! Откуда взять достаточное количество людей, на которых можно положиться, которые разделят и воплотят в жизнь его идеи, которые будут готовы отказаться от привычного воровства и взяточничества, и которые возглавят процесс реформ на заводах, в конторах, судах, в районах, округах, провинциях?…

Впрочем, найти таких людей не настолько сложно, как кажется на первый взгляд. Они всегда на виду – инициативные и деловые директора заводов и начальники цехов, активные и талантливые администраторы в районных и окружных управлениях, толковые и надежные офицеры Космофлота и Службы Безопасности, удачливые и оборотистые дельцы черного рынка. Они – чужеродный элемент в теле Системы, им завидуют, на них пишут доносы, большинство из них занесены в базы данных Службы Безопасности как подозрительные или явные нарушители законов, их не любят и боятся начальники. Но именно они, они движут Империю, заставляют вращаться ее ржавые шестеренки, они служат опорой Системе, эксплуатирующей и отторгающей их.

146
{"b":"186880","o":1}