ЛитМир - Электронная Библиотека

Сделав очень важное лицо, какие бывают у юристов, я прошел через турникет к местам для адвокатов и сел на пустой стул рядом с Кейвом. Он поднял глаза от стенограммы суда, которую лениво изучал. Несмотря на свою бледность, приобретенную в тюрьме, он был красивым мужчиной. В нем было что-то мальчишеское. Волосы каштановые и вьющиеся. Женщины любят ворошить такие волосы пальцами. Но губы его были крепко сжаты, глаза темные, взгляд острый.

Я еще не успел представиться, как он тихо спросил:

— Вы — детектив, о котором говорил Род?

— Да, моя фамилия Арчер.

— Вы зря тратите свое время, мистер Арчер. Вряд ли вы сможете что-то для меня сделать. — Говорил он все это скучным и монотонным голосом, как будто перекрестный допрос проехался по его чувствам и раздавил их окончательно.

— Не может быть, чтобы все было так уж плохо, Кейв.

— Я этого не сказал. Все о'кей. И я знаю, что делаю.

Я прикусил язык. Не мог же я ему сказать, что его адвокат не верит, что его дело можно выиграть. Раздался громкий и взволнованный голос Харви, утверждавший, что некоторые вопросы не относились к делу и не имели никакого значения.

Кейв наклонился ко мне и шепотом спросил:

— Вы с ней связывались?

— Это она наняла меня.

— При сложившихся обстоятельствах — это зря. Или вы не знакомы с обстоятельствами?

— Как я понимаю, если она выступит в качестве свидетеля, то рискует потерять дочь.

— Вот именно. Почему, как вы думаете, я не хотел называть ее имени? Отправляйтесь к ней и скажите, что я благодарен ей за заботу, но не нуждаюсь в ее помощи. Они не могут осудить невиновного человека. Я не стрелял в свою жену, и мне не нужно алиби, чтобы это доказывать.

Я посмотрел на него с восхищением. Подмышки его светлого габардинового пиджака потемнели от пота. Он был напряжен, как струна.

— Вы знаете, кто стрелял в вашу жену, Кейв?

— У меня есть подозрения на этот счет. Но не будем этого касаться.

— Ее новый поклонник?

— Не будем этого касаться, — повторил он, опустив свой нос с горбинкой в бумаги.

Судья пригласил присяжных. Харви сел рядом со мной. Он был в плохом настроении. Кейв вернулся на место для свидетелей.

То, что произошло потом, можно было назвать моральным убийством. Окружной прокурор заставил Кейва признать, что с тех пор, как тот демобилизовался из армии, он фактически нигде не работал и ничего не зарабатывал, играл в теннис и в театре, но как любитель, и что у него не было своих средств к существованию. С 1946 года, когда он женился, Кейв жил на деньги своей жены и часто использовал их для увеселительных поездок с другими женщинами. Прокурор повернулся к Кейву спиной, выражая тем самым свое презрение к нему, и спросил:

— И вы еще позволяете себе обсуждать моральные качества вашей жены — женщины, которая дала вам все?

Харви выразил протест. Судья предложил окружному прокурору перефразировать свой «вопрос».

Прокурор кивнул и повернулся лицом к Кейву:

— Сегодня утром вы сказали, что у миссис Кейв был другой мужчина, ведь так?

— Да, я сказал это. И это правда.

— Вы можете это доказать?

— Нет.

— Кто же этот неизвестный?

— Не знаю. Я знаю только то, что сказала мне Рут.

— Но ее уже нет, чтобы она могла вас опровергнуть. Скажите нам честно, мистер Кейв, ведь ничего такого не было? Вы все это выдумали?

Лоб Кейва блестел от пота. Он вынул носовой платок из нагрудного кармана и вытер лицо. Прикрыв нижнюю часть лица платком, как маской, Кейв окинул взглядом зал. Некоторое время в зале царило молчание.

Потом Кейв мягко возразил:

— Нет, я ничего не выдумывал.

— И вы утверждаете, что этот человек существует не только в вашем богатом воображении?

— Существует.

— Где? Кто он? Как его имя?

— Не знаю. — Кейв повысил голос. — Если это так вам интересно, почему вы не найдете его? В вашем распоряжении большой следственный аппарат.

— Нельзя найти человека, которого не существует. Никакой следователь не в состоянии этого сделать. Ни мужчину, мистер Кейв, ни, кстати, женщину.

Прокурор посмотрел на судью, который недовольно сверкнул глазами. Судья отложил заседание до следующего утра. Я купил бутылку «Скотча» в винном магазине, взял такси и поехал к миссис Килпатрик.

* * *

Когда я постучал в дверь коттеджа из красного дерева, кто-то изнутри начал крутить ручку двери. Я толкнул дверь, и она открылась. Белокурая девочка подняла на меня глаза. Личико у нее было зареванное.

— Мама не просыпается.

Я увидел на ее коленке засохшую кровь и побежал за ней. Джейнет Килпатрик лежала в холле на полу, ее блестящие белокурые волосы были в крови. Я поднял ее голову и увидел дырку на виске. Кровь из нее больше не шла.

Ее маленький синий пистолет лежал на полу рядом. Из него был сделан всего один выстрел.

Девочка дотронулась до моей спины.

— Мама больна?

— Да, Джейни, она заболела.

— Вызовите доктора, — сказала она мне с трогательной серьезностью.

— А разве его здесь не было?

— Я не знаю, я спала.

— А кто-нибудь здесь был, Джейни?

— Кто-то был. Мама с кем-то разговаривала. Потом послышался громкий удар, я спустилась вниз, а мама не просыпается.

— Это был мужчина?

Она отрицательно покачала головой.

— Женщина, Джейни?

Она молча опять покачала головой. Я взял ее за руку и вывел на улицу к такси. Ослепительный вид улицы, похожий на открытку, придавал нереальность смерти, которую я только что видел. Я попросил таксиста рассказать девочке сказку подлиннее и повеселее, а сам вернулся в темный холл, чтобы позвонить по телефону.

Сначала я позвонил шерифу. Затем Фрэнку Килпатрику в Пасадену. Слуга подозвал его к телефону. Я сказал ему, кто я такой, где нахожусь и что его бывшая жена мертва.

— Какой ужас, — он говорил на правильном английском, как все, кто заканчивал один из престижных американских университетов. — Вы полагаете, что Джейнет покончила с собой? Она часто пугала меня этим.

— Нет. Не думаю, что она покончила с собой. Ваша жена была убита.

— Как это ужасно!

— Зачем так расстраиваться, Килпатрик? Это вдвойне вам выгодно. Вы получили свою дочь, которую так хотели получить, и избавились от своей жены.

Я говорил ему жесткие вещи, но я был ожесточен. После того, как люди шерифа закончили заниматься со мной, я решил нанести визит третьему лицу, имеющему отношение к этому делу.

* * *

Солнце к тому времени уже опустилось в море. Восточная часть неба покрылась перистыми облаками, напоминавшими рисунки, которые часто делают дети белой краской, пользуясь вместо кисточки пальцем. Полутьма, опустившаяся на город, напоминала серо-стальную воду, текущую между домами. На втором этаже дома, выдержанного в стиле калифорнийско-испанской архитектуры, где у Харви был офис, горел свет.

Я постучал в дверь. Харви открыл ее. Он был без пиджака, галстук сполз набок. В руках он держал листок бумаги. Изо рта пахло чем-то кислым.

— В чем дело, Арчер?

— Это вы скажете мне, в чем дело, любовничек.

— Что вы имеете в виду, не пойму?

— Это ведь вы были тем мужчиной, за которого хотела выйти замуж Рут Кейв. Вы собирались разойтись и построить новую семью на ее деньги.

Он отступил в комнату, большой неряшливый мужчина, который странно не подходил к белой коже и черненому железу мебели, стоявшей вдоль покрытых ореховыми панелями стен. Я вошел вслед за ним. Дверь автоматически закрылась.

— Какого черта? Что за чушь вы несете? Мы с Рут были друзья, я вел ее дела — вот и все.

— Не пытайтесь обмануть меня, Харви. Я не ваша жена и не ваш судья. Два часа назад я был у Джейнет Килпатрик.

— Что бы она ни говорила, все это ложь.

— Она ничего не говорила, Харви. Я нашел ее мертвой.

Глаза его сузились и приобрели металлический блеск.

На его мучнистом лице они выглядели, как шляпки гвоздей.

5
{"b":"18689","o":1}