ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ударил бог мечом по камню, разлетелись в стороны искры, вспыхнуло сияние, но померкло, и в испуге попятился бог Орок, ибо перед ним возникло создание с рыжими волосами и красными глазами, парящее на кожистых крыльях. И сказал умирающий бог:

— О создание! Ты некрасиво, но скажи мне, кто ты?

— Отец, я Терон, порождение Меча, — отвечало создание, — и твой сын.

И тогда познал печаль умирающий бог; он мог бы произнести суровые слова, и тогда исчезло бы его создание, но ему стало жаль его, и он возгласил:

— О создание мое, ты будешь жить!

Так и это создание бога Орока получило жизнь, и ему тоже не было суждено одиночество, ибо Орок сотворил и для него сестру, свежую и прохладную, словно вода в ручье, и назвал ее Джавандрой.

И стали дети бога Орока жить с ним во дворце, но отец отворачивал от них лицо свое.

Медленно проходили тысячелетия, и еще много раз приходил умирающий бог к Камню и сотворил множество созданий. Но ни одному из этих существ он не дарил жизни, ибо теперь хотел создать нечто совершенное. Вновь и вновь ударял бог мечом по камню, но все свои создания отправлял обратно, в царство Небытия.

И духи Несозданных кричали во дворце Орока, но бог не слушал их.

2

Прошло время, и настало последнее тысячелетие жизни умирающего бога. Знал бог, что скоро уже не сможет он сотворить ни одного создания, и решил он, что нужен ему достойный наследник. Пришел бог Орок к Камню Бытия и Небытия, взглянул на камень, посмотрел на Меч и возгласил:

— О Камень Бытия и Небытия! Прекрасно то сияние, что вспыхивает, когда меч ударяет по тебе! Так даруй же мне сына столь же ясного и красивого!

И на этот раз, когда меч бога ударил о камень, сияние не померкло, и возникло перед очами бога Орока существо в ореоле света. И прошептал умирающий бог этому созданию:

— О светлое создание! Как ты прекрасно! Скажи мне, кто ты?

И сияющее создание отвечало:

— Я Агонис, порождение Света, отец. Я — твой сын.

И тогда познал умирающий бог радость, и повел своего сына в тронный зал, и усадил на трон рядом с собой.

Как-то раз светловолосый сын бога Орока вышел прогуляться в сад и увидел там своего темноволосого брата, который разговаривал с кем-то невидимым.

— Брат, с кем ты разговариваешь? — спросил Агонис. И его брат Корос обернулся к нему и улыбнулся.

— Ты не слышишь? Повсюду вокруг нас кричат и плачут Духи Несозданных. Я думал, что только наш отец не слышит их. Не знал я, брат мой, что ты слышишь ушами отца нашего.

С этого дня и Агонис стал слышать печальные крики. И сказал Агонис отцу своему:

— Отец мой, Несозданные жаждут родиться. Нельзя ли мне сотворить мир, где они могли бы жить?

И отвечал сыну умирающий бог:

— Сын мой, ты так добр, что я еще сильнее люблю тебя за это. Однако есть существа, которым не стоит дарить жизнь. Ты можешь создать для них мир, но сначала ты должен отделить добрых существ от злых.

И занялся Агонис этим делом, и стал призывать к себе Несозданных одного за другим.

Но позавидовал брату своему Корос. И сказал он Агонису:

— Брат мой, позволь, я помогу тебе.

Но только улыбнулся светлый Агонис и сказал:

— О темный брат мой, мне жаль тебя, но ты не годишься для исполнения этого дела, ибо сердце твое, может быть, и доброе, однако вид твой ужасен.

И тогда обида полыхнула в сердце Короса мрачным пламенем, и пошел он к брату своему Терону и сказал:

— Светлый брат наш Агонис создает мир и населяет его существами, коих отбирает по своему усмотрению. Он может и наши духи отправить в царство Небытия. Помоги мне, брат мой, и давай выступим против него, ибо отец наш скоро умрет и для нас могут наступить ужасные времена.

Но огненный Терон крикнул своему темному брату:

— Поди с глаз моих долой, урод! Я не так светел, как брат мой Агонис, но все же светлее тебя! И моя огненная ярость всегда будет на стороне справедливости, на стороне Агониса!

Так не было дано осуществиться злобным замыслам темного брата. Но он жаждал отмщения, и когда его отец, бог Орок, уснул, похитил Корос его волшебный меч, вызвал духи Несозданных, привел их к Камню Бытия и Небытия и возгласил:

— О Камень Бытия и Небытия! Сотвори для этих существ, добрых и злых, мир, где все они могли бы жить!

И ударил Корос мечом по Камню. И сотрясся весь дворец от ужасного взрыва. Пламя и черный дым заполнили покои, и разверзлась в полу черная бездна, и упали Несозданные в эту бездну, и увидел тогда темный бог мир, им сотворенный. И объял его ужас, ибо этот мир был подобен ему самому. Тогда бежал темный бог в сотворенный им мир и затерялся там среди самых жутких и злобных своих созданий.

А наверху, во дворце, в ярость пришел бог Орок. Он созвал детей своих и спросил у них, как им теперь поступить.

Рыжеволосый и красноглазый Терон хотел отомстить темному брату.

Но тут выступил вперед светлый Агонис и сказал:

— Отец, наш глупый брат сотворил мир мучений. Однако этот мир может быть спасен, если кто-то из богов принесет себя в жертву. Позволь мне спуститься в мир, созданный моим братом, и принести свет в сотворенный им мрак.

И тогда посмотрел умирающий бог на своего сына и сказал:

— Сын мой, если ты принесешь себя в жертву, все станут любить тебя. Час моей смерти приближается, и лучше будет мне умереть в новом мире, а после моей кончины вы, дети мои, станете заботиться о нем.

И вот спустился бог Орок в последний раз к Камню Бытия и Небытия и прочел там заклинание. И когда дочитал он заклинание, хаос, сотворенный его темным сыном, преобразился в порядок. Приказал Орок — и появились времена года, и все создания заняли отведенные им места. Добрых созданий поселил Орок в плодородной долине, а злых прогнал за далекие горы. А посередине долины, которую назвал он Долиной Орока, поставил бог Камень Бытия и Небытия. Завершив труды, предстал бог Орок перед своими детьми в последний раз.

— Дети мои! — сказал бог Орок. — Не такой мир я хотел сотворить. Умирая, я отделил мрак от света, но мрак теперь никогда не уйдет из этого мира. Поэтому вам предстоит заботиться об этом мире.

А потом разделил бог сотворенный им мир на части и каждому из своих детей отдал часть. Сначала он позвал к себе двух дочерей своих. Благословляя их, он подал Виане кристалл цвета земли, Джавандре — кристалл цвета моря.

Потом призвал к себе бог Орок сыновей. И подал он Терону кристалл цвета огня.

Настала очередь светлого сына.

И ахнули в изумлении его братья и сестры.

Ибо каждый из кристаллов был неописуемо красив, однако пот кристалл, что подал Орок младшему сыну, был красивее всех. Он сверкал и переливался и был подобен солнцу.

И обнял Орок своего светлого сына, и запечатлел поцелуи на его глазах и губах, и сказал:

— Дети мои, час мой пробил. Должен я уйти навеки в Камень смерти моей, вам же я повелеваю жить в любви и согласии и пользоваться своими кристаллами только во имя Добра.

И дети Орока шагнули к отцу, чтобы благословить его, но тут вдруг послышался громкий крик.

— Погодите! — крикнул темный Корос, вышел оттуда, где прятался, и, посрамленный, упал на колени перед отцом. — Отец, прости меня! — взмолился темный бог. — Благослови и меня, как благословил моих братьев и сестер!

И сказал огненный Терон:

— Отец, позволь, я убью его!

Но взял тогда светлый Агонис за руку своего темного брата и сказал:

2
{"b":"1869","o":1}