ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Отец, он устыдился дел своих. Позволь ему жить и исправить свою ошибку.

И вот что сказал умирающий бог сыну своему Коросу:

— Презренный, ты заслуживаешь смерти. Но светлый брат твой пожалел тебя, и это тронуло сердце мое. Ты будешь жить, но место твое — смерть. Ты станешь стражем у Врат Небытия. Ты будешь жить там, где обитает страх — в темных пещерах, где царит непроницаемый мрак, где по углам плетут паутину пауки, и в темных скалистых ущельях, и в подземельях смерти.

И подал бог Орок своему первенцу кристалл цвета ночи с лиловым отблеском, и отблеск этот был подобен мраку.

Затем спустился умирающий бог к Камню Бытия и Небытия и сошел в Камень. Тогда созвал бог Агонис братьев и сестер и сказал:

— Братья и сестры! Отец наш поручил нам великие дела, так давайте же поклянемся в том, что мы эти дела совершим. — И положил Агонис свой кристалл на Камень, и когда его браться и сестры последовали его примеру, он сказал: — Давайте вплавим эти кристаллы в Камень. И поклянемся в том, что пока они соединены, их сила будет использоваться только для добрых дел.

И пять кристаллов вплавились в Камень, легли по кругу, и этот мистический круг был назван Ороконом. И покуда суждено было оставаться этому кругу неразрывным, мог сотворенный мир жить в гармонии.

Вот так настало время первой эпохи Земли, и назвали это время Расцветом.

3

Но настали времена, когда пришел конец Расцвета и наступила эпоха Искупления.

В начале времен, когда Земля только начинала жить, люди — мужчины и женщины, поклонялись всем пятерым богам, но шло время, и разделились люди, и стали поклоняться каждому из богов в отдельности.

Даже у темного Короса появились собственные почитатели, которые не боялись его и не избегали, но жили, как и сам он, во мраке.

Созвал однажды светлый Агонис своих братьев и сестер и сказал:

— Братья и сестры, вчера я разговаривал с отцом нашим. Я могу говорить с ним, хотя и лежит он в темноте внутри Камня Бытия и Небытия. Предупредил меня отец наш о том, что может наступить такое время, когда перестанут мужчины и женщины на земле жить в гармонии. И когда такое время настанет, нам придется спасать их друг от друга и укрепить их связь с расой богов.

И когда братья и сестры спросили Агониса, как это сделать, он ответил, что отец повелел ему взять в жены земную женщину.

— Брат мой, — сказала Агонису его сестра Джавандра. — Жизнь земных женщин коротка. Как ты разыщешь себе жену, чтобы она прожила так же долго, как ты?

— Брат мой, — сказала Агонису его сестра Виана. — Красота земных женщин быстро увядает. Как ты разыщешь себе жену, красота которой не увянет?

И ответил Агонис, что пустится на поиски прекраснейшей из дочерей Земли и что когда разыщет такую, сделает ее богиней.

В долине Орока жил чародей, придумавший множество заклинаний. Звали его Тот-Вексраг. Прослышал Тот-Вексраг о том, что светлый бог ищет себе невесту, пришел он к Агонису и сказал:

— О Великий! Я могу показать тебе ту, которую ты ищешь!

И вынул чародей магическое стекло, и увидел в этом стекле бог Агонис женщину, столь же светлую, как он сам.

— Ты говоришь правду, чародей, — сказал потрясенный Агонис. — Эта женщина так прекрасна, что кажется богиней. Скажи, где мне найти ее.

И ответил чародей:

— О Великий! Тебе не придется идти далеко. Эту девушку зовут Имагента. Она моя дочь, и я отдам тебе ее руку.

И привел чародей свою дочь к богу Агонису. Лицо ее было скрыто вуалью. Хотел Агонис отдернуть вуаль, но чародей вскричал:

— Стой! О Великий! Я поставлю тебе одно-единственное условие. Красота моей дочери столь велика, что в магическом стекле ты увидел лишь ее тень. Никому не дано увидеть лицо моей дочери до тех пор, пока он не станет ее мужем. Не снимай с ее лица вуали до тех пор, пока она не станет твоей женой.

Бог Агонис повиновался, но попросил у чародея магическое стекло, дабы любоваться изображением невесты до дня свадьбы. И чародей отдал ему стекло, и стал бог смотреть в него и с каждым днем все сильнее влюблялся в свою суженую.

4

Возрадовались люди в долине Орока, когда был объявлен день свадьбы светлого Агониса. Женщины и мужчины приготовили для богов щедрые жертвоприношения. Только отверженный Корос не радовался, ибо, когда он увидел образ той, что очаровала его брата, зажглась в его сердце лютая зависть.

И вот настало утро свадьбы, однако исчезла куда-то Имагента, и нигде не могли ее сыскать. Страшная печаль охватила светлого бога Агониса, и созвал он совет богов.

И один из богов не пришел на совет.

— Сестры и братья! — вскричал огненный бог Терон. — Где брат наш Корос?

И тут ворвался в чертог богов чародей Тот-Вексраг, крича: — О Великие! Это ваш брат Корос похитил дочь мою!

Он унес ее к подножиям далеких гор и заточил в твердыне мрака.

И, махнув рукой, сотворил чародей образ пленницы.

— Не может этого быть! — вскричала богиня Виана. — Могущество моего брата темно, но не злобно, и то, что мы видим, — это обман!

— О богиня, — возразил чародей, — это не обман! Ибо если посмотрите вы сейчас на Камень Бытия и Небытия, то увидите, что темный кристалл исчез.

Посмотрели боги на камень и увидели, что все так и есть. И вскричал тогда огненный Терон:

— Братья и сестры! Брат наш Корос нарушил нашу клятву! С этих пор он — наш враг! Но не печалься, светлый брат мой, ибо я уничтожу предателя Короса!

С этими словами выхватил Терон и свой кристалл из Камня.

— Брат мой, и я поступлю так же! — вскричала богиня Джавандра. — Я тоже обрушу свое могущество на Короса! Сестра моя Виана, выйдешь ли и ты с нами на бой?

Но богиня Виана посмотрела на Терона и Джавандру яростно и укоризненно и вскричала:

— О да, сестра моя, я сделаю то же самое, однако мое могущество будет на стороне Короса!

Так началась первая война на Земле, и силы Терона и его сестры Джавандры бились с силами Вианы и Короса. И собрались войска под знаменами богов, и пришло в долину Орока время битв и опустошения.

5

Но светлый бог Агонис не участвовал в войне. Он только смотрел с тоской и печалью в магическое стекло.

Минуло немало лет, и явился чародей Тот-Вексраг к Агонису и сказал:

— О Великий! Волна разрушений, что катится от далеких гор, все ближе к чертогу твоей печали. Скоро вся долина превратится в пустошь. Самые верные из твоих подданных вышли на бой во имя твое с мечами и топорами. Твой кристалл — самый могущественный из тех, что были вмурованы в Камень. Воспользуйся им и положи конец войне.

— Чародей, твои слова злы, — сказал светлый бог. — Отец наш повелел нам жить в любви и согласии и пользоваться нашими кристаллами только для свершения добрых дел. Я скорблю о том, что потерял дочь твою, но сердце мое противится тому, чтобы я нарушил волю отца.

— Значит, ты глупец! — вскричал чародей, схватил кристалл Агониса и магическим образом перенес его в руки Терона. И пришла к Терону победа, и добрался он, наконец, к мрачной цитадели Короса.

— Она моя! — вскричал Терон, огненный бог, ибо в сердце своем питал надежду заполучить Имагенту для себя.

Ворвался Терон в крепость, и напал на брата своего Короса, и ударил его в пах в наказание за его похоть. Сердце Терона бешено стучало, и бросился он в покои, где ожидал найти прекрасную пленницу.

Вбежал он в покои, и радость его сменилась яростью, ибо не оказалось прекрасной Имагенты в покоях, и нигде ее не могли найти. Вознегодовал огненный бог. Он кричал, выл и сотрясал стены, и поднял он кристалл, ясный, как солнце, и повелел ему разрушить весь мир.

3
{"b":"1869","o":1}