ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секреты вечной молодости
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
Клад тверских бунтарей
Тайная жизнь влюбленных (сборник)
Темные воды
Assassin's Creed. Последние потомки. Гробница хана
Тео – театральный капитан
Гортензия
Шифр Уколовой. Мощный отдел продаж и рост выручки в два раза
Содержание  
A
A

Надо сказать, что относились сестры к создавшемуся положению вещей по-разному. Руанна была не по возрасту мудра и взирала на судьбу семейства с определенной долей иронии. Да, можно было и взбунтоваться, а Руанна спокойно обходилась без многого, к чему привыкли в лучшие времена ее родственники. Она бы спокойно открыла небольшую галантерейную лавочку на улице Больбар и жила бы припеваючи. Умбекка, напротив, сгорала от тщеславия. В том, что семья стала жить бедно, она усматривала личное оскорбление, а порой — некое прегрешение, за которое следовало покаяться. В этом ей вторила мать.

Умбекке только-только миновало пять циклов, как умер отец семейства. Торби Ренч так и не смог оправиться от пережитого краха в торговле. Два цикла упорных попыток поправить дела ничего не дали. Это, вкупе с непрерывными попреками со стороны жены и старшей дочери, доконало старика. Сойдя в могилу, он оставил семейству долги, и притом немалые.

И тогда Руанна, всегда тихая и кроткая девушка, решила дать матери совет. Она говорила о том, что если они и дальше будут притворяться и строить из себя богачей, ничего хорошего не выйдет. На улице Больбар был выставлен на продажу маленький магазинчик. Руанна говорила о том, что надо смириться с судьбой, продать все, что еще можно было продать, и открыть собственное дело.

То, как было встречено ее предложение, не поддается описанию. Добродетельная Ренч была оскорблена до глубины души и принялась поносить дочку на чем свет стоит. Умбекка горячо поддерживала мать. «Не будь ты такой дурой, дочка, ты могла бы поправить наши дела!» — кричала в запальчивости мать. Руанна не понимала, что мать имеет в виду. Поняла она это гораздо позже.

Дело в том, что у досточтимой Ренч был другой, куда более далекоидущий план.

* * *

Прозябая в благородной нищете, досточтимая Ренч и ее старшая дочь пристрастились к чтению романов. В обязанности Руанны входили походы в библиотеку на улице Больбар, откуда она возвращалась с пачками книг. Руанну страшно удивляло то, как ее мать и сестра способны целые дни проводить, лежа на диване с книжками под названием типа «Многоликая любовь, или Блистательное замужество Мареллы». Мать и Умбекка все время проводили в убогой гостиной за чаем и печеньем и забивали себе головы романтической чепухой, мечтали о балах и вечеринках, с нетерпением поджидая того блаженного мига, когда героине предложит руку и сердце какой-нибудь богатенький король, маркиз или герцог.

Частенько бывало так, что героиня романа жила поначалу в стесненных обстоятельствах — порой куда более стесненных, нежели семейство Ренч. Так что для досточтимой Ренч будущее было ясно как божий день. Ее младшая дочь была красавицей.

Руанна непременно должна сделать блестящую партию.

Так и получилось, что с тех самых пор все сбережения семейства тратились на приобретение для Руанны всяческих кружев и побрякушек, дабы она могла появляться в обществе в приличных нарядах.

Умбекку решение матери и взволновало, и обидело. Волновало и радовало ее то, что появилась перспектива улучшить благосостояние семьи, но обижало то, что достигнуто это самое улучшение будет через посредство Руанны. Что же касалось Руанны, то та была искренне и глубоко оскорблена, однако мать была женщиной властной, и противиться ей девушка не могла. Сестра завистливо поглядывала на Руанну, а время шло, приближался сезон светских балов, и Руанна должна была начать его во всем блеске красоты.

До сей поры Руанна вела жизнь, сравнимую с положением прислуги, теперь же ее обхаживали не иначе как королеву. Однако подобное отношение не испортило девушку так, как могло бы испортить старшую сестру. На самом деле Руанна обладала великолепным чувством юмора. Ей самой абсурдность ее новой жизни была ясна. Она не возлагала особых надежд на удачное замужество. Прекрасно понимала, что она — всего лишь одна из многих девушек из бедных семейств, перед которыми стоит такая же цель — пробиться в высшее общество. Мать же, напротив, была настолько обуреваема амбициями, что не соглашалась на вполне реальные варианты поправки положения семейства. Когда, к примеру, к Руанне посватался красивый молодой торговец специями, досточтимая Ренч была оскорблена до глубины души. На нее не произвели ни малейшего впечатления ни блестящий наряд, ни богатый экипаж торговца. Подумаешь, какой-то там торговец! Мечты мамаши Ренч простирались в область баронетов — как минимум!

Баронеты не появлялись, однако мамаша Ренч не отчаивалась. Руанна надеялась, что мать в один прекрасный день успокоится, начнет рассуждать здраво и поймет, что самое разумное — это открыть небольшой магазинчик. Но досточтимая Ренч была верна себе. В Агондоне не нашлось жениха-баронета? Значит, виноват Агондон. И семейство перебралось из Агондона в небольшой городок Варби, где поддерживать у соседей иллюзию благосостояния было намного легче.

К этому времени Руанна порядком подустала от той роли, что ей приходилось играть, и только любовь к матери удерживала ее от того, чтобы решительно отказаться от дурацких замыслов. Но было тут и кое-что еще… дело в том, что, наблюдая за изнанкой светской жизни, Руанна начала вести заметки — наблюдения, наброски стихов. Поначалу — исключительно для собственного удовольствия.

Мало-помалу заметки копились. По ночам, когда мать и сестра спали, Руанна садилась за работу.

Она сочиняла стихи.

Завершив роман, Руанна обратилась за советом к одному молодому человеку, сотруднику библиотеки. К слову сказать, он ей очень нравился. Этот молодой человек в таких делах понимал, и через месяц у него на полке уже стоял первый роман Руанны в трех томах. Руанна, одарив молодого человека очаровательной улыбкой, попросила библиотеке выдать ей эти книги на время для двух любительниц романов с улицы Больбар. Ведь ничего дурного случиться не могло. Руанна, естественно, не стала подписывать книги настоящим именем. Они вышли под псевдонимом «мисс Р». Нет, конечно, ни матери, ни Бекки просто в голову не придет, что это она!

Вечером этого же дня «мисс Р» пришлось как следует держать себя в руках, чтобы не расхохотаться: сестрица Умбекка, развалившись на диване, зачитывалась «Первым балом Бекки» и при этом слопала только половину сливочных пирожных, приготовленных сестрой.

Руанне происходящее казалось шуткой — большой, интересной, но все же шуткой. Но уж чего она никак не ожидала — так это того, что эджландские читатели — все без исключения — отреагируют на «Первый бал Бекки» именно так, как ее сестра. Книга произвела сенсацию. Написанный в форме писем молодой девушки, впервые явившейся в агондонском высшем свете, роман был и ироничным и захватывающим, насмешливым и сентиментальным, веселым и печальным. Сама того не желая, «мисс Р» удивительным образом сочетала абсурдную слащавость романов из публичной библиотеки с умением остро и точно подмечать мелочи реальной жизни. Результат превзошел все ожидания. Вскоре все благородные дамы Эджландии, да и многие мужчины хохотали над похождениями Бекки и пытались угадать, кто же скрывается за псевдонимом «мисс Р».

Однако им не было дано узнать этого.

Если бы Руанна открыла стране свое истинное имя тогда, на заре своего литературного успеха, мечта ее матери немедленно бы осуществилась. Но у Руанны были другие планы. Она намеревалась поправить материальное положение семейства более честным путем. Продолжая тайно трудиться по ночам, она издала еще три романа под псевдонимом «мисс Р». «Служанка? Нет, госпожа!» был первым романом нового цикла. За ним последовал второй — «О делах военных и любовных», а следом третий — «Тернистый путь к брачному ложу». Все последующие произведения Руанны сохранили свежесть «Первого бала Бекки», однако стали более серьезными, так как девушка стала активнее пользоваться литературой из фондов публичной библиотеки. Успех продолжал сопутствовать начинающей писательнице. Руанна с нетерпением ждала того дня, когда сумеет расплатиться с долгами семейства и обеспечить своим родным финансовую независимость. Об открытии небольшого магазинчика она уже не думала, понимая, что для подобной деятельности ее мать и сестрица слишком ленивы.

36
{"b":"1869","o":1}