ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Что-то такое было в жутком крике Элы, что остановило даже Умбекку. Толстуха попятилась, сердце ее испуганно заколотилось. Она прижала руку к затянутой в черный креп груди, закрыла глаза и горько вздохнула. Она понимала, что племяннице очень хотелось бы выпить снотворного снадобья, но понимала и другое — Эла была горда и ее гордость была сильнее.

В последующие дни Эла страдала, но боролась, решившись раз и навсегда вырваться из липких объятий снотворного зелья.

Умбекка взяла колокольчик.

— Нирри, помоги леди Эле встать.

Нирри выполнила указание хозяйки.

— Мэм?

— В чем дело, девчонка?

— Еще что-нибудь?

Умбекка вздыхала:

— Нет.

Нет. Она не пошлет за досточтимым Воксвеллом. Об этом не могло быть и речи. Угроза осталась угрозой, и не более того.

— Это здесь, тетя?

— Да, Джем. Это проповедницкая.

Джем с любопытством вглядывался в здание, стоявшее за проржавевшими воротами. Окруженная высокой стеной, проповедницкая была большой и мрачной. Ее окружал заброшенный, одичавший сад. Ржавые петли ворот протестующе заскрипели. Умбекка улыбнулась Джему, не слишком решительно толкнувшему створку ворот.

Пригибаясь под нависшими над дорожкой ветвями, Джем и Умбекка шли к проповедницкой.

— А почему проповедницкая, тетя?

— О Джем! — этого вопроса Джем Умбекке еще не задавал. — Это же понятно. Проповедницкая есть проповедницкая. Тут жил проповедник.

— А кто такой проповедник?

— Самый главный человек в деревне.

— Важнее лорда?

Толстуха остановилась.

— Лорд — повелитель замка, Джем. А проповедник — повелитель храма.

Джем обернулся.

— Тут жил бог Агонис?

Тетка немного отстала от него — наверное, ей тяжело было нести корзинку. Ее ответ донесся до Джема из-за густой листвы.

— О нет, Джем. Нет, что ты! Здесь жил его посредник. Его наместник. Проповедник.

Но и этот ответ мало что объяснил юноше.

— Это все было в стародавние времена? Когда люди еще веровали? Ну, то есть, когда веровали все-все?

Юноша смотрел на разрушающийся дом и на миг вдруг почему-то очень встревожился. Вдоль одной из стен тянулась странная пристройка — вроде бы застекленная.

— Да, Джем. В стародавние времена, — откликнулась тетка, и голос ее прозвучал ближе. Она успела догнать Джема.

Умбекка за последнее время изменилась не меньше, чем ее племянница… Умбекка стала спокойна, тиха и доброжелательна — такой она стала после ночи безумия лекаря. Что-то умерло у нее в душе, она перестала быть такой, какой была раньше.

Она больше не наведывалась в дом досточтимого Воксвелла и перестала носить на груди сверкающий золотой круг Агониса.

— Мы еще не пришли, тетя? — спросил Джем.

— Скоро придем.

— Но когда же?

Тетка обогнала его и шла впереди.

— Бедняжка Джем! Тебе тяжело ступать по гравийной дорожке?

— Нет-нет! — мотнул головой Джем. Он тяжело дышал. — Просто… просто я проголодался, вот и все!

Вот это было правдой. Солнце уже клонилось к закату, а они все еще не добрались до цели. Раскрасневшийся Джем повис на костылях и глядел на внушительную фигуру шагавшей впереди Умбекки. Они обогнули здание проповедницкой, миновали окружавший здание сад, дошли до калитки и вышли в огород.

— Когда мы с Руанной были молоденькие, — говорила Умбекка, — мы сюда каждый Канун наведывались. О, какие мы тогда были веселые, какие счастливые бежали по дорожке в муслиновых платьях, смеялись, болтали! Размахивали зонтиками!

После богослужения у проповедника всегда бывало застолье. Ну, это само собой разумеется, только для людей благородного происхождения, жутко скучно. Ну а мы с Руанной убегали в огород. Как же нам тут нравилось! О чем мы только не мечтали! Мы смотрели на Оракул и гадали, что с нами будет. Это было еще до того, как эрцгерцог избрал мою бедную сестру себе в жены, конечно. О, он далеко не сразу сделал ее своей избранницей!

В воздухе пахло созревшими яблоками.

— Мы пришли, Джем, — объявила Умбекка немного погодя.

— Тетя, что это такое?

Цель их путешествия открылась неожиданно. Раздвинулись переплетенные ветви, и перед глазами Джема предстало странное сооружение… Две поросшие мхом ступени вели к круглому возвышению. Там стояла полукруглая мраморная скамья. Посередине на мраморной плите стояла огромная, тоже мраморная, резная чаша, а выше как бы парили в воздухе две фигуры, выполненные в человеческий рост — мужская и женская. Обнаженные мужчина и женщина держались за руки, и взгляды их были устремлены вниз — как бы на тех, кто смотрел на них снизу вверх со скамьи.

— С ним рядом — женщина, которую он искал, нашел и потерял, — сказала тетка Джема. Голос ее стал мечтательно-отстраненным. — Говорят, настанет день, и они будут вместе. Это бог Агонис, Джем. Бог Агонис и леди Имагента.

Джем не отозвался. Он и не знал, что сказать. Он осторожно переставлял костыли, двигаясь вокруг чаши. Время от времени юноша останавливался и смотрел вверх, на статуи, или вниз, внутрь чаши. Статуи были необыкновенно красивы, и их красоту не нарушали даже трещины в мраморе, даже зеленый мох. А вот из чаши поднималось зловоние. На самом дне осталась гнилая лужица.

— Этот фонтан назывался Оракулом, — рассказывала тетка. — Он показывал то, что с тобой будет. В воде можно было увидеть изображение, похожее на сон.

Довольно вздохнув, Умбекка сняла с корзинки салфетку, расстелила ее на скамье, вынула пробку из бутылки с сидром. Достала из корзинки хлеб, ветчину, язык, пирожные, булочки. — Думаю, мы заработали с тобой право перекусить на славу, а, Джем?

— Заработали, конечно! — не смог удержаться от смеха Джем. И они принялись с аппетитом есть, передавая друг дружке бутылку с сидром, в густой тени разросшегося фруктового сада. Солнце все сильнее клонилось к закату и в какой-то миг вдруг ярко осветило фигуры фонтана.

— Прогони мух, Джем, будь хорошим мальчиком.

А потом они просто сидели молча и смотрели на статуи. А золотой свет заливал их все ярче и ярче.

— Они придуманные, тетя? Это легенда, да?

— М-м?

Легкий ветерок шевелил листву у них над головами. Послышался глухой стук — упало на траву очередное яблоко. Корзинка окончательно опустела. Они наберут яблок и наполнят ими корзинку.

— Они — из легенды, да? Ну, как Нова-Риэль?

Тетка бросила на Джема быстрый, не слишком довольный взгляд.

— Ты знаешь о Нова-Риэле?

— Варнава…

— О да. Но ты не думаешь, Джем, что молния никогда не ударяет в одно и то же место дважды?

И больше Умбекка ничего не сказала.

ГЛАВА 35

ХРАМ В РУИНАХ

— Тебе понравилась прогулка, Джем?

— О да, очень!

— Вижу, что понравилась, — и Эла обняла сына, — ты так разрумянился.

Бледная молодая женщина лежала на кушетке. Она была до пояса укрыта одеялом, на груди у нее лежал открытый томик романа. Книга была глупая — какая-то древняя дребедень, которую Эла нашла среди вещей покойной матери, но при том довольно живая. Эла благодаря роману провела вечер в Агондоне, в мире игорных домов и шикарных балов. Бедняжка Эла! Теперь ей были суждены только воображаемые приключения. На миг глаза ее стали грустными-грустными. Но она тут же одернула себя, улыбнулась и растрепала светлые волосы сына. Как он подрос! Как окреп! И с каждым днем становится все больше и больше похож на Тора.

— О Джем, вот если бы я только могла пойти с вами. Но ты не огорчайся, тетя еще будет гулять с тобой, пока погода хорошая. Правда, тетя?

— Ну, конечно, племянница, непременно!

Все был решено. Совершенный в тот день поход стал только первым из многих. Каждое утро во время того короткого жаркого сезона Стефель запрягал старую кобылу, и повозка, грохоча колесами, съезжала по дороге со скалы. Внизу, под деревьями, они расставались. Кучер сворачивал к «Ленивому тигру». Джем становился на костыли, и они с теткой отправлялись в путь. Умбекка безропотно следовала то рядом с Джемом, то впереди него, но в последнее время все чаще — позади. Каждый день в пухлой руке она сжимала ручку корзинки, до краев наполненной стряпней Нирри, — там могли лежать язык или ветчина, копченая говядина или жареная курица, пирожные, кексы или печенье.

56
{"b":"1869","o":1}