ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В какое время это было?

— Где-то около трех.

— Вы быстро доехали. Наверное, очень спешили?

— Да, я всю дорогу держала под девяносто пять миль в час. Надеялась: может, шина лопнет и тем дело и кончится. Но мне не повезло. — Она осторожно потерла кровоподтек на виске, глядя прямо перед собой. — Ну вот, спустя пару минут Джо вернулся, сказав, что Кейта нет дома. Он приказал мне отвезти его в Пасифик-Пойнт, где я высадила его у причала для яхт. Больше я его не видела. Он не попрощался со мной. — Она криво усмехнулась. — Даже этого не удостоилась.

— Почему вы не расскажете все это Даузеру? Он вас отпустит.

— Даузер позволил своим гориллам поднять на меня руку. Теперь он от меня ничего не добьется.

Я сидел и смотрел на нее, ожидая, что в двери повернется ключ. Чем больше я смотрел на эту гордую женщину, тем больше она мне нравилась. И чем больше она мне нравилась, тем больше я чувствовал себя последним из негодяев.

Мне пришлось напомнить себе, что убит человек, что все, что ни делается, — к лучшему в этом лучшем из миров и что в любви, войне и убийстве все средства хороши. Я прилег на бок, подложив под голову локоть, и сон навалился на меня, как большая тяжелая подушка. В последнюю секунду перед тем, как задремать, я услышал приглушенный рокот мотора отъехавшей от дома машины.

16

Когда я проснулся, полоска света, пробивавшегося сквозь занавеси, лежала в ногах кровати. Я сел в постели, чувствуя, что с трудом могу двинуть ногами. Пока я спал, Галли запеленала меня в покрывало.

Она сонно пошевелилась на своем конце кровати.

— Вы проспали два часа как убитый, — пробормотала она. — Не очень-то галантно с вашей стороны. К тому же вы храпите.

— Извините. Не спал всю ночь.

— Да я не против, пожалуйста. Звучите вы так же, как мой отец. Крепкий был мужчина. Умер, когда мне было восемь лет.

— И вы до сих пор помните, какой у него был храп?

— У меня прекрасная память. — Она потянулась и зевнула. — Нас вообще когда-нибудь отсюда выпустят, как вы думаете?

— Я знаю не больше вашего. — Я откинул покрывало и встал. — Спасибо, что укрыли.

— Это у меня профессиональное. Кстати, теперь, когда Джо сбежал, мне, наверно, придется подыскивать себе работу. Он ведь не оставил мне ничего, кроме моей одежды.

Я вспомнил, в каком виде нашел ее туалеты на квартире в «Каса-Лома», но промолчал.

— Вы довольно легко махнули рукой на мужа, — заметил я.

— Все равно он не вернется, — равнодушно сказала она. — А если даже вернется, долго не проживет. В любом случае я не приму его обратно. После того что он наговорил мне вчера ночью.

Я вопросительно посмотрел на нее.

— Подробности опустим, — бросила она.

Она соскочила с кровати и бесшумно прошла в чулках в другой конец комнаты. Ее узенькие туфли на высоких каблуках аккуратно стояли на полу. Она наклонилась к зеркалу на туалетном столике и приподняла волосы, рассматривая синяк на виске.

— Черт побери! — воскликнула она. — Надоело ждать. Вот возьму сейчас и что-нибудь разобью. — Она стала в бешенстве озираться по сторонам.

— Валяйте, — согласился я.

На столике стоял пульверизатор с духами. Она схватила его и швырнула в дверь. Осколки стекла полетели во все стороны. На полу под дверью растеклась небольшая лужица пахучей жидкости.

— Ну вот, теперь здесь пахнет, как в парфюмерном магазине, — проворчал я.

— Зато я чувствую себя гораздо лучше. Почему бы и вам что-нибудь не разбить?

— Меня устроил бы только череп Джо. Кстати, какая у него голова — круглая или продолговатая?

— Круглая, наверно, — ответила Галли. Став сначала на одну ногу, потом на другую, она надела свои туфельки. Ноги у нее были изумительные.

— Круглоголовые — это моя слабость, — объяснил я. — Проламывать им черепа — все равно что колоть грецкие орехи. Это было мое любимое занятие в детстве — колоть орехи, я имею в виду.

Галли стала передо мной, уперев руки в бедра.

— На словах вы боец хоть куда, Арчер. Только Джо тоже не слабак, как вы уже убедились.

— Это мы еще посмотрим.

Она хотела что-то сказать, но в коридоре послышались торопливые шаги. Ключ повернулся в замке, и в комнату вошел Даузер собственной персоной, облаченный в свободные бежевые брюки и коричневый пиджак.

Ткнув в меня пальцем, он бросил:

— Выходи. Мне надо с тобой поговорить.

— А как насчет меня? — вызывающе спросила Галли.

— Спокойно, детка. По мне, так можешь отправляться домой хоть сейчас. Только не вздумай исчезать, ты мне еще можешь понадобиться. — Он повернулся к стоявшему позади Блэйни: — Отвези ее домой.

На лице Блэйни отразилось разочарование.

— Счастливо, Арчер, — крикнула Галли, выходя из комнаты под конвоем Блэйни.

Я прошел вслед за Даузером в большую комнату с баром. Курчавый ирландец практиковался на бильярде. При виде шефа он вытянулся в струнку, взяв кий на караул.

— У меня есть для тебя работа, Салливан, — объявил Даузер. — Поедешь в Энсенаду и найдешь там Торреса. Я уже говорил с ним по телефону, так что он тебя ждет. Останешься с ним, пока не появится Джо.

— Джо в Энсенаде?

— Не исключено, что он там нарисуется. «Королевы ацтеков» нет у причала, и, похоже, взял ее он. Я даю тебе «линкольн», чтобы ты был там побыстрее, усек?

Салливан направился к двери, но задержался на полпути, теребя свою «бабочку».

— А что мне делать с Джо, если я его встречу?

— Передашь ему мой сердечный привет. Указания будешь получать от Торреса. Все.

Даузер повернулся ко мне с видом крупного бизнесмена, на чьи плечи взвалили совершенно непосильную для одного человека ответственность, что не мешает ему, однако, оставаться радушным хозяином.

— Хочешь что-нибудь выпить?

— Только не на пустой желудок.

— Тогда — подзаправиться?

— Да вообще-то в тюрьмах положено кормить.

Он с обидой взглянул на меня и в сердцах стукнул по полу кием, который бросил ирландец.

— Ты здесь не в тюрьме, а у меня в гостях, малыш. Можешь уехать, когда захочешь.

— Что если прямо сейчас?

— Не стоит так спешить. — Он еще сильнее застучал кием по полу и повысил голос: — Куда к черту все подевались?! Плачу им бешеные деньги, а когда нужно, никого не дозовешься. Эй, Фентон! Где ты там?

— Вам нужно завести звонок, — посоветовал я. Прихрамывая, на зов прибежал старик с заспанными глазами.

— Виноват, мистер Даузер, прилег на секунду. Вам что-нибудь нужно?

— Быстро принеси моему гостю поесть. Пару бутербродов с ветчиной и снятого молока для меня. Живо!

Старик опрометью бросился из комнаты. Его длинные седые волосы развевались на бегу, рубашка надулась от ветра.

— Это мой дворецкий, — пояснил Даузер с довольным видом. — Англичанин. Раньше работал у одного продюсера в Голливуде. Ты еще не слышал, как он говорит. Одно слово, джентльмен! Вернется, велю ему перед тобой выступить — сам увидишь.

— Боюсь, мне пора ехать, — сказал я.

— Только не уезжай далеко, малыш. Для такого человека, как ты, у меня всегда найдется работа. Здорово ты эту девчонку раскрутил, просто слов нет. Все, как на духу, выложила. Я сам съездил в Пасифик-Пойнт и все проверил. Этот ублюдок Джо действительно там был и улизнул на яхте своего братца.

— Неужели нужно было держать меня под замком, пока вы не убедились, что она не врет?

— Кончай, приятель, я же для тебя старался. Побаловался с девчонкой-то, а? Ну, ну, не держи меня за дурака. — Он перегнулся через бильярдный стол и точно послал шар в дальнюю лузу. — Может, сыграем? — предложил он. — По доллару за очко, а? Можешь здорово меня обчистить.

Я начинал терять терпение. Чем приветливее становился Даузер, тем меньше он мне нравился. С другой стороны, раздражать его не стоило. В голове у меня — там, где она все еще болела от полученного удара, — возникла идея, как отделаться от Даузера, не потеряв шанса побывать у него в гостях еще раз. Я сказал, что он, наверное, играет как зверь, а я сто лет не подходил к бильярдному столу. Тем не менее я взял кий с подставки возле бара.

20
{"b":"18691","o":1}