ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Куда он мог улизнуть в море?

— Он просто бросил «Королеву», если хотите знать мое мнение. Он за нее пять сотен заплатил, а я — полторы тысячи. Что для него пять сотен — тьфу! Он большие деньги делает. Вывел ее в море и бросил, чтобы все подумали, что он утонул. А на самом деле его снял, наверное, тот малый, у которого крейсерская яхта в Энсенаде... — Он вдруг осекся и испуганно посмотрел на меня.

— Торрес, — подсказал я как можно небрежнее.

Его синяки и ссадины служили ему маской, за которой можно было скрыть все что угодно. Он нарочито медленно допил второй стакан виски и запил его водой из другого. Губы его при этом слегка подрагивали.

— Не знаю я никакого Торреса, — прошепелявил он. — Я все это на ходу придумал, чтобы объяснить, как он мог яхту бросить.

— А зачем ему было все это затевать?

— Посмотрите на мою морду и пораскиньте мозгами. Меня они отделали только за то, что я его брат, — других причин не было. А с ним самим что бы сделали? — На этот вопрос он ответил сам, повернув сжатые кулаки в разные стороны, словно сворачивая голову цыпленку.

Принесли мой бифштекс. Я запил то, что мог съесть, остатками своего пива, а Марио заказал третье двойное виски. Его уже начало разбирать, и я решил, что больше не дам ему пить. Однако мое вмешательство не понадобилось.

В баре собирались посетители. Они входили по одному или по двое и в основном располагались на табуретах у стойки. Сидя в ряд, они напоминали насаженных на вертел рябчиков. Я пытался поймать взгляд официанта, чтобы получить счет, когда в зал вошел еще один мужчина. Он остановился на пороге, держа руку на ручке двери, и стал внимательно оглядывать посетителей. Могучего телосложения, в шляпе с высокой тульей, он был похож на принарядившегося фермера. Наконец взгляд его уперся в забинтованную голову Марио, и он решительно зашагал к нам.

Полуобернувшись на стуле, Марио тоже заметил его.

— Черт! — пробормотал он. — Помощник шерифа. Здоровяк положил руку ему на плечо.

— Я так и знал, что ты здесь. Ну, что там за история с твоим братом? Куда он подевался? Решил сменить адрес, а? — Марио неохотно подвинулся, и помощник шерифа грузно опустился на стул рядом с ним.

— Я знаю не больше вашего, — буркнул Марио. — Джо мне о своих планах не докладывает. — Он чуть отодвинулся от полицейского, словно чураясь любого контакта с законом.

— Я слыхал, вы с Джо крупно повздорили.

— Когда это? Не помню такого.

— А ты в зеркало погляди — может, вспомнишь.

— Я Джо с пятницы не видел.

— С пятницы, говоришь? Это было до или после того, как тебе вывеску попортили?

Марио машинально потрогал разбитую скулу пальцем с темными крапинками въевшегося в кожу мазута.

— Какого черта, это вовсе не Джо сделал.

— А кто?

— Приятель один. Стукнулись с ним малость — но чисто по-дружески.

— Славные у тебя друзья, — саркастически заметил полицейский. Кривая улыбка углубила морщинки вокруг его глаз. — Ну а Джо где в это время был?

— Говорю вам, я его в последний раз в пятницу видел, вечером. Мы вернулись с рыбалки, и он поехал обратно в Лос-Анджелес. Он с женой там живет.

— Если только он к какой-нибудь русалке не переселился возле Сэнкчуари. Я тоже слышал, что в пятницу он исчез и с тех пор здесь не показывался.

— Он вернулся сегодня утром, — сказал я. — Жена подбросила его на машине.

— Я и имел в виду, до сегодняшнего утра, — пояснил помощник шерифа. — Я связался с его женой, она уже едет сюда. Однако второго она не видела.

— Кого — второго?

— Вот это я и пытаюсь выяснить, — резко бросил он и обратил свою широкую красную физиономию к Марио. — Ты был в порту сегодня утром? На яхту заходил?

— Я лежал дома в постели. Можете мать спросить. — У Марио был растерянный вид, язык заплетался от выпитого.

— Да? Я уже говорил с ней по телефону. Она проснулась в семь утра. А яхта ваша вышла в море часа в четыре.

— Откуда вы знаете?

— Трика Керли знаешь? Ловца омаров? Он только что в гавань вернулся со стороны острова.

— Видел его пару раз.

— Он сегодня встал спозаранку и видел, как от причала отвалила шлюпка и пошла к «Королеве ацтеков». Шлюпка эта, между прочим, стоит сейчас у пристани. И когда она утром проплывала мимо его лодки, Трик видел в ней двоих.

— И один из них был Джо?

— Трик не разглядел — темно еще было. Он их окликнул, но они не ответили. Потом он слышал, как они поднялись на борт яхты и та вскоре вышла в море, обогнув волнолом. — Внезапно повернувшись к Марио, он проскрежетал: — Почему ты не отозвался, когда тебя окликнули?

— Кто меня окликнул? Когда?

— Трик. Когда вы плыли мимо него в шлюпке.

— Боже правый! — воскликнул Марио. Ужас еще больше исказил его изуродованное лицо. — Клянусь вам, я был дома, в постели. Мать подала мне завтрак в постель, спросите ее.

— Спрашивал уже. Это не мешало тебе тайком уйти из дому ночью и добраться до порта.

— Да за каким дьяволом? Что я там забыл? — Он отчаянно размахивал руками, точно это могло добавить убедительности его словам.

— Вы с Джо поссорились, — провозгласил полицейский с театральными интонациями. — Это всем известно. На прошлой неделе в этом самом баре ты угрожал ему в присутствии свидетелей. Кричал, что, убив его, хоть раз в жизни окажешь услугу обществу. И тут ты был прав, Тарантини.

— Я был пьян, когда нес эту чушь, — взвыл Марио. — Я понятия не имею, что с ним случилось, шериф, клянусь Богом! Он угнал мою яхту, разбил ее о скалы, и я же, выходит, еще и виноват! Это несправедливо, шериф.

— Ладно, не разоряйся.

— Хорошо, арестуйте меня! — рыдающим голосом крикнул Марио. — Арестуйте больного человека, который едва держится на ногах.

— Ладно, угомонись, Тарантини. — Помощник шерифа тяжело встал со стула, и вместе с ним поднялась по стене его тень, добравшись до самого потолка. — Успокойся, у нас пока нет даже состава преступления. Когда будет, мы тебя навестим. Из города не уезжай.

— Я и не собирался.

Жалко ссутулившись, Марио остался сидеть за столом. Прыгающий огонек свечи отражался в черных зрачках его глаз. Дождавшись, когда помощник шерифа скрылся из виду, я помог Марио встать и довел его до моей машины. Он бормотал под нос ругательства на дикой смеси английского, мексикано-испанского и итальянского.

19

Мы ехали по Санедрес-стрит к дому Марио. Еще издалека я заметил небольшую толпу перец «Ареной». Люди стояли кучками по нескольку человек, и лица их были освещены гирляндой ламп, висевшей над входом. Это были разные лица: задубевшие, как подметка, мясистые физиономии завсегдатаев азартных зрелищ, лица мальчишек, стриженных «под индейца», лица старых опытных проституток, чующих поживу, лица молоденьких девчонок с блестящими глазами и алыми от помады губами, предвкушающих жестокую потасовку на ринге. И, наконец, черное скуластое лицо Симми, проверяющего билеты у входа.

— Стой, — внезапно крикнул Марио, вцепившись в мою правую руку. Сильно вильнув, я чуть не врезался в стоявшую на обочине машину, и дал по тормозам.

— Ты что, с ума сошел? — повернулся я к Марио.

Но его как ветром сдуло с сиденья. Он бегом пересек улицу и нырнул в толпу. Быстро пробираясь вперед, он расшвыривал людей в разные стороны, как волк, ворвавшийся в овечье стадо. На его правой руке блеснула полоска металла. Дело запахло дракой.

Я, конечно, мог бы просто уехать — Марио не ребенок, а я ему не нянька. Однако я понимал, что сейчас даже несильный удар в голову может его убить. Я поискал глазами парковку, но не нашел. Машины стояли бампер в бампер по обеим сторонам улицы. Я дал задний ход и свернул в ближайший переулок.

В толпе тем временем происходила перегруппировка. Лица сбились теснее, рты приоткрылись. Большинство глаз смотрело в сторону двери, за которой исчезли Симми и Марио.

Я вылезал из кабины, когда дверь запасного выхода, освещенная фарами моей машины, с неожиданной силой распахнулась настежь, точно кто-то одним ударом выбил прямоугольный кусок стены. Из проема пулей вылетел Симми в ярко-желтой рубашке и в три прыжка пересек переулок. За ним, занеся руку с кастетом, неуклюже бежал Марио. Симми уже успел перекинуть одну ногу через край забора, когда Марио настиг его. Сверкнув на черном лице, белки его глаз закатились от ужаса. Окованный металлом кулак с размаху врезался в его лицо. Чернокожий медленно осел на гравий.

24
{"b":"18691","o":1}