ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— "Королеву ацтеков" уже осмотрели?

— Осмотрели. Там одни обломки. В каюте никого нет. А можно узнать, по какому именно делу вы пришли, мистер...

— Арчер. У меня есть кое-какая информация для Каллагена.

— Он освободится с минуты на минуту. Они там уже больше часа. — Он бросил завистливый взгляд на закрытую дверь, потом вернулся к столу и втиснул свои жирные ляжки между подлокотниками вращающегося кресла.

У меня было время выкурить сигарету — едва ли не первую за этот день. Я примостился на деревянной скамье у стены. Минутная стрелка электрических часов на противоположной стене короткими нервными рывками подбиралась к половине двенадцатого. Сержант, позевывая, листал какой-то журнал.

Наконец щелкнула задвижка и в дверях комнаты для допросов появился Каллаген. Свою огромную шляпу он держал в руке, подставляя веснушчатую лысину безжалостному люминесцентному сиянию. Он неуклюже попятился, пропуская вперед Галли. Глядя на нее сверху вниз, он покровительственно улыбался, точно она была его собственностью.

Галли выглядела такой же свежей и опрятной, как и днем. На ней были темно-коричневый костюм и черная шляпка. Предположение о вдовьем трауре опровергала светло-зеленая блузка под жакетом. Лишь синеватые круги под глазами намекали на то, что ей пришлось пережить.

Я встал, и она застыла на месте, выставив ногу вперед, но так и не сделав следующего шага.

— Мистер Арчер! Не ожидала встретить вас сегодня вечером. — Она завершила начатый шаг и протянула мне руку в перчатке. От нее шел холод даже через лайковую перчатку.

— Зато я такой возможности не исключал. Вы не подождете минуту — мне надо переговорить с Каллагеном.

— Конечно, подожду.

Она присела на скамью. Каллаген завис над ней, осыпая ее благодарностями за оказанную помощь. Галли немного натянуто улыбалась в ответ. Толстяк сержант перегнулся через стойку, жадно пожирая глазами миссис Тарантини.

Надев шляпу, помощник шерифа повернулся ко мне:

— Ну что там у вас, приятель? Постойте, я вас уже где-то видел. Вы были с Марио в баре на набережной. Вы его друг?

— Я частный детектив и разыскиваю Джо Тарантини. Моя фамилия Арчер.

— По ее поручению? — он кивнул в сторону Галли.

— По поручению ее матери. — Я отвел его в дальний конец комнаты. — Я говорил с девушкой, которая сегодня утром видела нечто такое, что может вас заинтересовать. На рассвете она отдыхала на Макерель-Бич в полном одиночестве.

— В полном одиночестве? — Вокруг его глаз собрались насмешливо-недоверчивые морщинки.

— Так она говорит. Так вот, она видела, как из моря на берег вышел мужчина с каким-то узлом на шее — наверное, с одеждой, потому что на нем ничего не было. Он пересек пляж и скрылся в кустах. Потом она услышала звук отъезжающей машины за прибрежной рощицей.

— Так вот, значит, куда делся Тарантини... — протянул помощник шерифа.

— Она говорит, что это был не Джо. И не Марио. Она хорошо знает обоих.

— Что еще за девчонка? Где она сейчас?

— Я встретил ее в «Арене» сегодня вечером. Пытался привести ее сюда, но она от меня сбежала.

— Какая она с виду?

— Блондинка. Худенькая такая.

— Ха! Сейчас половина девчонок в городе блондинками заделались. Когда, говорите, она видела этого парня?

— Незадолго до рассвета. Было еще темно, и она его как следует не разглядела.

— А ей, часом, не померещилось? — спросил он. — Лично я не удивился бы, если бы девушке, лежащей на пляже в полном одиночестве в такое время, что-нибудь померещилось.

— Не думаю, — сказал я. Хотя, возможно, он был прав. Рут была не лучшим свидетелем.

Он повернулся к Галли, снова сняв шляпу. Даже голос его изменился, когда он заговорил с ней, словно с женщинами это был совершенно другой человек.

— Э-э, миссис Тарантини. Напомните мне, пожалуйста, в какое время вы отвезли мужа в порт.

Она встала и четкой походкой подошла к нам.

— Точно не знаю. Полагаю, около четырех утра.

— Но, во всяком случае, до рассвета?

— По крайней мере за час до рассвета. Когда я вернулась в Санта-Монику, еще не совсем рассвело.

— Да-да, кажется, так вы мне и сказали.

— Это имеет какое-то значение?

— В деле об убийстве все имеет значение, — внушительно сказал он.

— Вы думаете, его убили? — спросил я.

— Тарантини? Пока неясно. Утром начнем прочесывать дно моря в том районе.

— Но вы упомянули об убийстве.

— Именно так. Тарантини подозревается в убийстве. Лос-анджелесское управление отдало приказ всем постам о его задержании. Разве вы не слышали об убийстве Даллинга?

Я взглянул на Галли. Она едва заметно покачала головой.

— Ах, это, — неопределенно сказал я.

— Я ужасно устала, — заявила она. — Я попрошу мистера Арчера отвезти меня домой.

— С удовольствием, — ответил я.

24

На ступеньках суда она взяла меня под руку. Ее пальцы сильно сжали мою руку, но это было даже приятно.

— Я рада, что вы появились, Арчер. Я несколько часов подряд отвечала на вопросы полицейских и совершенно потеряла ощущение реальности, точно все это происходит во сне. А вы такой основательный — на вас можно опереться, правда?

— Достаточно основательный. Я вешу сто восемьдесят пять фунтов.

— Я не это имела в виду, вы знаете. Все эти полицейские физиономии, они как маски смерти. А у вас нормальное человеческое лицо.

— Нормальное человеческое лицо и масса других достоинств, — пробормотал я. — Кстати, я тоже бывший полицейский. И должен сказать, вы идете по тонкому льду.

Она сильнее сжала мою руку.

— По тонкому льду?

— Да, вы не ослышались. Я не понимаю, почему лос-анджелесская полиция не задержала вас в качестве главного свидетеля.

— С какой стати они станут меня задерживать? Я ни в чем не виновата.

— Возможно, не виноваты на деле. Но не в помыслах. Вы слишком умны, чтобы Тарантини мог обвести вас вокруг пальца. Вы не могли прожить с ним больше двух месяцев, так и не догадавшись, чем он занимается.

Она отпустила мою руку и отступила назад, когда я открыл для нее дверь моей машины.

— Садитесь, миссис Тарантини, Вы ведь просили, чтобы я отвез вас домой. Кстати, где ваша собственная машина?

— Я не решилась сесть за руль сегодня вечером. У меня был такой тяжелый день, а вы тут устраиваете мне перекрестный допрос. — Голос ее надломился. Была ли это игра? Не знаю.

— Садитесь. Я хочу послушать, что вы рассказали в полиции.

— Вы не имеете права так со мной разговаривать. Жену нельзя заставить свидетельствовать против мужа. — Но она все-таки села в машину.

— Можно, если она его сообщница, — сказал я и с силой захлопнул дверцу, ставя точку в предложении.

Она отодвинулась к противоположному краю сиденья.

— Я даже не знала, что Джо подозревают в убийстве, пока мне не сказал Каллаген. И вообще, ордера на его арест нет. Его разыскивают просто для того, чтобы допросить. В квартире Кейта нашли отпечатки его пальцев. — Голос ее слегка дрожал.

— Вы должны были подумать. — Я свернул налево, по направлению к главной улице. — Узнав об убийстве Даллинга, вы должны были подумать об утреннем визите Тарантини в его квартиру. Что вы сказали по этому поводу в полиции?

— Ничего. Я ни словом не упомянула об этом. Сказала, что отвезла Джо прямо в Пасифик-Пойнт.

— И после этого вы говорите, что не понимаете, что я имею в виду? Насчет тонкого льда?

— Я не могла им сказать, — прошептала она. — Если его найдут, этого будет достаточно, чтобы посадить его на электрический стул.

Я остановился перед мигающим красным огоньком светофора, потом пересек главную улицу, направляясь в сторону шоссе.

— Еще днем вы были сильно настроены против Тарантини. И вдруг превратились в примерную жену. С чего бы такая метаморфоза?

— Можете приберечь свой сарказм для другого случая, Арчер! — Она снова начала показывать характер. — Джо не слишком приятный человек, но на убийство он не способен. Кроме того, я его жена.

30
{"b":"18691","o":1}