ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы не знаете, что с вами будет через пять минут, а говорите о неделях. За эту неделю вас могут отправить на тот свет.

Кривая улыбка углубила одну из складок у его рта.

— Вполне возможно. Но ведь и вас тоже. Во всяком случае, я вам этого желаю.

— Кому вы отдали деньги?

— Джо Тарантини. На вашем месте я бы не пытался отнять их у него.

— Где он сейчас?

Он пожал широкими плечами.

— Не знаю и знать не хочу. Закадычными друзьями мы с ним не были.

— Когда вы видели его в последний раз?

— Два дня назад, — ответил он после некоторого раздумья.

— Когда вы купили у него героин?

— Похоже, вы знаете о моих делах больше, чем я сам. — Он подался ко мне, подобрав ноги под себя. Я повел револьвером, чтобы напомнить ему, что он у меня на мушке.

— Уберите эту штуку, — попросил он. — Как, еще раз, ваше имя?

— Арчер, — сказал я, не убирая оружие с колена.

— Сколько вам платит Марджори, Арчер?

— Достаточно.

— Я мог бы заплатить вам гораздо больше, если вы предоставите мне немного свободы действий. Немного времени.

— Вряд ли я смогу это сделать.

— У меня есть два килограмма чистого героина. Вы знаете, сколько это нынче стоит?

— В последнее время я не следил за рынком. Напомните мне.

— Чистых сто тысяч долларов, если вы дадите мне время установить нужные контакты. Сто тысяч сверх моего долга этой стерве. — Впервые с начала нашего разговора он несколько оживился. — Я даже не прошу, чтобы вы ее надули. Мне нужно только время. Хватит четырех дней.

— И все это время я буду сидеть и держать вас на прицеле?

— Можете спрятать вашу пушку — я вас не заставляю.

— Сдается мне, вы пытаетесь обвести меня вокруг пальца точно так же, как Марджори. Я подозреваю, что деньги при вас.

Он напряг кожу вокруг глаз, пытаясь придать им выражение неподдельной искренности. Но и в венчике мелких морщин они остались блеклыми, холодными и непроницаемыми.

— Вы ошибаетесь, старина. — Я понял, у кого подцепил это словечко Москит. — Можете проверить мой бумажник, если хотите. — Его рука поползла к внутреннему карману пиджака.

— Держите руки у меня на виду. А как насчет ваших чемоданов?

— Можете обыскать их прямо сейчас. Они не заперты. — Это, очевидно, означало, что там нет ничего интересного.

Он повернул голову и посмотрел на дорогие чемоданы, стоявшие рядом со скамьей, впервые показав мне свое лицо полностью. В профиль его сломанный нос и тяжелая челюсть придавали ему сходство со стареющим громилой. Анфас он вполне мог сойти за джентльмена в Южной Калифорнии. У него был правильный, почти мягкий овал лица, волнистые светлые волосы, волной зачесанные с высокого загорелого лба. Гладкая кожа лица переходила в индюшечьи складки под подбородком.

В известном смысле он сумел ввести меня в заблуждение. Мне не удалось заглянуть за эту почти благопристойную маску. И то, что я принял видимость за чистую монету, играло на руку Спиду. Он почувствовал себя непринужденнее, хотя я по-прежнему держал револьвер на колене.

Я попытался добраться до пожилого измученного человека, скрывавшегося под маской.

— Вы конченый человек, Спид. Думаю, вы это понимаете. Он ничего не ответил, но в глазах его мелькнуло что-то похожее на согласие.

— Вам меня не купить, — сказал я. — Судя по всему, из этого дела вы уже не выпутаетесь. Вы поставили на карту все — и проиграли.

— Куда вы клоните? Или вам просто нравится слушать собственные речи?

— Вам придется поехать со мной. Во-первых, надо разобраться с деньгами Марджори...

— Она их никогда не получит, если вы потащите меня с собой. Ни единого цента.

— Тогда она утешится тем, что засадит вас за решетку. Она настроена дожать дело до конца. Не говоря уже о полиции. У нее будет к вам масса вопросов о том, о сем — особенно об убийстве Даллинга.

— Об убийстве Даллинга? — Лицо его обострилось и пожелтело. — Кто такой Даллинг? — Однако он явно знал, кто такой Даллинг, и я знал, что он знал.

— Но даже если вас отпустит полиция, вас будут поджидать Даузер с Блэйни. В прошлый раз у них не было на вас особого зуба. Все, что им было нужно, — это ваша территория. На этот раз они просто разорвут вас на куски. Сейчас я не дам за вашу жизнь и ломаного гроша.

— Значит, вы один из подручных Даузера. — Он не мог оторвать взгляда от моего пистолета. Я поднял его, чтобы он мог заглянуть в дуло — черную дыру в никуда.

— Ну так как, Спид? Поедете со мной или здесь рассчитаемся?

— Рассчитаемся? — Глаза его по-прежнему смотрели на револьвер.

— Я уеду отсюда либо с вами, либо с героином — одно из двух.

— К Даузеру?

— Вы догадливы. Если Дэнни получит свой порошок обратно, вы уже не слишком будете его интересовать.

— Я с вами поделюсь, — с усилием выдавил он. — Сто тысяч на двоих. Пятьдесят вам, пятьдесят мне. У меня есть человек на Восточном побережье, он вылетает сюда завтра. — Он слегка задохнулся от столь длинной речи.

— Меня вам не купить, — повторил я. — Давайте героин.

— Если я его отдам, что будет со мной?

— Это ваше дело. Садитесь в машину и поезжайте как можно быстрей и как можно дальше. Или идите пешком на запад, пока не упретесь в океан, и не останавливайтесь.

Он посмотрел мне в глаза. Лицо его стало старым и больным.

— Надо было застрелить вас, когда у меня была возможность, — проговорил он.

— Надо было. Но вы упустили свой шанс. Теперь ваше дело швах, как я уже вам сообщил.

— Да, — согласился он. — Мое дело швах. — Он сказал это почти весело, с какой-то отчаянной усмешкой. Мне даже показалось, что он и не рассчитывал на иной исход и сейчас испытывал горькое удовлетворение от того, что не ошибся в своих ожиданиях.

— Мы теряем время, — сказал я. — Где героин?

— Я без обиняков отвечу на ваш вопрос, если вы без обиняков ответите на мой. Кто вас навел на меня? Я не собираюсь никому мстить. Просто хочу знать.

— Никто.

— Никто?

— Я немного поработал головой и порядочно — ногами. И сам до всего докопался. Вы, естественно, этому не поверите.

— Нет, отчего же, верю. Да и какая теперь разница. — Он раздраженно потряс головой, досадуя на то, что ответ оказался так прост.

— Это чертово зелье — в жестянке из-под табака в кухонном шкафу, — проворчал он.

Там я его и обнаружил.

29

Я решил, что делать с Рут, еще не вернувшись в отель «Грэндвью». Я знал, что никогда себе не прощу, если не помогу ей. Молоденькая девчонка с героином в венах — это готовый персонаж для кошмарного сна, который может преследовать вас всю жизнь.

В холле отеля было темно и безлюдно, если не считать ночного портье, сидевшего за конторкой с научно-фантастическим журналом в руках. Вернувшись на землю из межгалактических просторов, он окинул меня быстрым, но пристальным взглядом. Мы не обменялись ни словом. Я поднялся на лифте и снова оказался перед дверью с номером 307.

Рут спала в той же позе, в какой я оставил ее, — согнув колени и подтянув стройные ноги к груди. Она пошевелилась и вздохнула, когда я закрыл дверь и подошел ближе, чтобы взглянуть на нее. Упавшие на лицо золотые волосы колебались от дыхания. Я осторожно откинул их назад. Она подняла руку, точно защищаясь от удара, но не проснулась. Сон ее был глубок, и я не знал, смогу ли разбудить ее.

Сходив в ванную, я набрал стакан холодной воды, перевернул Рут на спину и вылил воду ей на лицо. Веки ее дрогнули, она открыла глаза и выругалась.

— Подъем, соня! — бодро крикнул я.

— Оставьте меня в покое, не трогайте мои сны. — Она перевернулась на живот и зарылась мокрым лицом в такую же мокрую подушку.

Но я снова перевернул ее на спину.

— Эй, малышка! Пора вставать.

— Нет, пожалуйста, нет. Я не хочу, — проскулила она, снова зажмурив глаза.

Я набрал еще стакан воды и стал над Рут.

— Еще водички? — громко спросил я.

— Нет! — взвизгнула она, понося меня последними словами, и села в постели.

40
{"b":"18691","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кровавые обещания
Эмма и Синий джинн
Самоисцеление. Измените историю своего здоровья при помощи подсознания
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Дурдом с мезонином
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
Слишком близко
Око Золтара