ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, я видела... его. — Глаза ее были темны, как ночь. — Доктор как раз начал его... резать.

— Им не стоило вас впускать.

— Я сама настояла. Я должна была знать. Но это ужасно — видеть, как режут на куски человека, который недавно был твоим мужем. Даже для медсестры, которая привыкла к таким зрелищам.

— Хотите выпить?

— Да. Спасибо. Виски без содовой, если можно. — Она дышала часто и прерывисто, как собака в жаркий день.

Я подождал, пока она выпьет, и спросил:

— Что сказал доктор?

— Он думает, что Джо утонул.

— В самом деле?

— А вы разве сомневаетесь?

— Я ведь своего рода ходячий вопросительный знак — этакий крючок, на который изредка цепляются правильные ответы. Выпейте еще.

— Да, пожалуй. Даузер арестован, вы слышали? Каллаген мне сказал.

— Прекрасно, прекрасно. — Мне на захотелось похвастаться своей ролью в этом деле. — Скажите мне одну вещь, Галли.

— Да? — Стакан ее опустел, глаза заблестели.

— Вы не могли бы рассказать мне поподробнее о последнем уик-энде, который вы провели с Джо в пустыне?

— Потерянное время, поверьте. Джо просто осатанел. Это было все равно, что оказаться в одной клетке с больным львом. Я и сама почти что осатанела — Джо не хотел говорить мне, в чем дело, и это выводило меня из себя.

— Меня интересуют факты. Несколько конкретных фактов.

— Это и есть факты.

— От этих толку мало. Мне нужны детали. Например, как он был одет?

— Большую часть времени он ходил в нижнем белье. Это имеет какое-то значение? Там было жарко, несмотря на кондиционер и...

— Но одежда-то у него с собой была?

— Разумеется.

— Где она сейчас?

— Не могу сказать. Он затолкал ее в свою сумку, и с ней я отвезла его в порт.

— В чем он был в ту ночь?

— В рабочей одежде. В синих джинсах и такой же рубашке.

— То есть в той самой, которая на нем сейчас?

— Когда мне его показали, на нем уже ничего не было. Думаю, в той самой. А что?

Она сосредоточенно нахмурила брови.

— Ну да, он не переодевался, когда вернулся домой в пятницу вечером.

— И продолжал ходить в джинсах и рубашке — естественно, когда не был в нижнем белье — до самого вторника. Это не очень сходится с тем, что мне говорили о Джо.

— Да, наверное. Но он был сам не свой. В какой-то лихорадке. Я приготовила обед к его приезду — он позвонил, что возвращается, — но он к нему даже не притронулся. Я едва успела хоть как-то собраться — так он торопился. Мы помчались в «Оазис», а потом три дня просидели в коттедже, глядя друг на друга.

— Он так ничего и не объяснил?

— Сказал, что должен на время уехать подальше и ждет денег. Я подумала, что он наконец порвал с гангстерами — я давно на него наседала. Я видела, что он боится, и решила, что они за ним охотятся. Я была совершенно в этом уверена, иначе бы не уехала с ним из города и не осталась в «Оазисе». Но когда подошло время бежать, он меня бросил.

— Не брось он вас, вы могли бы оказаться там же, где он сейчас.

— Может, так было бы лучше. — Она подняла свой пустой стакан и уставилась на его дно, точно увидела там свое безрадостное будущее.

Официант, толстый старый грек, двигавшийся плавно, как на колесиках, появился рядом с нашей кабиной.

— Еще виски? — спросил он.

Галли очнулась от своего провидческого транса.

— Наверное, мне надо что-нибудь съесть, хотя я не знаю, смогу ли.

— Бифштекс, как у джентльмена? — Официант показал руками очертания воображаемого бифштекса. Галли рассеянно кивнула.

— А мне еще пива, — бросил я. Официант исчез. — Еще одна деталь, Галли, — продолжал я. Она подняла голову. — Вы ни словом не обмолвились о Германе Спиде.

— Спиде? — Она закусила нижнюю губу мелкими белыми зубами. — Я же сказала, он был моим пациентом в больнице.

— Вот именно. И потому вы должны были его узнать.

— Не понимаю. Когда я должна была его узнать?

— В воскресенье ночью, когда он приезжал к вам в «Оазис». Вы ведь знали, что он купил у Джо героин.

— Не может быть!

— Разве вы не видели там Спида?

— Меня там не было в воскресенье ночью. И Спида я не видела с тех пор, как он выписался из больницы. Я даже слышала, что он покинул страну.

— Вы слышали что-то не то. Так где же вы были?

— В воскресенье? Часов в восемь Джо велел мне уехать и не возвращаться по крайней мере два часа. Он разрешил мне взять машину. Откуда вы знаете, что туда приезжал Спид?

— Неважно. Главное, что он там был и действительно купил у Джо героин...

— Этот героин, о котором вы говорите, — Джо украл его у Даузера? — Она впилась глазами в мое лицо.

— Очевидно.

— И продал Спиду?

— За тридцать тысяч долларов.

— Тридцать тысяч долларов! — медленно повторила она. — Где они сейчас?

— Может быть, в сумке Джо на дне моря, а может, нашли уютное местечко в чьем-то кармане.

— В чьем, например?

— Да того же Спида. — Только сейчас я подумал, что он подозрительно легко отдал мне героин. — Он мог узнать планы Джо и поджидать его на яхте во вторник вечером. Кроме денег у него был еще один мотив для убийства. Дело в том, что ваш благоверный продал его гангстерам прошлой осенью.

У нее округлились глаза.

— Я думала, они были друзьями.

— Спид тоже так думал. Возможно, он убедился в обратном и решил отомстить. Я говорю «возможно», потому что существует еще одна возможность, которая кажется мне более вероятной.

— Кейт Даллинг, — пробормотала она.

— Вы сообразительная женщина.

— Не особенно, — криво усмехнулась она. — Я столько дней думала о нем — все пыталась понять, почему он так вел себя и почему его убили. Ведь он следил за нами в «Оазисе». Я думала, что он просто влюблен в меня. Мне и в голову не приходило, что он охотится за деньгами, хотя, видит Бог, он в них нуждался.

— Полагаю, вы виделись с ним в воскресенье вечером?

— Виделась. Он сказал вам, да? Он ждал меня на дороге, когда я выехала из дому. Сказал, что беспокоится за меня. Мы поехали в какой-то кабачок в Палм-Спрингс, он выпил лишнего и стал уговаривать меня бежать с ним.

— Он догадывался, что за товар прятал Джо?

— Если и догадывался, мне ничего не сказал. Откровенно говоря, я думала, что он очень наивен, даже глуповат. Этакий милый дурачок.

— Я тоже так думал. Но теперь совершенно ясно, что он был на яхте во вторник утром. Одна девушка видела, как он выплыл на берег.

— Не может быть! — воскликнула она, подавшись вперед. — Ведь тогда он наверняка и есть убийца.

— Пожалуй, если не считать пары деталей, которые не дают мне покоя. Одна из них — это то, что он сам был убит спустя час или два.

— Из вашего пистолета.

— Из моего пистолета. Это была бы забавная ирония судьбы если бы люди Даузера ухлопали его, приняв за сообщника Джо. Но как к ним попал мой пистолет? Вы сказали, что его взял Джо. Вы в этом уверены?

— Я сама видела. Он сунул его в сумку вместе со своим.

— Если так, то нетрудно представить, как это могло произойти. Даллинг мог забрать мой пистолет вместе с деньгами Джо, а потом люди Даузера отняли его у него, когда ворвались к нему в квартиру. Старый гангстерский трюк — убить человека из его же оружия.

— Правда? Я даже не знала. — Голова ее стала снова клониться вниз — наверное, под тяжестью такого количества информации сразу.

— Действительно, это было бы очень забавно, — продолжал я. — Однако в жизни так не бывает. К тому же это не дает ответа на второй важный вопрос: зачем Даллингу понадобилось убеждать вашу мать нанять меня? Здесь что-то не сходится. Или он на самом деле шизофреник?

— Не думаю. Мне кажется, я знаю ответ на ваш второй вопрос — по крайней мере один из возможных ответов.

— Если так, я тут же возьму вас на работу.

— Она мне не помешает. Так вот, дело в том, что Кейт смертельно боялся Джо. Ему нужно было, чтобы вы вмешались и как можно сильнее напортили Джо. Больше всего его устроило бы, если бы вас обоих убили. Тогда бы он получил меня, не выходя из дому. Ему даже не пришлось бы переносить меня через порог. Ну как, теперь сходится. А мою мать он втянул потому, что боялся нанять вас сам — слишком многое в этом деле могло обернуться неприятностями.

46
{"b":"18691","o":1}