ЛитМир - Электронная Библиотека

Он кивнул:

— Понятно. Со мной тоже такое бывало.

Он провел меня к гаражу и открыл дверь. Там было три машины: пожилой «континенталь», новенький «форд» и пикап-полутонка, производства «Дженерал моторс». Четвертой машине встать было некуда. Это навело меня на мысль, что капитан Сомервилл вполне может быть дома.

Лорел не было ни в одной из машин, ни в комнатке, где хранились инструменты, ни в ванной, приделанной к гаражу. Смит захватил в инструменталке фонарик. Мы стали спускаться по горе, продираясь сквозь деревья и кусты, стукаясь головами о незрелые апельсины на ветках. Смит отпер дверь склада.

Склад был построен из нешлифованных досок Мамонтова дерева и наполнен всякой всячиной, скопившейся за долгие годы: старая мебель, полки с пыльными книгами, пыльные же чемоданы с заграничными этикетками, ржавый шкаф-картотека, садовые инструменты, инсектициды, крысиный яд. Лорел не было нигде, хотя луч фонарика осветил самые дальние закоулки склада.

Некоторое время Смит не отводил фонарика от большого морского сундука, выкрашенного в синий цвет, по которому красной краской были выведены фамилия и звание его хозяина, а также название его корабля.

Затем луч взметнулся выше, к фотографии, что висела на стене над сундуком. Через пыльное и треснутое стекло улыбался человек в капитанской фуражке.

— Это капитан до того, как потерял свой корабль, — пояснил Смит.

Он светил фонариком, а я рассматривал портрет. Капитан был хорош собой, и в глазах его светилась отвага, но его застывший в полуулыбке рот был лишен мужественности.

Когда мы вышли, я спросил:

— А капитана точно нет дома?

— С чего вы взяли, что он может быть дома?

— Вы показали мне все, кроме самого дома.

— Так велено. В дом не приказано никого впускать.

Мы пошли по дорожке, вымощенной каменными плитами, к насосной. Насос дышал за стеной тяжело, словно бегун-марафонец. За его вздохами я расслышал шуршание лапок: там бегало какое-то маленькое животное.

Смит передал мне фонарик и вынул из кармана пистолет 38-го калибра со стволом в два дюйма.

— Что вы собираетесь делать?

— Тут вроде бы крыса. Попробуйте ее высветить.

Он распахнул дверь искалеченной рукой. Я включил фонарик и направил его на цементный пол, боясь, что на полу может лежать Лорел и получить не предназначавшуюся ей пулю.

В светлом пятне появилась крыса с блестящими глазками. Она кинулась к дренажному отверстию. Но не успела она добежать, как грянул выстрел. Крыса упала, дернулась и осталась лежать неподвижно в красной лужице.

Глава 9

Словно подчиняясь выстрелу, как сигналу, наверху в доме стал звонить телефон. Он дал три звонка и затих. К тому времени Смит уже оказался на вершине холма, а я ненамного от него отстал. Мы остановились возле бассейна, из дома доносился мужской голос — хриплый и напряженный. Мужчина говорил по телефону.

— Значит, капитан все-таки дома? — спросил я Смита.

— Да. Он сказал, чтобы его не беспокоили.

— Но теперь, когда его все-таки побеспокоили, может, вы меня к нему проводите?

— Зачем?

— Насчет Лорел.

— Ее же здесь нет. Вы сами убедились.

— А вдруг это Лорел позвонила?

— Сейчас спрошу его.

Он отпер раздвижную дверь и вошел в дом, оставив меня на улице. Я стал расхаживать взад и вперед у бассейна, пытаясь подавить чувство безысходности. Пока в моем активе была лишь убитая крыса и навязчивое видение — лежащая Лорел, а рядом пустой флакон из-под нембутала.

Из дома опять донесся голос капитана, но разобрать, что он говорит, было невозможно — так бывает в плохом сне. Затем я услышал голос Смита. Он подошел к стеклянной двери и раздвинул ее ровно настолько, чтобы впустить меня.

— Капитан примет вас. Только, пожалуйста, покороче. Он не спал две ночи.

Капитан сидел за столом своего кабинета в пижаме. Вид у него был серый и измученный. В его бесформенном лице было нелегко узнать человека, портрет которого висел на складе. В кабинете никаких фотографий и картин не было.

Он встал и коротко пожал мне руку — жест, лишенный, несмотря на все усилия хозяина, признаков энергии.

— Насколько я понял, мистер Арчер, вы частный детектив. Я не понимаю другого: на кого вы работаете?

— На Тома Рассо, мужа вашей племянницы.

— Где она?

— Не знаю. Она сбежала с флаконом нембутала...

— Где и когда это произошло? — резко спросил он меня.

— Сбежала из моей квартиры в Западном Лос-Анджелесе, около восьми часов вечера.

— Кто с ней был?

— Она ушла одна.

— Вы уверены? — глаза на загорелом лице Сомервилла смотрели недоверчиво.

— Ее могли подобрать на улице, — предположил я.

— Значит, кто-то ее там ждал?

— Я говорю, что такое могло быть...

— Кто же?

— Не знаю. Я не уверен, что это случилось.

Он повернулся, дошел до стены кабинета, бесшумно ступая по ковру босыми ногами, потом, развернувшись, пошел на меня, выставив палец, словно обвинитель на суде.

— Зачем вы приехали сюда?

— Я езжу по адресам, где она может оказаться. Я был у ее мужа. У ее подруги Джойс Хэмпшир. Я говорил с ее родителями.

— Как давно?

Я взглянул на мои часы. Двенадцатый час.

— Пару часов назад. Я не понимаю смысл ваших вопросов.

— Неужели?

Капитан привстал на цыпочки. Из нас троих он был самый малорослый. Смит молчаливо высился над ним, почтительно окаменев в соответствии с субординацией военных времен, от которой за эти годы вполне могло бы и не остаться следа.

— Вы говорите загадками, капитан, — сказал я.

— Хорошо, оставим экивоки. Прежде чем я продолжу разговор, я хотел бы знать имена тех, кто может за вас поручиться. Тех, кого я знаю лично — или репутация которых общеизвестна.

— Это непросто в такое время...

— У нас и ситуация необычная...

— Ладно. Вы знаете Джона Тратвелла из Пасифик-Пойнта?

— Да, но весьма отдаленно. Я больше знаком с его прежним партнером Эмерсоном Литтлом. Он адвокат моей тещи.

— Наведите у него справки обо мне.

Капитан сел за стол, позвонил, Эмерсон Литтл был дома. После обмена обычными в таких случаях репликами он поинтересовался мнением Литтла обо мне. Он бесстрастно выслушал ответ, затем поблагодарил собеседника и положил трубку.

— Он дал вам высокую оценку. Надеюсь, он знает, что говорит.

— Я тоже на это надеюсь.

— Жизнь моей племянницы может быть под угрозой?

— Я действую, исходя именно из этого тезиса.

Его лицо сомкнулось, как кулак, который он готов был сунуть в мою физиономию.

— Вы знаете, что ее похитили?

— Нет.

— Так знайте. Ее отец получил требование о выкупе, как только вернулся домой сегодня вечером.

— Письменно или по телефону?

— Кажется, по телефону. Сумма внушительная — это больше того, чем он располагает.

— Сколько же?

— Сто тысяч долларов наличными. Поскольку у Джека и Мариан таких денег нет, они обратились к его матери, бабке Лорел. Она-то и позвонила мне несколько минут назад. Джек просил ее никому об этом не говорить, но она все же решила со мной посоветоваться. Я считаюсь полноправным членом семьи, хотя связан с Ленноксами через жену.

Эти нотки тщеславия никак не увязывались с его искренней обеспокоенностью за племянницу. Я спросил:

— Когда должны быть доставлены деньги?

— Требовали сегодня же. Но это нереально, поскольку речь идет о наличных. Тут нужно время.

— Они будут перезванивать?

— Похоже, что да, в течение ночи. Джек попытается уговорить их подождать до середины завтрашнего дня.

— Он намерен обращаться в полицию?

— Вряд ли. Они ему не советовали. Я не говорил с Джеком. Мне звонила бабка Лорел, Сильвия. Она очень расстроена, говорила не очень связно.

— Она готова дать деньги?

— Конечно. Сильвия обожает Лорел. Как и все мы. Деньги не проблема.

— Тут могут быть другие проблемы. Прежде чем платить, хорошо бы удостовериться, что она и правда находится у лиц, требующих выкуп. А также, что она жива.

9
{"b":"18692","o":1}