ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
Еще темнее
Шаман. В шаге от дома
Вы ничего не знаете о мужчинах
Тени сгущаются
Русская пятерка
Квартирантка с двумя детьми (сборник)
Двадцать три

— Это вы, мисс Вест?

— Да. — Она захлопнула ногой дверь в гостиную.

— Вы поняли, кто с вами говорит? Хочу встретиться с вами лично и прямо сейчас. Ваш дружок слишком часто сует ко мне свой нос, а мне это не нравится. Совсем не нравится.

— Я просила вас уехать из города. И вы согласились.

— Может быть, и согласился. Но я не собираюсь уезжать, понятно? Я буду находиться поблизости, хочу посмотреть, какие получатся пироги. Вы становитесь мне поперек дороги, а мне это не нравится.

— Думайте, что хотите. Я этого не делаю.

— Может быть, и не делаете, а может быть, и делаете. В любом случае хочу встретиться с вами. Я увижу вас?

— Да, да. Я приеду. Вы дома?

— Нет! Тейлор заглядывает туда слишком часто. Я в мотеле «Мексикана», номер 106. Знаете, где он находится?

— На бульваре Голливуд?

— Точно. Я буду ждать. И если вы привезете с собой кого-нибудь, то совершите большую ошибку. Очень большую. — Он повесил трубку.

Паула как можно любезней отделалась от госпожи Свэнскаф и вывела свою двухместную машину с въездной площадки. В последний момент она прихватила с собой небольшой автоматический пистолет 25-го калибра, который хранила в ящике рядом со шкатулкой для драгоценностей.

Глава 19

Уже стемнело, когда посетительница покинула дом Паулы. Брет увидел при свете, падавшем из окна, что Паула ее не провожала. Пожилая женщина села в свою машину и уехала. У Брета сначала появилось желание поехать за ней, хотя бы для того, чтобы узнать, знакома ли она ему. Но потом он решил не ехать. Не было оснований предполагать, что женщина имеет какое-то отношение к его делу или к нему, а следил он за Паулой. У него было предчувствие, что рано или поздно Гарри Милн приедет к ней или она отправится к нему.

Водитель такси проснулся, когда мимо проехала двухместная машина, кашляя выхлопными газами. Он потянулся и протер глаза.

— Господи Иисусе! Уже стемнело. Что, мы всю ночь будем тут стоять?

— Может быть, пока не знаю.

— Моя смена кончается в восемь, приятель. А сейчас полвосьмого.

— Я хотел бы, чтобы вы побыли здесь, если можно. Вот десять долларов в счет оплаты.

— Хорошо. Думаю, все будет в порядке. Но мне надо позвонить диспетчеру.

— Только не сейчас. Подождите.

Минутой позже, как бы подтверждая его предчувствие, машина Паулы подала задом с въездной площадки и остановилась рядом с передним крыльцом. Паула вышла из машины и побежала опять в дом.

— Поезжайте вперед, до угла на перекрестке, — приказал он водителю. — Я хочу, чтобы вы поехали за этой машиной, но не знаю, в какую сторону она повернет.

— Понятно.

Такси тронулось с места и медленно проехало мимо дома. Они еще не достигли перекрестка, как машина полностью выехала с въездной дорожки и повернула в их сторону. Брет снял свою белую фуражку и пригнулся на сиденье. Машина, которую вела Паула, обогнала их, набирая скорость, и на перекрестке повернула в сторону центра Голливуда.

— Вот она, эта машина. Не отставайте от нее.

— Постараюсь, — крикнул через плечо водитель. — Моя развалюха — не гоночная машина.

Он держал ее машину в поле зрения. На время она пропала в заторе дорожного движения в районе Голливуда и улицы Вайн, но Брет заметил ее характерный откидывающийся верх, и им удалось вновь приблизиться к машине, когда та повернула на бульвар. Проехав около мили, она остановилась у кромки тротуара, и Паула вышла из нее. Они подоспели вовремя, чтобы увидеть, как она пошла по направлению к двухэтажному оштукатуренному зданию с красным неоновым знаком: "Мотель «Мексикана».

— Запаркуйтесь дальше по улице, перед ее машиной, — бросил Брет, выскакивая из такси. — Если она выйдет раньше меня, посмотрите, в каком направлении поедет.

— Лады, — ответил водитель, начиная терять терпение.

Паула не вошла в парадную дверь, а поднялась по наружной лестнице с левой стороны здания. Как только она скрылась из виду, Брет поспешил за ней. Вбежав по лестнице так, что голова его оказалась на уровне последней ступеньки, ведущей на балкон, Брет видел, как она стучала в дверь примерно в средней части балкона. Дверь открылась, и на мгновение он четко увидел ее профиль в потоке желтого света. Она вошла внутрь, и дверь закрылась.

Двигаясь как можно тише, Брет пошел по балкону мимо целого ряда закрытых дверей к той, которая только что открылась и закрылась. Во двор попадало достаточно света, чтобы он мог разобрать металлические цифры на двери: «106». Рядом с дверью находилось узкое окно, но занавеска была плотно задернута. На свету не просматривалась даже человеческая тень, хотя он слышал приглушенный шум голосов. Он стоял у стены, рядом с окном, и напряженно вслушивался. Раздавался мужской, взвинченно-лающий голос, были слышны мягкие женские тона. Несомненно, женский голос принадлежал Пауле, но он не мог узнать мужской.

Женский голос неожиданно повысился, и он услышал несколько слов, которые прояснили ситуацию:

— Вы будете помалкивать, или я убью вас...

Мужчина испустил невеселый хохот гиены.

Брет напрягся и нащупал в кармане пистолет. Но тут кто-то мягко сказал за его спиной:

— Спокойно, друг, никаких неприятностей.

Брет крутанулся и увидел перед собой небольшого яйцеобразного человека в рубашке с короткими рукавами, который держал руки в карманах.

— Кто вы такой?

— Я управляю этим заведением, вот и все. А что вы, черт возьми, делаете здесь?

— Тише, — взволнованно прошептал Брет.

Он с ужасом подумал о том, что Паула может выйти и застать его здесь. Он двинулся в сторону мужчины с короткими рукавами, и они вместе направились к лестнице.

— Я видел, как вы последовали за ней сюда. Ваша жена?

— Вас это не касается.

— Ну нет. Меня это в каком-то смысле касается. Вы были готовы учинить скандал, ведь правда? Скандалы — это то, что противопоказано моему бизнесу.

Они задержались у нижней ступеньки лестницы. Лицо маленького человека отдавало красным под неоновым светом. Это лицо было все в обвисших складках, густые черные брови нависли над подозрительно взиравшими черными глазами, мясистый нос, толстые губы, которые, растянувшись, зажали потухшую сигарету. Общее впечатление было отвратительное, хотя под хитростью и просматривалась некоторая честность.

— Я не могу здесь стоять, — сказал Брет. — Она может выйти в любую минуту.

— Ну и что? Я думал, вы хотите ее видеть.

— Не ее, а мужчину.

— Заходите сюда. — Он пропустил Брета в дверь, на которой было написано «Контора», и опустил жалюзи на переднем окне. — В чем интрига, лейтенант? Вы хотите накрыть их, как говорят, с поличным?

— Нет, ничего подобного. Кто снимает сто шестой номер?

— Такую информацию я могу дать только полиции...

— Черт подери, я пойду и узнаю сам! — Он направился к двери.

— Минуточку, минуточку. Вы хотите, чтобы я вызвал полицию? Я уже сказал, что мы не потерпим здесь скандалов.

Брет в нерешительности остановился возле двери.

— Кто находится в сто шестом?

— Парень по фамилии Майлс. Приехал после обеда. Вы его знаете?

— Знаю. Извините, но я иду к нему.

Маленький мужичок стоял возле окна и поглядывал через полоски жалюзи.

— Какой смысл? — спросил он вдруг. — Она только что вышла и уехала.

— Будь ты проклят! — Брет распахнул дверь на улицу. Машины Паулы не было видно.

— Но вы сказали, что не хотите встречаться с ней. — Человек оказался за его спиной. — И я тоже не хотел, чтобы вы с ней встретились. Когда появляется треугольник, то сразу начинает попахивать бедой. Беда влечет за собой полицию, а полиция сулит неудачи для бизнеса.

— Не вмешивайтесь в это. Мне надо повидать Майлса.

— Может быть, будет лучше, если вы этого не сделаете? Вы слишком разгорячились, не так ли, лейтенант? Я сказал вам, что скандалы нам здесь не нужны.

— Успокойтесь на этот счет. Вы не сможете избежать скандалов, если сдаете номера преступникам.

39
{"b":"18693","o":1}