ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, — прошептал Майлс. — Господи!

— Сколько времени вы знали мою жену?

— Я? — пробормотал он. — Я не знал вашей жены. Откуда вы взяли, что я был знаком с ней?

— Отвечайте, да поживее.

— Мы были с ней в приятельских отношениях, вот и все. Просто приятели. Она была милой деткой. Я ничего не сделал ей плохого. — Его бегающие глаза опять остановились на пистолете, который твердо держала рука Брета. — О нет! — воскликнул он. — Не стреляйте! — Две глубокие морщины прорезались на его переносице. Зубы застучали. — Вы сошли с ума, — заикаясь, произнес он.

Но тут в воздухе запахло кислым. Противный кислый запах появился во рту у Брета, тошнота охватила его желудок. Он застыдился своего торжества, ему стало стыдно и за своего противника. Этот бормочущий, потеющий парень залез в его кровать и убил его жену, а теперь он не сопротивляется, не бросает ему вызова. Взмокшая и дрожащая мягкотелость — вот что на поверку осталось от предполагаемой опасности.

Но этот человек совершил убийство и должен умереть. Брет прицелился. Майлс заметил это.

Он тяжело брякнулся на колени.

— О Господи! Господин Тейлор, не стреляйте! Я сказал ей, что больше не побеспокою ее. Со всем покончено. Вы никогда больше меня не увидите.

Брет отступил на один шаг.

— Кому вы сказали, что больше не будете ее беспокоить? Мисс Вест?

— Ну да, конечно. Я обещал ей.

— Вы с ней действительно заодно в этом деле?

— Да. Но я ведь сказал вам, все кончено. Вы можете забыть обо мне, господин Тейлор. Я верну ей деньги, все до копейки, если вы меня оставите в покое. Сделаю все, что прикажете.

В какой-то болезненный и мерзкий момент палец Брета прижался к курку, намереваясь сделать выстрел. Именно ради этого он пришел сюда. Именно это заслужил Майлс. Но он не мог этого сделать. Он ни разу не застрелил даже зверя, а человека застрелить труднее — хотя бы потому, что у человека больше возможностей проявить свой страх, чем у зверя. Годы службы на Тихом океане накопили в нем неистощимые резервы сочувствия, товарищества перед лицом страха. По мере того как ослабевала лихорадка, он начинал осознавать, что не имеет права внушать кому бы то ни было страх смерти.

— Встаньте, — велел Брет.

Майлс смотрел, как опускается рука, а пистолет отводится от его головы и направляется на пол. Он все еще стоял на коленях, но, казалось, его поза стала менее жалкой.

— Поднимайтесь. Я отвезу вас в полицию.

— Вы не сделаете этого! — завопил Майлс. — Там есть мои отпечатки пальцев. Я попаду в газовую камеру.

— Вы получите то, что заслужили. Я вам сказал: поднимайтесь!

— Если вы меня отвезете в полицию, то я все выдам. Понимаете, все! Может быть, вы и ненормальный, но не до такой же степени.

Придет конец Пауле, конец всему, о чем мы мечтали, что ждали в будущем. Конец Пауле и конец мне самому. Он не мог убить Майлса, но не мог и выпустить его на свободу.

— Вставайте, — повторил Брет.

Вместо того чтобы встать, Майлс прыгнул на него, обеими руками схватив за лодыжки, а плечом ударив по коленям. Брет грохнулся на спину с таким треском, что у него захватило дух. Автоматически он нажал на спуск. Раздался один выстрел, и пистолет полетел куда-то на пол за его головой.

Кулаки Майлса застучали по его телу, нанося удары по животу, дико молотя по лицу, затем руки добрались до горла Брета. Брет дернул тазом вверх, сбросив с себя парня, который оседлал его, и перевернулся на живот. Руки Майлса дотянулись до его горла со спины. Нагнув голову, Брет подтянул под себя коленки, уперся руками в пол и поднялся на ноги. Майлс все еще висел у него на спине, ухватившись согнутой левой рукой за его горло, а правой барабаня по почкам.

Брет опять брякнулся на колени, бросив Майлса вместе с собой вперед и вниз, и, вытянутыми руками схватив его за голову, крепко сжал ее. Майлс пролетел над его плечом, перевернулся в воздухе и плашмя, во весь рост, шлепнулся об пол. Но он оказался проворным. Не успел Брет как следует его прижать, как он уже вырвался и у стены опять повернулся в его сторону.

Брет поискал глазами пистолет, но не увидел его. Удар по щеке перевернул его, и он, шатаясь, отлетел на другую сторону комнаты. Майлс не дал ему восстановить равновесие. Удар пяткой по пояснице отбросил его к стене и заставил опуститься на колени. Ему показалось, что он сломался надвое. Следующий удар ногой попал по затылку. На шее что-то хрустнуло, и голова онемела, хотя он все еще чувствовал ссадины на лице, которым ударился о стену. Он крутанулся на коленях, и третий пинок угодил ему в живот.

Тут Майлс пошел на сближение, быстро нанося удары обоими кулаками по лицу Брета. Удары причиняли боль, но не были по-настоящему сильными. Великолепно. Майлс был прытким и изворотливым, но не мог нанести тяжелого удара. Все, что надо было сделать Брету, — это, не обращая внимания на удары, подняться на ноги. Но ему трудно было сконцентрироваться, когда по лицу молотили кулаки.

Он вскочил и подался вперед, пытаясь нанести удар головой. Майлс отступил и опять бросил его на пол ударом со всего размаху. Брет перевернулся на полу и почувствовал, что головой уперся в железную ножку кровати. Тут Майлс опять навалился на него, пытаясь руками достать до горла. Брет схватил один его палец и выломал назад. Майлс тяжело вздохнул и разжал руки.

Брет повернулся на живот, опять подтянул под себя колени и одними ногами поднял туловище. Майлс врезал ему по челюсти длинным ударом снизу еще до того, как руки Брета оторвались от пола. Шатаясь, он подался назад, но ноги удержали его в вертикальном положении. Этот парень не может нанести сильный удар. Превосходно.

Брет хотел сказать ему, что он не умеет драться, но обнаружил, что его рот онемел и он не может выговорить ни слова. Он прикрыл его левым кулаком, приготовил правый и двинулся на Майлса на плохо слушавшихся ногах.

Майлс ждал противника. Брет сделал обманное движение будто бы неловкой левой рукой. Майлс сделал выпад и нарушил свою сбалансированную стойку. Правая Брета нанесла ему сильнейший удар по шее, чуть ниже уха. Майлс попятился назад, уперся пяткой в стену, продолжая двигаться вдоль нее. Брет не отпускал его.

— Тебе крышка, — выдавил Брет. — Я навсегда испорчу твою физиономию. — Каждое слово он произносил раздельно, как специалист по ораторскому искусству.

Майлс теперь больше не наблюдал за ногами Брета. Он уставился на свою левую руку. Средний палец неуклюже торчал под правым углом к его запястью. Он завыл.

Брет со всей силой врезал ему между глаз. Он почувствовал, что кости в его правой руке сдвинулись, застучав друг о друга, как камни в мешке. Майлс начал сползать по стене вниз, его лицо повернулось набок, а глаза остановились.

Брет подошел к кровати и повалился поперек нее. Лицо его наткнулось на холодный металл рукоятки ножа. Усталым жестом он бросил нож на пол, а оставшуюся энергию направил на то, чтобы его не стошнило. Тошнота поднималась из желудка к горлу.

За его спиной на полу раздалось негромкое движение-шуршание материи о стену. Майлс сидел на корточках в углу, держа в руках пистолет. И вдруг время остановилось, как замерзает мгновенно река при невероятном морозе. В продолжение бесконечного мгновения Брет смотрел в дуло пистолета, в черную круглую дырку, откуда может вылететь смерть, как громогласное слово команды, водворяющей тишину. Все его мысли пролетели через эту небольшую дырку, крысиное отверстие, сквозь которое жизнь покинет его тело, как крыса покидает рухнувшее здание. Но он так устал, что не испугался. Он был совершенно уверен, что ему пришел конец и нет смысла пытаться что-то изменить. Он нашел то, что искал, а на большее он и не надеялся. Но мгновение кончилось и началось другое, а Брет все еще был жив.

Кто-то постучал в дверь предметом, более тяжелым, чем простой кулак.

— Войдите, — произнес Брет, не поворачиваясь. У него кружилась голова; продолжать жить стоило ему неимоверных усилий, но все его мышцы напряглись для действий.

43
{"b":"18693","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Затмение
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Нелюдь. Великая Степь
Венеция не в Италии
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
Эволюция: Битва за Утопию. Книга псионика
Разоблачение
Дочь того самого Джойса