ЛитМир - Электронная Библиотека

Эми Майнер с благодарностью взглянула на меня. Она тоже переоделась. Теперь на ее тощей фигуре мешком висела вязаная кофта. Мне показалось, что она получила ее по наследству от миссис Джонсон или же от себя самой из тех времен, когда была попышнее.

Клит взял миссис Майнер руками за спину и подтолкнул к столу. Она отшатнулась, правда, больше от Клита, чем от вида мертвеца. Клит за руку рванул ее обратно. Он ненавидел преступников и всех тех, кто каким-либо образом был с ними связан.

Я подошел к нему сзади.

— Спокойнее, лейтенант.

Его голос был плоским как блин.

— А теперь смотри сюда, Эми. — И он жестом директора балагана проманипулировал паричком.

Воздух пронзительно просвистел у нее в носу.

— Нет, я никогда раньше не видела его.

— Не торопись, присмотрись внимательно. — Он сорвал паричок.

— Нет, я никогда не видела его, ни с Фредом, ни с кем другим.

— Его инициалы: «Эй-Джи-Эл». Не вспомнишь никого с таким именем?

— Нет. Могу я идти?

— Посмотри еще раз хорошенько...

Она взглянула вниз и дважды резко мотнула головой.

— Нет. И вот что я вам скажу: мой Фред не совершал этого; он ни разу не поднял руки ни на человека, ни на какую другую живую тварь. Ни разу за все те годы, что мы жили вместе.

— А как насчет февраля месяца? — сказал Клит.

— Это была случайность!

— Возможно. Но второй труп уже не случайность. А быть может, и февральский наезд не случайность. У нас теперь два неопознанных тела. Скоро их можно будет штабелями здесь складывать. Где Фред, Эми?

Она прошипела с холодной яростью в голосе:

— Если бы и знала, вам все равно бы не сказала!

— А может, ты и знаешь? — Клит навис над ней. Его брови зашевелились.

— Я же сказала, что нет. Если хотите, можете спросить меня еще раз!

Сжав ладонь в кулак, Клит выбросил его вверх и остановил у самого подбородка женщины. Так он и стоял, смотря на нее как на любовницу, опоздавшую на свидание. Потом Клит двинул кулак дальше. Ее голова откинулась назад.

Женщина отступила. Черты ее лица стали острыми, словно лезвия ножей.

— Ну бей, чего остановился? Ведь здесь нет Фреда, и меня некому защитить!

— Так где же он? Ты ему жена, верно? Он бы не уехал, не сообщив тебе, куда направляется.

— Он сказал, что едет в город, чтобы повидаться с мистером Лайнбарджем. Это все.

Клит вопросительно взглянул на меня.

— Правильно, — сказал я. — Майнер приезжал к нам в офис. Я говорил вам.

Клит вновь повернулся к женщине, обиженно нахохлившись.

— А что еще он тебе сказал, Эми?

— Ничего.

— Кто этот «Эй-Джи-Эл»?

— Не знаю.

Он поднял раскрытую ладонь, которая здорово походила на грубо обструганную в дюйм шириной доску. Ее глаза в каком-то ступоре следили за движением.

Я встал между ними лицом к Клиту.

— Завязывайте это дело, лейтенант. Если хотите ее допросить, то для этого существуют слова. И даже вам знакомы несколько штук.

Послышался оживленный стук в дверь.

— Я выполняю свою работу, — сказал Клит. — И было бы совсем неплохо, если бы вы выполняли свою. Меня не очень-то волнует, как вы там обращаетесь со своей чертовой клиентурой. Единственное, о чем бы я вас попросил, — держать их в узде. Сделайте все возможное, чтобы они больше ни во что не влезали, и не сажайте их на мою шею.

Я не нашелся, что ответить. Майнер меня здорово подвел.

Дверь широко распахнулась, и часть комнаты залил солнечный свет. Полицейский, стоявший на страже, провозгласил с интонациями дворецкого, докладывающего о прибытии высокопоставленного лица:

— Приехал мистер Форест из ФБР.

— Отлично. — Клит указал огрызком сигары на Эми Майнер. — Эту служаночку отправьте под замок как свидетеля. Никаких залогов или поручительств.

— Свидетеля чего?! — пронзительно закричала женщина. — Вы не смеете сажать меня в тюрьму! Я не сделала ничего противозаконного!

— Это же для вашей собственной безопасности, миссис Майнер, — вылетела стереотипная фраза. — Если вы сейчас будете шататься на свободе, то как бы вам самой не оказаться в темной аллее с пешней в шее.

Она повернулась ко мне, и ее тощий торс, будто отделившись от бедер, наклонился вперед.

— Как он смеет, мистер Кросс? Я же не виновна. У них ведь даже на Фреда ничего нет!..

— У лейтенанта Клита есть такое право. Ваш муж находится под подозрением. Они выпустят вас, как только подозрение снимут.

— Если подозрение снимут, — сказал Клит.

Она как девчонка захлопала глазами, а затем ринулась к выходу. Человек, который входил в дверь, обхватил ее за талию, прижал руки к бокам и передал полицейскому. Тот подтолкнул миссис Майнер к машине, стоящей на подъездной дорожке. Угловатая женская тень слилась с тенью автомобиля.

Молодой человек, стоящий в дверях, был коренаст и очень вульгарно одет. Его силуэт казался почти квадратным из-за огромных подкладных плеч двубортного пиджака.

— Я Форест, агент, — представился он и живо пожал всем руки. — Наши эксперты из передвижного соединения скоро прибудут. Я так понял, что есть письмо о выкупе?

Я процитировал его почти дословно. Оно постоянно вертелось у меня в голове, словно навязчивая песенка.

Живые карие глазки Фореста застыли и посерьезнели.

— Неплохая работенка, а? Кто здесь занимается этим делом?

— Лейтенант Клит. Тело было обнаружено в черте города. Но мальчик живет в пригороде. Если его действительно похитил Майнер, то дело должен расследовать шериф.

— Вы из его отдела?

— Нет, я офицер по надзору за условно осужденными. — Я объяснил, кем был Майнер и каким образом я оказался замешанным в это дело.

Форест обернулся к Клиту.

— Не могли бы вы вызвать шерифа, лейтенант? — И добавил каким-то лекторским тоном: — Взаимодействие с местными органами власти — наш первейший принцип.

Клит непроизвольно глянул на лежащее на столе тело. До сего момента оно безраздельно принадлежало ему одному.

— О'кей.

Он вынул изо рта сигару, швырнул ее на бетонный пол, растоптал в пыль и вышел из комнаты. Через внутреннюю дверь донесся звук органа.

Форест подошел к телу. Его натренированные руки быстро нырнули в карманы.

— Стремный приятель, да?

— В таком состоянии никто не выглядит чересчур красивым. Я обыскал его, когда нашел. Ничего полезного, кроме расчески с инициалами «Эй-Джи-Эл». Убийца, видимо, не хотел, чтобы труп опознали чересчур быстро.

— Он был заколот, не так ли? А где орудие убийства?

— Да, его закололи пешней для льда. Сейчас ее проверяют на предмет нахождения отпечатков пальцев. Правда, я не думаю, что им удастся что-либо найти.

— Пешней? И ограблен? Здесь работал профессионал. Пятьдесят тысяч — здоровый кус. Богатые родители?

— Если верить слухам, то у папаши полмиллиона или около этого.

— Недурственно было бы с ним побеседовать.

— Он дома. Болеет. А вот мать, наверное, сейчас в моем офисе. Это недалеко отсюда.

— Письмо о выкупе при ней?

— Думаю, она оставила его дома.

— Мы начинаем заниматься этим делом. Для сравнения заведем два досье. В деле о киднеппинге самое главное — модус операции. Ведь шантаж — это как постоянный невроз. Правда, не так уж много шансов за то, что он повторится.

Форест механическим движением поддернул манжету и взглянул на циферблат. Мне показалось, что сейчас я услышу: «Сверим наши часы».

— Двадцать минут четвертого, — сказал он. — Надо идти. По пути вы кратко посвятите меня в суть, а попозже я вернусь сюда.

Мы прошли к зданию суда через газон. Заключенный подстригал его газонокосилкой. Скошенная трава свежо и сладко пахла, и после пружинистого асфальта было так приятно ощущать короткий «ежик» под ногой. Я говорил, а Форест слушал. Слушал внимательно. Мне казалось, что все мои слова записываются на магнитную ленту, крутящуюся у него в голове.

Глава 9

Придя в суд, мы застали Энн запирающей дверь офиса. Я представил ее Форесту.

12
{"b":"18695","o":1}