ЛитМир - Электронная Библиотека

Она укрыла их коричневой шерстяной кофтой и, усевшись на краешек постели, подоткнула полы под ноги.

— Ненавижу, когда это море орет... И чего я вообще сюда приперлась? — Интонация поехала вниз. — Там, откуда я приехала, летом ночи теплые. Вообще-то, когда шторма нет, здесь тоже неплохо...

— А откуда вы приехали, Молли?

Глаза ее моментально застыли.

— Не ваше дело. Мне уже двадцать один, и законы я не нарушала. Вы мне нечего не сделаете!..

— Меня интересуют ваши друзья. Керри Сноу, Арт Лемп, Фред Майнер.

— Фред кто?

— Фред Майнер. — Я описал его.

— Не знаю никакого Майнера. Остальных двоих — да. А зачем они вам понадобились?

— Забавно, что вы спрашиваете об этом, Молли.

— Почему? Вы ведь коп, так? Вы ведь приехали сюда не для того, чтобы наслаждаться изысканной беседой в моем обществе. — Она сглотнула и искоса посмотрела на меня. — Вы видели Керри? — В ее голосе послышалась робость.

— Не теперь. Как давно он ушел от вас?

— Не помню, где-то месяца три назад. Мы здесь и пяти недель не прожили к тому времени. Но меня это не удивило. Я знала, что рано или поздно он попрется за ней. Эта женщина была его идеей фикс.

— Не могу уследить за вашей мыслью.

— А, ерунда.

— Когда вы видели его в последний раз, Молли?

— Говорю же вам — три месяца назад. Это был февраль, начало февраля. Незадолго до дня святого Валентина[5]. Я-то все надеялась, что он объявится к празднику. Но ошиблась. — Ее глаза, словно два темно-синих прожектора, обшарили мое лицо. — Может быть, вы работаете в системе досрочного освобождения заключенных?

— Ему это не нужно. Керри мертв.

Ее зубы клацнули. Звук с трудом прорывался из-за сжатых губ.

— Вы лжете. Керри не может быть мертв. Он слишком молод.

— Он погиб страшной смертью. Это случилось незадолго до дня святого Валентина.

— Вы хотите сказать, что его убили?

— Я расследую это дело.

— Для чего же вы пришли ко мне?

— Потому что вы его знали.

— Я вам не верю. Я не верю в то, что он мертв. Вы лжете, вы пытаетесь меня запугать!..

Я показал ей фотографии Сэма Дрессена. Она вяло подержала их, потом карточки, как маленькие рыбки, выскользнули из ее пальцев на пол. Дернувшись вбок, девушка повалилась на кушетку. Ноги ее висели как сломанные палки. Напряжение челюстных мышц ослабло, и рот широко раскрылся. Глаза таращились в пустоту. Она уткнулась лицом в измятую простыню и издала долгий протяжный вой. Потом накинула кофту на голову.

Я положил фотографии обратно в портфель. Руки у меня дрожали, и последний снимок порвался.

Молли лежала совершенно тихо. Она подтянула ноги к голове и вжалась лицом в колени. Девушка словно возвратилась в эмбриональное состояние и ни в какую не желала вылезать на свет.

Я тронул ее за дергающееся плечо.

— Молли.

— Уйдите. Оставьте меня в покое. — Ее приглушенный кофтой голос был по-детски тонок.

— Вам нравился Керри?

— Зачем вам это?

— Затем, что, по-моему, он был убит.

Она отшвырнула в сторону кофту и приподнялась на руках. Если бы не размазанная вокруг рта губная помада, можно было подумать, что она совершенно спокойна. Слез в глазах не было. Девушка встала на колени.

— Кто это сделал?

— Доказательств убийства нет. Он был раздавлен машиной. До сегодняшнего вечера его даже не могли опознать.

— Арт Лемп, — сказала она. — Он вернулся на «крайслере», принадлежавшем Керри...

— Вернулся откуда?

— Оттуда, куда они поехали. Керри не сообщил куда именно. В тот день он уехал вместе с Артом, и с тех пор я его больше не видела. — Она осеклась, и взгляд ее затуманился воспоминаниями.

— Я слышала, как ночью Арт сказал, что видел эту женщину. И пообещал отвезти к ней Керри.

— Это та женщина, которую вы упомянули ранее?

— Да, та самая, из-за которой он прокуковал в тюряге. Она навела на него федрил и засадила на шесть лет в Портсмутскую тюрьму. Керри искал ее с тех самых пор, как освободился.

— И когда же это произошло?

— Прошлым летом. Мы встречались примерно в то же время.

— И как звали эту женщину?

— Понятия не имею. Я знаю только то, что он мне рассказывал: она его подставила, и он с ней решил поквитаться.

— А где она жила?

— Без понятия. Да и какое это теперь имеет значение? Лемп рассказал Керри небылицу для того, чтобы выманить его из дому и укокошить в тихом месте.

— Вы это знаете наверняка или только догадываетесь?

— Я знаю Арта Лемпа: такой правды даже под дулом пистолета не скажет. Арт вернулся на «крайслере» и сказал, что Керри решил уехать из этих мест и потому продал ему свою машину. Я спросила: куда же уехал Керри? Лемп сказал, что не имеет представления. Но он все знал...

— Думаете, он выманил Керри якобы в погоню за женщиной, а сам его прикончил?

— Ему ведь я была нужна — вот что. Он двинулся на мне, так-то. Вот правильное слово — двинулся. А у меня тоже ума хватило. Зачем я только ему позволила?..

— Вот именно? Зачем?

— Из-за Керри, конечно... Одиноко здесь, ренту надо платить.

Да-а, только вот помощи от вечно полупьяного Арта — как от козла молока...

— И когда вы его выставили?

— Пару недель назад. Увидела, что он стибрил мои часики, которые Керри мне подарил на помолвку. Вот тогда мы и поцапались с Артом, и этот ублюдок меня избил. Такого я стерпеть не могла, потому и сказала: убирайся, иначе вызову полицию. Улики у меня на спине. Хотите посмотреть?

Она встала и принялась стаскивать с себя платье.

— Оставьте, — сказал я. — Значит, Лемпа вы больше не видели?

— Зато слышала. Он вечно названивал, умолял приехать к нему. Наобещал с три короба: и шубу норковую, и новую машину, и поездку в Гонолулу. Я сказала, что лучше с Франкенштейном буду жить, чем с ним...

— Вы случаем не знаете, где он живет?

— В каком-то отеле в Лонг-Бич; по крайней мере, оттуда он звонил мне в четверг.

— Что за отель?

— Кажется, «Нептун». Арт совершенно чокнулся, все ныл, чтобы я к нему приехала. Но я ему врезала, что не мазохистка.

Глава 18

Мы двинулись на юг, к Санта-Монике. Было начало двенадцатого, и движение на дороге заметно поубавилось. Огни города, находящегося южнее, походили на гигантский, катящийся вниз по склону и разбрызгивающий снопы искр фейерверк. На пляже перед Санта-Моникой почти никого не было, за исключением нескольких парочек, понадеявшихся на любовный пыл, а скорее, на автомобильные обогреватели.

Дул сильный береговой бриз, и передние колеса моей машины елозили по песку. Над морем стояло пыльное облако.

Отвернувшись, Молли наблюдала за этим серым вторжением.

— Ненавижу это место, — сказала она. — Страна нелюдей. Смотрю на океан, думаю, насколько он глубок и широк, и это приводит меня в бешенство. Керри рассказывал, что он шириной в десять тысяч миль. Вы это знали?

— Во время войны мне приходилось пересекать его.

— Керри тоже. Корабль, на котором он служил, избороздил океан вдоль и поперек. Минуту назад я подумала — видимо, действительно свихнулась, — что, быть может, Керри снова куда-то поплыл, но на этот раз путешествие завело его в такую даль, что ему оттуда никогда не вернуться. — Она наклонилась вперед и прижалась лицом к ветровому стеклу. — Здесь так темно. И одиноко.

Она подняла воротник пальто до ушей. Макушка ее блестела, словно золотое яичко в коричневом гнезде. Когда я свернул на шоссе, в глубь материка, Молли обернулась и стала наблюдать за морем в заднее окошко до тех пор, пока полоска воды не скрылась из виду.

— Так откуда же вы приехали, Молли?

— Не скажу. А то вы еще отправите меня обратно.

— А я-то думал, что вы захотите вернуться домой после того, как столько здесь наколбасили.

— Я и не надеялась, что мой жизненный путь будет чересчур легким. — Ее голос стал монотонным, словно у цитирующего Библию фанатика. — Стать звездой не так уж просто, даже если ты красотой и талантом наделена. Если не верите мне — почитайте кинематографические журналы.

вернуться

5

День святого Валентина — праздник влюбленных.

26
{"b":"18695","o":1}