ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Принцип рычага. Как успевать больше за меньшее время, избавиться от рутины и создать свой идеальный образ жизни
Может все сначала?
Тетушка с угрозой для жизни
Свой, чужой, родной
Гортензия
Ее худший кошмар
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Лохматый Коготь
Дурдом с мезонином

Я оборвал ее:

— Лучше нам всем вместе поехать к Джонсонам: у вас есть машина, миссис Майнер?

— Была. Фреду пришлось ее продать, чтобы заплатить штраф. Я приехала на автобусе.

— Я отвезу вас.

— Может быть, уведомить ФБР? — спросила Энн.

— Для начала нужно переговорить с самим Джонсоном. Это его ребенок.

Глава 3

Эйбеля Джонсона я знал постольку-поскольку. В феврале он пришел к нам в контору, чтобы обсудить дело Майнера; тогда Алекс и представил нас друг другу. Это был достаточно экспансивный, средних лет мужчина, который, как рассказывали, сделал состояние на недвижимом имуществе в Сан-Диего во время войны. Через пару лет после окончания военных действий он вернулся в Пасифик-Пойнт и купил небольшое поместье в нескольких милях от города. Там он и осел вместе с женой и грудным ребенком.

Судейские сплетники говорили, что он серьезно болен и женился на своей сиделке. С миссис Джонсон я никогда раньше не встречался. Сам Джонсон считался одним из виднейших граждан Пасифик-Пойнта. Львиную часть доходов он отчислял на нужды города и являлся председателем клуба Почетных пенсионеров. Если его сына действительно похитили, то общественность взбунтуется.

Миссис Майнер вела себя так, будто ждала этого с минуты на минуту. Спустившись по лестнице, она в ужасе отпрянула от спешащей по улице толпы. Энн пришлось уговорить ее пройти через тротуар к моей машине. Она шла спотыкаясь, опустив голову, точно тащила непосильную ношу. Очутившись в салоне, Эми забилась в угол на заднем сиденье и прикрыла глаза рукой, словно свет резал ей глаза. Выезжая из города, я услышал, как она плачет.

Пасифик-Пойнт расположен на береговом склоне у самого океана. Дорога идет вверх по уступам холмов, террасами взбегающими к вершине, и, забираясь все выше, я видел извивающуюся косу, давшую название городу, которая полукружьем охватила голубую лагуну. Залив и море пестрели парусами.

Дорога достигла гребня холма и сделала крутой поворот. Далеко впереди и немного слева, словно тень дредноута, на северо-западном горизонте проплыла Каталина. Вниз и направо темно-зеленое море апельсиновых рощ потихоньку плескалось между подножьями холмов. Стоял прекрасный майский день, но даже красочные картины сельской жизни не подняли мое настроение, а лишь подчеркнули скорбь, царящую в душе.

От главного шоссе направо вела гудронная дорога. На деревянной рогатине повисла черно-белая вывеска, гласившая: «Пасифик-Пойнт. Численность населения — 34 197 чел. Высота над уровнем моря — 21». Возле щита находилась автобусная остановка.

Женщина на заднем сиденье полузадушенно проговорила:

— Здесь надо свернуть.

Я свернул. Энн, сидевшая рядом, многозначительно тронула меня за руку:

— Тело нашли именно здесь, возле перекрестка.

Даже днем это место казалось заброшенным. Я знал, что в пределах слышимости находятся еще дома, но это были дома богачей. А богатые всегда стараются укрыться от посторонних глаз. По обеим сторонам дороги росли непроходимые лавровые заросли, а над ними живой аркой нависали огромные эвкалипты. Листья хрустели под колесами автомобиля. В зеркальце заднего обзора я увидел лицо миссис Майнер. В нем отражалось воспоминание о пережитом ужасе. Похоже было, что она до сих пор видит на дороге мертвое тело.

Через пару миль Эми Майнер сказала:

— Вам придется сбросить скорость, мистер Кросс. Сейчас будет очень крутой поворот.

Я последовал ее совету и, проехав мимо каменных столбов, свернул на гариевую дорожку. За посадками монтеррейских кипарисов виднелась иссеченная ветрами каменная сторожка. Маленький, геометрически правильный садик был полон цветов.

Энн повернулась к миссис Майнер:

— Может быть, вы хотите выйти? Вы живете здесь?

— Боюсь, с сегодняшнего дня уже нет. Нас, видимо, вышвырнут на улицу.

— Лучше вам пойти с нами, — сказал я. — В отличие от меня, вы знаете миссис Джонсон.

— Хорошо.

— Джонсоны нанимали вас на работу? — спросила ее Энн.

— Время от времени. Миссис Джонсон не любила... миссис Джонсон не любит постоянных слуг — слишком уж она независимая. Я помогала убирать в доме. И когда она устраивала вечеринки.

Главное здание отстояло от сторожки на несколько сот футов. Оно находилось на самом краю глубокой лощины. Это была постройка из красного дерева и камня, с плоской крышей, с трех сторон окружавшая патио. Я развернулся на заднем дворике. В открытом гараже стояли две машины и еще два места пустовало. Одной из машин был черный могучий «линкольн-седан», который в феврале раздавил человека.

Задняя дверь распахнулась, и на маленькое крылечко вышла рыжая женщина в зеленом платье. Под мышкой у нее был небольшой дробовик. Стоило начать вылезать из машины, как дуло незамедлительно уставилось мне в живот. Я счел благоразумным втиснуться обратно и позволил дверце захлопнуться.

Ее голос прозвенел в тишине:

— Кто вы такой и что вам нужно?

Эхо, отразившись от уступов холмов, довольно идиотично повторило вопрос.

— Я офицер, осуществляющий надзор за условно осужденными.

— Что вам нужно? — снова спросила она, не опуская, впрочем, ружья.

— Помочь вам, насколько это в моих силах.

— Я не нуждаюсь ни в чьей помощи.

Женщина на заднем сиденье наклонилась к окну:

— Миссис Джонсон! Это я! Мистер Кросс привез меня сюда!

Рыжая женщина не проявила ни малейшего энтузиазма.

— То-то я думаю, куда это вы подевались. — Но ружье все-таки опустила.

Миссис Майнер застенчиво потыкала меня ладонью между лопаток:

— Ничего, если я выйду?

— Выйдем вместе.

Я чувствовал себя слегка не в своей тарелке. По виду миссис Джонсон нельзя было сказать, что она в страшном горе. По крайней мере ружье рыжая женщина держала со знанием дела.

Но, посмотрев внимательнее, я заметил в лице и фигуре сказавшееся напряжение. Подходили мы к ней с опаской. Мне показалось, что кожа ее белее бумаги. Матовые глаза остекленели и сияли, словно два зеленых камня. По телу внезапно прошла волна дрожи.

Я постарался разглядеть, стоит ли ружье на предохранителе. Оказалось, что стоит.

— Зачем это вы вооружились, миссис Джонсон?

— Я не знала, кто приехал. Подумала: может быть, они.

— Похитители?

— Да. Подумала: прикончу их. — Затем, уже тише, добавила: — У меня всего лишь один ребенок.

Да-а, с яростно полыхающими волосами, широким открытым лбом, выпяченной нижней губой, она действительно походила на убийцу, на молодую львицу, у которой украли львенка. Она стояла, широко расставив ноги, держа дробовик наперевес на уровне пояса, словно дубину. Мозг, видимо, еще не подсказал телу (или забыл это сделать), что мы ее друзья.

— Да, это действительно так, — сказала Энн.

— Я же вам говорила, — прошептала миссис Майнер.

Рыжая женщина повернулась к ней.

— Вы не должны были вызывать полицию! Неужели трудно сообразить, что Джейми угрожает опасность?!

— Я не из полиции, — сказал я. — Миссис Майнер пыталась проследить передвижение своего мужа. А он приходил сегодня утром в нашу контору.

— И Джейми был с ним?

— Да. Кстати сказать, он познакомил меня с Джейми. Я, конечно, не ясновидящий, но Фред не походил на человека, замыслившего похищение.

Миссис Майнер одарила меня благодарным взглядом.

— Я не из тех, кто делает скоропалительные выводы, — произнесла миссис Джонсон. — Этим занимается мой муж: он, видите ли, несколько возбудим. Что до меня, то я не верю, что Фред Майнер способен подложить такую свинью. Не поверю, по крайней мере, до тех пор, пока собственными глазами не увижу доказательств.

— Скажите, вы давали ему указания катать Джейми на машине?

— Нет.

— Утром он сказал мне, что вы отдали ему такой приказ.

— Нет, когда они уехали, я еще лежала в постели. Прошлой ночью я приняла таблетку. Обычно я встаю довольно рано. Джейми даже не позавтракал. — Эта деталь подломила ее защиту. Глаза мгновенно наполнились слезами.

4
{"b":"18695","o":1}