ЛитМир - Электронная Библиотека

— Впечатляющая речь.

— Не речь, а руководство к действию! Говорю вам, Кросс — жизнь штука серьезная.

— Не могу с этим не согласиться.

Сайфель смачно клацнул зубами: я видел, как напряглись мышцы его рта.

— На свете есть кучи вещей, в которые мне не хотелось бы влезать. Но кое-что все-таки скажу. Вчера, в пустыне, я совершил ошибку и теперь только об этом и думаю.

— Прекратите. Все мы время от времени совершаем ошибки. Энн спросила:

— Эй, о чем это вы?

— Я тебе вчера говорил, что пальнул в Майнера. Если бы не мой выстрел, его бы взяли живым.

— Может быть, — сказал я. — А может, ему же лучше, что он мертв. — Я допил свой кофе и поднялся. — Всего.

Он встал, чтобы пожать мне руку. Каждый из нас постарался размолоть другому ладонь. Но ни ему, ни мне сделать этого не удалось.

Энн, взбодренная утренним кофе и любовью, крикнула мне в спину:

— Хов, а ты почему не женишься?! По-моему, все этим только и занимаются!

Я сказал, что как раз собираюсь попробовать. Но никто этого не услышал.

Глава 27

Открыв дверь в офис, я услышал трезвон и успел поднять трубку, прежде чем телефон замолчал. Звонил Сэм Дрессен.

— Засекли?

— Около десяти тридцати ее видел дорожный патруль. Она пыталась поймать машину на хайвэе, возле перекрестка с Касик-стрит.

— В какую сторону?

— На север. Так что, Хов, ты оказался прав. В городе ее уже нет. Это факт.

— А не видели, кто ее подобрал?

— Нет, на это не обратили внимания. Они подумали, мол, старшеклассница или что-то в этом роде. Думаешь, мне надо объявить общий розыск?

— А что окружной прокурор? Это ведь его свидетельница.

— Я не могу до него добраться. Заседание продолжается, так что он все еще допрашивает миссис Майнер.

— Молли просто могла поехать домой.

— А где она живет?

— Сразу за Пасифик-Пэлисэйдс. Думаю, сейчас самое время туда смотаться.

— Почему бы нам не поехать вместе?

— Прекрасно. Все будет намного быстрее, если мы возьмем одну из твоих машин.

— Давай-ка подходи к выходу через пару минут.

У Сэма было великолепное чутье. В шоферском деле он, что называется, собаку съел. Несмотря на полуденное движение и заторы в «бутылочном горлышке» Лонг-Бича, мы, даже не включая сирен, добрались до места меньше чем за час. Припарковались на станции техобслуживания в ста ядрах за фотостудией.

Перед домом пожарными красками полыхал автомобиль с откидным верхом. Дверь в студию была распахнута настежь. При ярком свете щеки раскрашенных от руки лиц на фотографиях полыхали каким-то чахоточным румянцем, точно на рекламе не в меру ретивого владельца похоронного бюро.

Сэма я оставил снаружи, а сам как можно тише вошел внутрь. В студии, за тонюсенькой перегородкой, были слышны голоса. Мужчина говорил с акцентом очень быстро, постоянно глотая буквы, и вначале я его не узнал:

— Пополам! Это мое последнее слово. Слишком большой риск!..

Затем раздался голос Молли:

— Я сама рискую не меньше! Предлагаю десять тысяч: хочешь — бери, а нет — так нет.

— Мало! Основная работа ложится на мои плечи.

— Да какая еще работа! Я показываю дамочку, и надо всего лишь пойти и взять у нее деньги. Не труднее, чем сбить сливу с дерева!

— Это ограбление, — сказал мужчина. — На дереве вместо слив зреют ограбления!.. Прости, куколка. За паршивые десять штук можешь купить себе кого попроще.

— Да какое же ограбление? Деньги-то стащила она, а не мы! Ты просто вынесешь их, она даже пикнуть не посмеет.

— А где гарантии?!

— Да какие еще гарантии?! У нее ведь самой душа в пятках.

— За время, что я тебя знаю, ты постоянно рассказывала мне басни и наговорила уже на целый грузовик!

— Все, что я сейчас сказала, — правда, или я последняя из шуш. — Голос Молли превратился в какой-то щенячий визг. — Деньги — у нее, больше им не у кого быть. Надо лишь узнать, где она их прячет, а потом отобрать...

— И вся эта радостная работенка для меня, не так ли? За десять тыщ — на десять лет в тюрягу... Даже если твоя информация верна, в чем я сильно сомневаюсь...

— Ну хорошо, пятнадцать. Змей. Не могу же я в одиночку провернуть такое дело, а сейчас не время для пререканий.

— Двадцать пять. Если в моей доле будет хотя бы на тысячу меньше, я и не притронусь к этому дерьму, можешь мне поверить, крошка. Пойми, что у меня какой-никакой, а все-таки бизнес, и мне есть, что терять...

— Бизнесмен, это точно! Только непонятно, чего ты собачишься? Ведь эта женщина будет за версту обходить полицейских. А если и подойдет, то что из того? Ты ведь частный детектив, так? И просто выполняешь свою работу?

Все стало на свои места. Я понял, кто этот мужчина. Бывший начальник Лемпа, бывший воздыхатель Молли — Бурк.

— Так-так-так, — произнес он. — Это мне не нравится. Я знал, что все твои сказочки о сливах не стоят ломаного гроша. Только за двадцать пять штук я позволю погладить себя против шерсти и засунуть башку в это дерьмо, и запомни, что я рискую всем.

— А я. А моя карьера? Да мне бы и в голову такое не пришло, если бы не необходимость обзавестить приличным гардеробом. Кому я нужна без платьев...

— На двадцать пять штук можно накупить кучу тряпья.

— А ты за пятнадцать спокойно купить себе Кэрол, — выпалила она с внезапной злобой.

— Двадцать пять, — сказал он. — По рукам?

— Ладно. Ты всегда был грязной сукой...

— Что хочу, то и ворочу. Сам себя не обслужишь — никто не пошевелится. РКО, детка, вернемся же к нашим баранам. Где эта «фам»?

— В Пасифик-Пойнте. Я видела ее этим утром.

— Ты уверена, что это именно она?

— Ошибки быть не может. Правда, теперь у нее длинные волосы и выглядит она старше, но я узнаю ее в любом виде.

— Ты видела ее раньше?

— Самой не приходилось. Только на фотографии, которую Керри сделал сам и сохранил даже в тюряге. Я обнаружила эту фотку после его исчезновения, в шкафу, вместе с остальными вещами. Хотела порвать...

— Зачем?

— Это ведь она навела на Керри копов тогда, в сорок шестом...

— И поэтому ты мечтаешь ей нагадить?

— Может быть. Почему это она должна остаться чистенькой, да еще и с бабками?

— А почему это должно произойти с нами? — спросил Бурк весело.

— Мне нужны деньги. Не знаю насчет тебя, но если кто-нибудь когда-нибудь нуждался в деньгах так, как я, то, значит, он по-настоящему в них нуждался.

— Давай фотку, — сказал он. — Я заберу ее. И поторопись. Не гоже будет, если сюда ворвутся твои друзья с югов и застанут нас здесь.

Я бесшумно отошел за перегородку и затаился. Послышались шаги. Скрипнула дверь. Затем Молли снова, на этот раз тихо и задумчиво, пересекла комнату.

— Давай быстрее.

— Да подожди ты!.. Можешь себе представить, что Керри был когда-то в нее влюблен? Да я раз во сто круче.

— Да ты вообще суперстар. — В его голосе прозвучала издевка. — Иди-ка сюда...

— Не лапай. Даже Керри со всем своим талантом не смог сделать ее привлекательней...

— Надо же, так, оказывается, у него был талант? Ни за что бы не...

— Керри имел вкус и талант. Тебе этого не понять.

— Завязывай нести чушь! — крикнул он зло. — Керри был подонком. Ты тоже.

— И ты тоже.

— Может, и так. А теперь слушай. Я тебя припаркую в местечке под названием Венеция, в гараже, возле дороги. Ол-райт?

— А где гарантии того, что ты вообще когда-нибудь вернешься?

— Я, как ты сказала, конечно, подонок, но не до такой же степени. Кроме того, у меня хоть небольшое, но все-таки дело, и я не могу его просто так взять и бросить. Но как узнать, что деньги действительно у этой рыжухи?

— Больше им негде быть. Только теперь она не рыжая. Поменяла масть. Стала такой опрятной, мышиного цвета.

— И где ее искать?

— Это я объясню по пути. Лучше проехать вкругаля через Сепульведу. Меня, наверное, уже ищут, за дорогами ведется наблюдение.

41
{"b":"18695","o":1}