ЛитМир - Электронная Библиотека

Я вернул разговор в нужное русло:

— Немного же времени предоставили вашему мужу. От половины десятого до одиннадцати всего полтора часа. А кстати, где конверт?

— Тот, в котором было письмо? Сейчас...

Она встала и принесла со стола обычный белый конверт. На нем карандашом заглавными буквами было написано: «Мистеру Эйбелю Джонсону, Вэлли-Виста-Ранч, Риджкрест-роуд, Пасифик-Пойнт». Проштемпелеван он был в Пасифик-Пойнте без десяти минут семь, девятого мая, то есть предыдущим днем.

Внезапно меня поразило значение надписи на штемпеле. Значит, письмо о выкупе было составлено и отослано за четырнадцать часов до преступления. Кто-то абсолютно точно рассчитал время.

— Прошу простить.

Оставив письмо и конверт на столе, я прошел в кухню. Миссис Майнер заканчивала раскладывать на тарелке бутерброды, а Энн помешивала салат в деревянной плошке.

— Миссис Майнер, где прошлой ночью был ваш муж?

— Не знаю. Ездил куда-то. Кажется, возил Джонсонов в город.

— В котором часу он отсюда уехал?

— Точно не помню. Где-то после семи. Я накормила его ужином перед уходом.

За спиной раздался голос миссис Джонсон:

— Было семь пятнадцать. Нас пригласили на ужин, и я попросила подать машину к этому времени. А до этого он весь день чистил бассейн в патио. И Джейми ему помогал. Так что Фред не мог послать письмо. Я уже думала об этом.

— Кто же оставался с Джейми прошлым вечером?

— Я, — сказала миссис Майнер. — Бедное дитятко.

— А кто пригласил вас на ужин, миссис Джонсон?

— Ларри Сайфель и его мать. А в чем дело?

Энн выронила вилку, и она упала на эмалированную поверхность стола.

Мы все посмотрели на нее. Она покраснела. Я не понял почему. А затем по гравийному покрытию прогремели колеса.

Глава 5

В тишине прогрохотали шаги. Миссис Джонсон легко проскользнула мимо меня и побежала открывать заднюю дверь. Тонкий мужской голос, задыхаясь, воскликнул:

— Он вернулся, Хелен? Он уже здесь?

— Еще нет. — Ее голос приобрел холодный профессиональный оттенок. — Ты ведь знаешь, что тебе нельзя бегать, дорогой. А теперь входи, садись и посиди спокойно.

— Трудно сдержаться, знаешь. Я лучше побуду здесь, подожду его...

— Нет, Эйбель. Приехал твой друг. Пойди и поговори с ним. Джонсон появился в кухне, заботливо поддерживаемый женой за плечи. Когда я увидел их вместе, то испытал острый приступ странной жалости: красивая рыжеволосая женщина поддерживает стареющего мужчину. Поддержка ему была необходима. Седая, мокрая от пота голова бессильно моталась из стороны в сторону. Без шляпы, без пальто, небритый — сейчас он казался мне еще старше, чем когда я видел его в последний раз.

Заметив меня и Энн, он слабой рукой отпихнул жену и попытался выпрямиться. Мне показалось, что на это у него ушли последние запасы энергии.

— Кросс? Вы что здесь делаете? Разве в суде начались каникулы?

— Миссис Майнер пришла в мой офис примерно час назад, — начал объяснять я.

Пока я говорил, в дверном проеме показался Ларри Сайфель и остановился за спиной Джонсона. Молодой, высокий, широкоплечий, в прекрасно сшитом двубортном габардиновом костюме, подчеркивающем его атлетическое телосложение, он являл разительный контраст со своим работодателем. Взгляд миссис Джонсон, которым она окинула его, казалось, подчеркнул этот контраст. Если не считать того, что на его загорелом лице блестели слишком острые, светлые глаза, а короткая, «ежиком», стрижка слишком сильно его молодила, Ларри Сайфеля можно было назвать весьма представительным молодым человеком. Он обменялся взглядом с Энн Девон. Было ясно, что они хорошо знают друг друга. Ее лицо все еще полыхало, словно под кожей зажегся невидимый огонь. С другой стороны стола миссис Майнер съежилась так, словно хотела исчезнуть.

Еще до того, как я закончил говорить, Джонсон повернулся к ней. Жутким надломанным голосом он прокричал:

— Чего вы еще хотите? Чтобы Джейми убили? Вы этого так упорно добиваетесь?

Ее голос дрогнул:

— Я подумала, что смогу найти Фреда.

— Вы подумали! Никто не приказывал вам думать. Я оставил совершенно четкие указания, чтобы никто не смел вызывать представителей власти!

Его дыхание участилось. Лицо налилось кровью и гневом.

Жена положила руку ему на плечо.

— Эйбель, прошу тебя. Она ведь хотела сделать как лучше. Пожалуйста, дорогой, не горячись.

— Ну что я могу поделать в таких условиях?! Почему ты выпустила ее?

— Я не знала, что она уехала. В любом случае не будет никакого вреда. Мистер Кросс не служит в полиции. Но он уже наполовину убедил меня, что мы обязаны ее вызвать.

— Я согласен с этим, Эйб, — сказал Сайфель. — Нет никакого смысла играть в прятки с шайкой похитителей.

— Я запрещаю вам даже думать об этом. — Джонсон сделал несколько неверных шагов и оперся рукой об угол стола. — Я не собираюсь ставить на кон жизнь моего мальчика. А кто намеревается это сделать, тому придется перешагнуть через мой труп.

Жена с тревогой наблюдала за ним. Упоминание о смерти было весьма близким к истине. Выглядел он совсем худо. Тоном сиделки, отвлекающей больного, миссис Джонсон произнесла:

— Не расстраивайся так, дорогой. Мы поступим, как ты захочешь. Никто не собирается никого вызывать.

Сайфель подошел ко мне и проговорил прямо в ухо:

— Спросите его, как долго он намеревается ждать. Это очень серьезно.

— А вы не можете этого сделать сами?

— От меня он не примет никаких советов. Когда я начинаю спорить, он просто взрывается. Жуткое дело, уверяю вас.

Я спросил:

— Как долго вы хотите, чтобы мы ждали, мистер Джонсон? — Его жена одарила меня умоляющим взглядом, и я добавил: — Думаю, что вы совершаете ошибку, однако обещаю ничего не предпринимать, пока вы сами не разрешите.

— Вот это чертовски правильно. — Он поднял поникшую голову. — В письме было сказано, что они вернут его сегодня. Свою часть сделки я выполнил. Если существует на свете справедливость или милосердие, они выполнят свою. Дадим им время до полуночи. — Его яростный взгляд уперся в миссис Майнер. — Слышали, что я сказал?

— Да, сэр, слышала. Обещаю, что никуда отсюда не уеду. Но как же быть с Фредом?

— А что с ним?

— Он ведь тоже исчез.

— Я знаю это, миссис Майнер. Если бы я думал, что это его рук дело, то я... — Джонсон задохнулся от нахлынувших чувств.

Миссис Джонсон взяла его под руку и повела к двери.

— Тебе лучше лечь, дорогой. Утро было тяжелым.

— Не хочу я ложиться! И вряд ли мне удастся заснуть!

Его тяжелый голос растворился в неясном ворчании. Он пошел за ней следом.

Сайфель своими ясными улыбающимися глазами следил за Джонсонами, пока те не скрылись из виду.

— Ну и дела! У Эйба коронарка, понимаете? Эта штука — смерть. Мне пришлось буквально втаскивать его в машину на Сапфировом пляже после того, как он вывалился из поезда.

Из нагрудного кармашка Сайфель вытащил чистый белый платок, развернул его и вытер лоб. Здоровый, надо сказать, лоб.

— Может быть, ему следует обратиться к врачу?

— Хелен знает, что ему необходимо. Она ведь бывшая сиделка. Кстати сказать, именно она вынянчила Эйба. На мой взгляд, Хелен еще весьма и весьма...

Мне не понравилась его собственническая интонация. Проволока, по которой шагала Хелен Джонсон, была тоньше, да и натянута выше, чем у других, но, похоже, если бы она оступилась, то внизу бы ее обязательно подхватили.

Из кухни вышла миссис Майнер, держа в руках поднос с серебряным кофейником и чашками. Ее покрасневшие глаза слепо уставились в одну точку, сфокусировавшись на какой-то мысли, блуждавшей в потайных уголках ее мозга.

С другой стороны стола подошла Энн с тарелкой бутербродов. Она швырнула ее прямо под нос Сайфелю.

— Попробуйте-ка бутерброд, мистер Сайфель. У вас голодный вид.

Яростное пламя, бушевавшее у нее в лице, убавилось до двух красных пятен на щеках.

6
{"b":"18695","o":1}