ЛитМир - Электронная Библиотека

Часы на приборной панели показывали без десяти десять. Я махнул рукой Берту и Алану и проехал мимо до поворота на дорогу к югу, примерно в миле от того места, где они остановились.

В двухстах метрах от поворота я увидел место, подходящее для стоянки. Развернувшись, я остановился с выключенными фарами. Было без семи десять. Если все пойдет точно по плану, то машина с выкупом минует меня через десять минут.

Туман сгустился, поднимаясь от берега серыми волнами. За балюстрадой внизу плескалось море. В две минуты десятого за поворотом вынырнули фары машины, едущей от Фрайер-роуд. Проезжая мимо меня, она издала короткий рык и свернула на левую обочину у шоссе. Я не разглядел ни ее цвета, ни формы, лишь услышал визг колес. Манера вождения машины показалась мне знакомой.

Не включая фар, я проехал вдоль обочины до боковой дороги. Не успел я свернуть с нее, как услышал скрежет тормозов, звук выстрела и шум мотора, набиравшего обороты.

Боковая дорога осветилась рассеянным белым светом. Я остановился перед самым поворотом. Какой-то автомобиль выехал с боковой дороги и свернул передо мной к Лос-Анджелесу.

Машина была открытая, длинная, кремового цвета. Через запотевшее боковое стекло я не смог разглядеть водителя, но мне показалось, будто я уже видел эту темную копну женских волос. Я не собирался преследовать ее.

Включив противотуманные фары, я свернул на боковую дорогу. Метрах в двухстах от главного шоссе стояла машина, два ее колеса находились в кювете. Это был черный лимузин довоенного выпуска. Двигатель автомобиля работал, фары светились.

Я взглянул на номер машины — шестьдесят два восемьсот девяносто пять. Затем я открыл дверцу левой рукой, держа пистолет в правой.

Маленький человек стал медленно клониться в мою сторону, уставившись в туман мертвыми глазами. Я едва успел его подхватить. Воспоминание о нем не покидало меня почти сутки.

Глава 19

Он был все в той же кожаной фуражке, сдвинутой набекрень. Над его левым ухом виднелось маленькое отверстие. Когда я вновь усадил его, голова упала на плечо, руки с грязными ногтями соскользнули с руля.

Придерживая его одной рукой, я другой обшарил его карманы. В наружном кармане его куртки находилась зажигалка, пахнувшая бензином, дешевый портсигар с сигаретами и десятисантиметровый нож с пружинкой. В заднем кармане его джинсов был потертый бумажник с мелкими банкнотами и водительскими правами на Лоуренса Беккера. На правах был записан адрес дешевого отеля на Скид-роуд в Лос-Анджелесе. И адрес, и имя были фальшивыми.

В левом боковом кармане джинсов лежала грязная расческа в чехле из кожезаменителя. В другом кармане была связка ключей от автомобилей и коробок со спичками. На нем было напечатано: «Сувенир из бара „Уголок“, коктейли, бифштексы, автострада 101, к югу от Буаневисты».

Под курткой была надета тенниска и больше ничего. В пепельнице на приборной панели лежало несколько окурков сигарет с марихуаной. Больше в машине я ничего не обнаружил. Ни регистрационной карточки, ни ста тысяч долларов в коробке.

Я рассовал все вещи обратно по карманам убитого и поправил тело так, чтобы дверца поддерживала его. Бросив последний взгляд на покойника, я направился к своей машине. Огни «линкольна» еще горели, работавший мотор выбрасывал из выхлопной трубы дым, а водитель вроде бы собирался в путь.

Машина Грэйвса стояла возле колонки на бензозаправочной станции. Берт аккуратно открыл дверцу, и они с Аланом вышли ко мне навстречу, как только я подъехал. У них были бледные я возбужденные лица.

— Это был черный лимузин, — сообщил Берт. — Мы отъезжали медленно и видели, как он остановился. Я не разглядел лица водителя, но он был в куртке и кожаной фуражке.

— Все правильно.

— Он проехал мимо вас? — от волнения Алан перешел на шепот.

— Он свернул, не доехав до меня. Сейчас он сидит в машине с пулей в черепе на следующем перекрестке.

— Боже! — воскликнул Берт. — Неужели ты застрелил его, Лью?

— Это сделал кто-то другой. Через минуту после выстрела с дороги выехал кремовый автомобиль с крытым верхом. Мне показалось, что за рулем находилась женщина. Она направилась в сторону Лос-Анджелеса. Вы уверены, что он взял деньги?

— Я видел, как он подобрал пакет.

— Но в машине их нет. Либо на него напали гангстеры, либо его партнеры сыграли с ним злую шутку. Если его ограбили гангстеры, то его напарники денег не получат. Если же партнеры вели с ним двойную игру, то также они могут поступить и с нами. В любом случае, это очень плохо для Сэмпсона.

— Что же нам теперь делать? — спросил Алан.

Ему ответил Грэйвс.

— Мы выполнили их условия. Теперь сообщим в полицию и объявим вознаграждение. Я должен поговорить об этом с миссис Сэмпсон.

— Одна деталь. Берт, — заметил я. — В любом случае, нам необходимо держать это в тайне от прессы. Если это проделали гангстеры, то партнеры убитого обвинят нас и Сэмпсону конец.

— Грязные ублюдки! — угрожающе воскликнул Берт. — Мы выполнили их условия. Если бы я мог добраться до них...

— Ты ничего бы не сделал. Все, что мы имеем, — это свеженький труп во взятом напрокат автомобиле. Тебе надо начать с шерифа. От него мало толку, но это необходимо. Затем уведомим дорожный патруль и ФБР. Привлечем к этому делу как можно больше людей.

— Куда ты сейчас думаешь отправиться?

— Охотиться на диких гусей. Для Сэмпсона все складывается так плохо, что я могу позволить себе это совершенно спокойно.

* * *

До Буаневисты оказалось двадцать четыре мили. При въезде на главную улицу города шоссе раздваивалось. Все было залито светом отелей, таверн и фронтонов трех кинотеатров. В двух из них демонстрировались мексиканские фильмы. Когда открылись консервные заводы, мексиканцы, в основном, уехали отсюда.

Я остановился в центре города перед длинным магазином, в котором продавалось оружие, рыболовные принадлежности, пиво в банках, противозачаточные средства и сигареты. Два молодых мексиканца с блестящими волосами слонялись у витрины. Их интересовали игральные автоматы, установленные в магазине, и девушки на улице. Накрашенные девицы проплывали мимо, рассекая грудью воздух. Стараясь завлечь их, парни насвистывали, позировали, но, похоже, не интересовали девиц.

Я подозвал одного из них и спросил, где находится «Уголок». Посоветовавшись друг с другом, они указали на юг.

— Поезжайте прямо, миль через восемь дорога начнет спускаться к Уайт-Бич.

— Там будет большая красная вывеска, — подсказал другой, энергично замахав рукой. — Мимо нее вы не проедете.

Я поблагодарил их. Улыбнувшись, они закивали, будто я одарил их крупной суммой.

Справа от шоссе находилось длинное низкое здание, на крыше которого красовалась неоновая вывеска: «Уголок». Надпись на повороте указывала на Уайт-Бич. Я поставил машину на стоянке позади здания. Здесь уже были припаркованы около десятка машин и трейлер. Сквозь полуприкрытые занавесками окна я увидел несколько пар за столиками и почти столько же танцующих. Войдя туда, я обнаружил длинный и совершенно безлюдный зал. Я постоял у входа, как будто кого-то высматривая. Танцующих было мало, и они не могли оживить зал, в конце которого виднелась пустая эстрада для оркестра. Музыка раздавалась из игрального автомата.

Посетители явно скучали. Их лица выражали тоску по веселью, которого они не могли найти. Я не увидел ни одного знакомого лица.

Ко мне подошла официантка. У нее были темные глаза, нежный зовущий рот и хорошенькая фигурка двадцатилетней девушки. Ее историю легко можно было прочитать по ее внешности. Передвигалась она осторожно, словно у нее болели ноги.

— Вам нужен столик, сэр?

— Благодарю, я посижу в баре. Хотя вы можете мне помочь. Я ищу человека, с которым познакомился на бейсболе, никак не могу его найти.

— Как его зовут?

— К сожалению, не знаю. Я должен ему деньги, мы договорились встретиться здесь. Невысокий мужчина лет тридцати пяти, в кожаной куртке и фуражке. У него голубые глаза и острый нос.

24
{"b":"18696","o":1}