ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я оборву тебе уши! — пригрозил он.

— Если бы у меня были свободны руки, ты бы не смог этого сделать, сопляк несчастный.

— Это кто сопляк?

Он вновь отвел назад руку для удара.

— Ты, трижды проклятая скотина! Это ты и есть, кретин поганый! Ты годишься только для того, чтобы избивать связанного человека!

Он не стал бить меня, а достал из кармана складной нож и открыл его. Его маленькие свинячьи глазки покраснели и извергали искры. Разговаривая, он брызгал слюной.

— Вставай! — приказал он. — Я покажу тебе, кто скотина и кто кретин.

Я повернулся к нему спиной. Он перерезал веревки, стягивающие мне кисти, и спрятал нож. Затем развернул меня к себе лицом и встретил быстрым ударом правой, который, к счастью, миновал мою голову. Я понимал, что силы у нас неравные. Изловчившись, я ударил его в зубы, и он отлетел в другой конец сарая.

Пока он возвращался, я схватил со скамьи напильник. Конец его был тупым, но выбирать не приходилось. Держа его в правой руке, я ударил Падлера в висок. Попятившись, он недоуменно пробормотал:

— Ты меня ударил...

— Сейчас ты ослепнешь, Падлер. Финский моряк в доках Сан-Педро научил меня, как ослепить противника.

— Я убью тебя!

Он двинулся на меня, как бык. Я бросился на пол и проскользнул мимо него, ударив в напильником в пах. Он нагнулся и стал шарить руками. Я бросился к двери. Падлер кинулся за мной и поймал меня в дверях сарая. Мы выскочили на пирс и упали в пустоту. Еще до падения в воду я успел сделать глубокий вдох. Мы медленно погружались в воду. Падлер яростно размахивал руками, но он уже успел нахлебаться воды. Я схватил его за ремень и держал, не отпуская. Он отбивался, словно раненый зверь. Я видел, как у него изо рта выходят пузырьки воздуха. В голове у меня звенело. Падлер вскоре затих.

Оттолкнувшись от него, я вынырнул на поверхность, сделал глубокий вздох и снова нырнул, погружаясь вниз в холодную воду, пока не зашумело в ушах. Падлера я не нашел. Шесть раз я нырял за ним, затем бросил поиски тела. Ключи от моей машины находились у него в кармане.

Когда я выбрался на берег, ноги меня не держали. Я очень устал и физически, и морально. Обессиленный, я растянулся на песке. Потом я поднялся на ноги. Нефтяные вышки все также вырисовывались на фоне светлеющего неба. Я влез по песчанок насыпи на дорогу и медленно направился к своей машине.

На раме, поддерживающей брезент, был прикручен кусок медной проволоки. Я оторвал его и соединил им провода зажигания. Двигатель завелся сразу.

Глава 23

Когда я добрался до Санта-Терезы, солнце уже поднялось над горами. С дороги, проходящей по каньону, дом Сэмпсонов казался игрушечным. Подъехав к нему, я ощутил зловещее молчание, которое царило над этим местом. Мне пришлось отцепить проволоку, чтобы заглушить мотор.

На мой стук дверь открыл Феликс.

— Мистер Арчер?

— А что, разве есть какие-нибудь сомнения?

— Вы попали в переделку, мистер Арчер?

— Как видишь. Моя сумка все еще в кладовой? У меня там смена одежды и запасные ключи от машины.

— Да, сэр. У вас разбито лицо, мистер Арчер. Вызвать врача?

— Не беспокойся, я обойдусь душем, если таковой имеется.

— Да, сэр, в гараже.

Он проводил меня в свои апартаменты и притащил мою сумку. Я принял душ в маленькой ванной и побрился, сбросил мокрую одежду. Это все, что я смог себе позволить, хотя мне очень хотелось растянуться на постели и поспать.

Когда я вернулся на кухню. Феликс расставлял на серебряном подносе сервиз для завтрака.

— Хотите что-нибудь перекусить, сэр?

— Бекон и яйца, если можно.

Он кивнул круглой головой.

— Как только управляюсь с этим, сэр.

— Для кого ты это готовишь?

— Для мисс Сэмпсон, сэр.

— Так рано?

— Она будет завтракать в своей комнате.

— С ней все в порядке?

— Не знаю, сэр. Она очень мало спала. Было уже за полночь, когда она возвратилась домой.

— Откуда?

— Не знаю, сэр. Она уехала сразу после вас.

— Она сама была за рулем?

— Да, сэр.

— На какой машине?

— На открытом «паккарде».

— Погоди, это кремовая машина?

— Нет, сэр, красная. Ярко-красная. Она проехала на ней около трехсот двадцати миль.

— Ты очень внимательно наблюдаешь за членами семьи, правда. Феликс?

Он вежливо улыбнулся.

— В моя обязанности входит следить за бензином и маслом в машинах, сэр, потому что тут нет постоянного шофера.

— Но тебе не очень нравится мисс Сэмпсон?

— Я ей предан, сэр.

Его непроницаемые черные глаза приняли обычное выражение.

— Она с тобой плохо обращается. Феликс?

— Нет, сэр. Но мои родственники — известные люди у нас на родине. Я приехал в США, чтобы поступить в Калифорнийский университет. Меня обидело подозрение мистера Грэйвса, потому что оно, по-моему, вызвано цветом моей кожи. Садовники также обиделись.

— Вы обсуждали это прошлой ночью?

— Да, сэр.

— Я не думаю, что это было причиной его подозрения.

Феликс вежливо улыбнулся.

— Мистер Грэйвс сейчас здесь?

— Нет, сэр. Я думаю, он у шерифа. Если вы позволите, сэр, я пойду.

Он водрузил поднос на плече.

— Ты знаешь номер его телефона? И разве ты не можешь говорить без «сэр» после каждого слова?

— Не могу, сэр, — ответил он с мягкой иронией. — 23-685.

Я набрал номер в кладовой и попросил Грэйвса. Заспанный дежурный сразу же позвал его.

— Грэйвс у телефона, — раздался его усталый голос.

— Это Арчер.

— Где ты был, черт возьми?!

— Потом расскажу. Нашли какой-нибудь след Сэмпсона?

— Пока нет, но все же кое-что сделали. Я работаю вместе с оперативной группой ФБР. Мы передали отпечатки пальцев в Вашингтон, и час назад пришел ответ. Он есть в картотеке ФБР. Это некий Эдди Лэсситер.

— Я сейчас перекушу и приеду. Я у Сэмпсонов.

— Пожалуй, тебе не стоит приезжать, — Берт понизил голос. — Шериф злится, что прошлой ночью тебя отпустили. Лучше я сам приеду к тебе.

Он положил трубку, и я открыл дверь на кухню. От сковородки с беконом исходил одурманивающий запах. Феликс переложил его на тарелку, достал хлеб, налил мне чашку кофе.

— У вас в доме все телефоны параллельные?

— Нет, сэр. Телефоны в центральной части дома на другой линии. Вы любите яйца вкрутую, мистер Арчер?

— Я съем любые, могу даже со скорлупой. А какой телефон соединен с тем, что находится в кладовой?

— Мистера Тэггерта.

— Мистер Тэггерт сейчас здесь?

— Не знаю, сэр. Кажется, я слышал, как он приехал ночью.

— Сходи и убедись, ладно?

— Да, сэр.

Он вышел из кухни через черный ход.

Буквально через минуту подъехала машина, и в кухню вошел Берт. Хотя он и растерял уже часть своей энергии, но передвигался по-прежнему быстро. Глаза его покраснели.

— Ты выглядишь, словно возвратился из ада, Лью.

— Только что оттуда. Ты привез карточку на Лэсситера?

— Вот она.

Он достал из кармана фотокопию и подал мне. Я прочел листок с убористым текстом:

«Заведена после суда для несовершеннолетних. Нью-Йорк. 28 марта 1923 года. Заявление отца: пропускает занятия в школе. Помешен в нью-йоркский католический институт для трудновоспитуемых 4 апреля 23 года. Освобожден 5 августа 25 года... Бруклинский суд, 9 января 28 года: кража велосипедов. Освобожден на поруки с испытательным сроком. Срок снят 12 ноября 29 года. Арестован 17 мая 1939 года: обвинен в использовании краденого банковского счета. Освобожден за недостатком улик... Арестован за угон машины 5 октября 36 года. Осужден на три года в Синг-Синге. Арестован с сестрой Бетти Лэсситер агентами отдела наркотиков 23 апреля 1943 года. Признан виновным в продаже кокаина, осужден на один год в Ливеноре. Арестован 3 августа 1944 года за участие в нападении на машину с зарплатой фирмы „Дженерал электрик“. Признан виновным, осужден на 10 лет в Синг-Синге. Досрочно освобожден под надзор 19 сентября 47 года. Скрылся в 1947 году».

29
{"b":"18696","o":1}