ЛитМир - Электронная Библиотека

Это были знаменательные вехи в биографии Эдди, этапы его жизненного пути, начиная с правонарушений в детстве и кончая насильственной смертью.

За моей спиной появился Феликс и сообщил:

— Мистер Тэггерт у себя в коттедже, сэр.

— Он уже встал?

— Да, он одевается.

— Как насчет того, чтобы перекусить? — спросил Берт.

— Сейчас, сэр.

— Ну, нашел тут что-нибудь полезное? — обратился ко мне Берт.

— Лишь одно, но оно стоит многого. У Лэсситера была сестра Бетти, которую арестовали вместе с ним за продажу наркотиков. В Лос-Анджелесе есть некая Бетти, она наркоманка и работает пианисткой в заведении Троя. Она называет себя Бетти Фрейли.

— Бетти Фрейли? — переспросил Феликс.

— Это тебя не касается, — неприязненно заявил Берт.

— Подожди минутку, — вмешался я. — Что насчет Бетти. Феликс? Ты знаешь ее?

— Ее я не знаю, но видел ее пластинки в коттедже мистера Тэггерта. Я видел, когда вытирал там пыль.

— Ты правду говоришь? — спросил Берт.

— А почему я должен врать, сэр?

— Посмотрим, что на это скажет Тэггерт, — промолвил Берт и поднялся.

— Погоди, Берт, — я положил руку ему на плечо. — Не стоит лезть напролом. Даже если у Алана и имеются ее пластинки — это еще ничего не значит. Мы даже не знаем, действительно ли она сестра Лэсситера. Вполне вероятно, что Алан просто коллекционирует пластинки.

— У него довольно большая коллекция, — заметил Феликс.

Но Грэйвс упорствовал.

— Мы сейчас же должны взглянуть на них.

— Не сейчас. Тэггерт может оказаться дьявольски хитрым парнем, а мы не вернем Сэмпсона, если будем действовать напролом.

— Я взгляну на его пластинки, когда Тэггерт уйдет.

Он позволил мне усадить его на место и закрыл лицо руками.

— Это дело самое запутанное из всех, какие я только видел и о каких мне приходилось слышать, — заявил он.

Но Берт знал далеко не все об этом деле.

— А как насчет тревоги по поводу похищения Сэмпсона? — поинтересовался я.

Берт открыл глаза.

— Да, вчера в десять вечера. Мы оповестили дорожные патрули, ФБР, все отделения полиции и всех шерифов в округе до самого Сан-Диего.

— Лучше садись на телефон и объяви новый розыск. На этот раз Бетти Фрейли.

Берт иронически улыбнулся, выпятив свою массивную челюсть.

— Не будет ли это глупостью?

— В данном случае это просто необходимо сделать. Если мы быстро не разыщем Бетти, то кто-нибудь нас опередит. Кроме того, за ней охотится Трой.

Берт удивленно взглянул на меня.

— Откуда у тебя эти сведения, Лью?

— Я добыл их с большим трудом. Ночью я разговаривал с Троем.

— А если он тоже замешан в этом деле?

— Не если, а замешан. Думаю, что он хочет заполучить сто тысяч и знает, у кого они.

— Что ты знаешь о Бетти Фрейли? — Берт вынул из кармана записную книжку.

— Вот ее данные, — сообщил я. — Брюнетка, глаза серые, правильные черты лица. 157 — 160 сантиметров, возраст 25 — 30. Вероятно, употребляет кокаин. Худая, но хорошо сложенная и симпатичная.

Оторвавшись от своих записей, Берт взглянул на меня.

— Это еще одно предположение. Лью?

— Считай, что так. Ты можешь передать это?

— Да. Я уже иду.

Он направился к телефону в кладовой.

— Не по этому телефону. Берт. Этот прослушивается в коттедже Тэггерта.

Берт замер и повернулся ко мне с грустным видом.

— Ты, кажется, уверен на все сто, что Тэггерт с ними связан?

— А ты разве удивишься, если это окажется именно так?

— Нет, — ответил он и повернулся. — Я позвоню из кабинета.

Глава 24

Я сидел в холле, когда появился Феликс и сообщил мне, что Тэггерт завтракает на кухне. Затем он провел меня мимо гаража вверх по тропинке, переходящей в ряд каменных ступенек. Как только показался коттедж, он покинул меня.

Это был одноэтажный дом, стоящий среди деревьев задней стеной к склону. Дверь не была заперта. Я открыл ее и вошел внутрь. Стены гостиной были обиты деревом, в ней находились легкие кресла, проигрыватель, большой обеденный стол, заваленный журналами и пластинками. Из большого окна открывался вид на всю усадьбу и море, простирающееся до горизонта.

Я просмотрел все пластинки, но Бетти Фрейли не обнаружил. Затем я направился было к двери, чтобы еще раз поговорить с Феликсом, но тут вспомнил о черных дисках, накануне скакавших по воде, и Тэггерта, появившегося в плавках через несколько минут после этого.

Я вышел из коттеджа и по тропинке, протоптанной в траве, направился к морю. Внизу находилась раздевалка, и я вошел в нее. Там, на вбитом в стену гвозде, висела маска для ныряния. Сняв брюки, я натянул маску.

Над волнами гулял свежий морской бриз, гоняя барашки по поверхности. Утреннее солнце грело мне спину, песок под ногами был теплым. Я постоял минутку на теплом песке, наблюдая за волнами. Они были голубые и искрящиеся, они изгибались, как женщины в минуты любовной страсти, но я боялся их. Море было холодное и опасное, оно скрывало утопленника.

Я медленно вошел в воду, надвинул маску и поплыл. Метрах в пятидесяти от берега, вне зоны прибоя, я перевернулся на спину и глубоко вздохнул. Качание на волнах и избыток кислорода слегка опьянили меня. Сквозь запотевшие стекла маски небо, казалось, вращалось, как волчок. Я опустил под воду голову и промыл запотевшие стекла.

На дне был чистый белый песок, над которым местами выступали камни. Рельеф песка был немного неровный, но это не мешало различать предметы. Плавая зигзагами, я осмотрел метров пятнадцать, но ничего не заметил, кроме водорослей.

Через некоторое время я оттолкнулся ногами от дна, всплыл на поверхность и отдышался. Подняв маску, я заметил, что с берега за мной наблюдает мужчина. Он поспешно скрылся за беседкой, но я успел разглядеть его — это был Алан. Я сделал несколько глубоких вздохов и вновь нырнул. Когда я вынырнул, Тэггерта уже не было.

Вынырнув в третий раз, я был уже с пластинкой. Она наполовину зарылась в песок, но я сумел разглядеть этот черный диск. Прижав его к груди, я поплыл на спине к берегу. Там я заботливо, как мать вытирает ребенка, вытер диск полотенцем.

Алана я застал на веранде. Он сидел в парусиновом кресле спиной к двери. Загорелый, в фланелевых брюках и белой тенниске, он казался очень молодым. Его темные волосы были расчесаны на пробор. Он невозмутимо посмотрел на меня и по-мальчишески улыбнулся.

— Рад вас видеть, Арчер. Хорошо поплавали?

— Неплохо. Вода немного холодновата.

— Лучше выкупались бы в бассейне. Там вода всегда теплая.

— Я предпочитаю море. Всегда там что-нибудь да попадется. Смотрите, что я нашел на сей раз.

Алан взглянул на диск в моих руках так, точно только сейчас его заметил.

— Что это?

— Пластинка. Похоже, что кто-то содрал с нее наклейку и выбросил в море. Не пойму, зачем.

Алан бесшумно подошел ко мне.

— Дайте взглянуть.

— Не трогай, ты можешь сломать диск.

— Не сломаю.

Он потянулся за пластинкой, но я отвел руку.

— Стой спокойно, — предупредил я.

— Дайте мне ее, Арчер.

— Не дам.

— Я отниму ее у вас.

— Не стоит, — предупредил я. — Думаю, что я разделаю вас в два счета.

Долгие десять секунд он стоял и смотрел на меня, затем вновь уселся в кресло. Постепенно к нему возвращалось его очарование.

— Я шучу. Но мне страшно любопытно, что на этой штуке записано.

— Так же, как и мне.

— Тогда давайте проиграем ее.

Он подошел к столу и открыл квадратный ящик.

— Я сам поставлю, — заявил я.

— Хорошо, — согласился он.

Алан вновь уселся в кресло, вытянув перед собой ноги.

Я включил проигрыватель и поставил диск. Тэггерт выжидательно улыбался. Я был настороже, в ожидании какого-нибудь неверного жеста, нервного движения. Однако этот красивый парень не проявлял никаких признаков страха, он вообще никак не реагировал.

Диск был поцарапан. Среди шипения послышались звуки рояля. Нудно повторились три-четыре аккорда, украшенные затем их вариациями. Аккорды заполняли комнату и звучали подобно крикам в джунглях.

30
{"b":"18696","o":1}