ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мария взглянула на его открытое лицо.

— Ну и что, если я уйду? Что в этом такого?

— Во-первых, — заявил Джон, — я лишусь вашего приятного общества и, что еще более важно, должен буду позаботиться о безопасности.

Мария нерешительно посмотрела на него.

— Не хотите ли вы сказать, что я нуждаюсь в защите?

— Нет. — Джон наклонился к ее лицу. Тон его стал доверительным: — Я говорю о моей безопасности.

Он, наверное, шутит, хотя в его лице нет и намека на это.

— Простите, сэр Джон, вы не похожи на человека, которому требуется защита от чего бы то ни было или… от кого бы то ни было.

— И тем не менее это так. — Джон пододвинул свой стул еще ближе и перешел на шепот: — Дело в том, что, пока та дама караулит меня за одним углом, ее муж следит за мной из-за другого. И тот и другой при первой же возможности постараются мне навредить.

— Вам?

Мария недоверчиво взглянула на него.

— Но почему?

— Я могу быть с вами откровенен?

Мария молчала. Конечно, он подшучивает над ней. Но лицо его оставалось серьезным, только в глубине глаз таилась смешинка. Что ж, не будет большого вреда, если он решит, что ей можно доверять. Она неуверенно кивнула.

— Вы обещаете мне, что разговор останется между нами? Что вы ничего не скажете даже своей тете?

— О ком же идет речь?

— Конечно, о леди Каролине. И ее муже сэре Томасе Моле.

Мария снова кивнула:

— Даю слово.

Джон пододвинул свой стул еще ближе к молодой женщине, стараясь не улыбнуться, когда она тоже наклонилась к нему. «Постараюсь наговорить ей как можно больше».

— Сэр Томас Мол, — прошептал он, — муж леди Каролины. Вы ведь с ним встречались?

Мария покачала головой:

— Нет как будто. Может, он был на палубе, когда нас подняли на борт.

— Вот-вот, — кивнул Джон. — Он лет на двадцать старше леди Каролины.

— Да? — переспросила она с любопытством. Она-то была на год старше своего первого мужа и будет на семь лет старше второго.

— Вроде бы. Леди Каролине двадцать восемь лет. Она еще молода, но уже не ребенок. Беда в том, что эта разница в возрасте очень беспокоит сэра Томаса. — Джон внимательно следил за выражением ее лица. Такая юная! — Сколько вам лет, Мария, могу я спросить?

— Двадцать три.

— Неужели? — Брови Джона от удивления поползли вверх. — Мне тридцать два.

— Девять лет разницы, не так уж много для… — Густо покраснев, Мария остановилась и уставилась на свои перебинтованные руки.

На этот раз Джон позволил себе улыбнуться и протянул ей бокал.

Она с удовольствием выпила воду.

— Да, девять лет. Так на чем я остановился?

Она вернула ему бокал.

— Вы говорили о сэре Томасе.

— Да, — задумчиво сказал Джон, рассматривая пустой бокал. Не подумав, он стер пальцем капли с его края и провел им по своим губам.

Мария не спускала с него глаз.

— Это второй брак сэра Томаса, — опомнившись, сказал Джон.

— Я догадываюсь, сэр Джон. Мисс Дженет очаровательная женщина.

— Да, да. Вы ведь ее знаете.

— А что случилось с его первой женой?

— Она умерла от горячки. Лет пять назад. — Джон повертел бокал. — Она была хорошей женщиной. Мисс Дженет воспитывалась в любви и заботе. Что касается его второго брака…

— В нем нет любви, — грустно сказала Мария.

Джон улыбнулся про себя. О браке сэра Томаса и леди Каролины при дворе сплетничали постоянно. Ему же этот разговор нужен был для того, чтобы узнать побольше об этой зеленоглазой красавице, которая так напряженно смотрит на него. Что же она все-таки скрывает?

— Любви? — откликнулся он. — Не знаю. Многие считают сейчас, что любовь в браке не обязательна. Я не разделяю эту точку зрения, но у сэра Томаса свое мнение на этот счет. Я сам никогда не был женат. Не знаю, может ли в жизни быть не одна любовь?

Мария молча смотрела на него, не зная ответа на этот вопрос.

— Вы, наверное, понимаете, о чем я говорю, — настаивал Джон. — Вы сказали, что были замужем. Так вот, могли бы вы полюбить еще раз и выйти по любви замуж, потеряв любовь и восхищение первого мужа?

Мария смотрела на свои руки. Ну зачем она упомянула слово «любовь». Теперь он вовлек ее в этот разговор, и она в замешательстве. Что она знает о настоящей любви? Разве ее муж любил ее? Когда ей довелось любить самой?

— У вас романтические представления о браке, сэр Джон.

Грусть на ее лице сменилась выражением безысходности.

— Как долго вы были замужем, Мария?

Она посмотрела ему в глаза.

— Четыре года.

— Это был брак по любви? — Джон уже знал ответ на свой вопрос, но ему хотелось услышать подтверждение из ее уст.

Мария минуту молчала.

— Нет. Он был просто… выгоден обеим семьям.

Она вдруг почувствовала, что ее колено касается его и что у нее нет никакого желания отодвинуться. За четыре года совместной жизни с Луи, своим мужем, они не разу не сидели с ним и не беседовали вот так. Все время кто-то присутствовал. Только во время его редких и очень коротких визитов в ее спальню они оставались наедине. Как неприятны были ей те редкие посещения! Она знала с самого начала, что… у Луи другие интересы. А потом, потом он повел свои войска против Сулеймана Великолепного, и это был конец всему.

Джон понял, что Мария погрузилась в невеселые воспоминания.

— Ну так вот. Не знаю, почему был заключен этот брак и что испытывает к мужу леди Каролина, но, по-видимому, сэр Томас по крайней мере увлечен женой и склонен считать свое чувство любовью. Это подводит нас к предмету нашего разговора — почему он желает мне смерти.

— Желает вам смерти? — повторила она, напуганная его зловещим тоном. — Но почему?

— Очевидно, считает, что у меня с ней роман.

Глаза Марии сузились.

— А на самом деле?

Джон покачал головой:

— Нет, она меня не интересует. И я вообще избегаю романов с замужними женщинами.

— Что ж, сэр Джон, — сказала она первое, что пришло ей в голову, — это… благородно. — «Можно ли ему верить? — подумала тут же она. — Он настолько хорош собой, что может покорить любую».

— Спасибо. — Джон дотронулся до незабинтованных кончиков ее пальцев. Он видел, что она подавила инстинктивное желание отдернуть руку. — Но сэру Томасу недостаточно моих слов.

Мария наклонилась к нему, ее изумрудные глаза светились интересом.

— Но тут есть еще что-то. Думаю, мужчины в Шотландии не реагируют столь уж остро на подобные вещи, если у них нет оснований. Почему он подозревает именно вас, а не кого-то другого на корабле? В моей стране, если на женщину падает подобная тень, это считается для нее позором.

— А для мужчины?

— Вы прекрасно знаете, сэр Джон, что у мужчин совсем иной кодекс чести. Но, по-видимому, в данном случае речь идет о верности женщины, а не о вашей.

Капитан встал, подошел к окну, потом повернулся и внимательно на нее посмотрел, как бы решая что-то для себя. Внезапно он пересек каюту быстрым шагом и опять сел рядом.

— Леди Каролина была в свое время моей любовницей, — сказал он. Марию его признание явно шокировало. Джон продолжал: — Наша связь прервалась еще до заключения их брака.

— И как долго она была вашей любовницей? — спросила она, опустив ресницы. Теперь ей стали больше понятны опасения мужа.

Джон откинул голову и захохотал. В ее голосе было явное неодобрение. Но своим признанием он вытащил ее из скорлупы, в которую она пряталась.

— Семь лет.

— Семь лет? — недоверчиво переспросила она. — Это дольше моего замужества.

— Она была свободной женщиной, — оборонялся Джон, — и могла сама решать, с кем ей проводить время.

— Семь лет, — повторила Мария.

— В ее жизни случались в это же время и другие мужчины, — возразил Джон, чувствуя, что должен как-то обелить себя. — Каждый год я был по многу месяцев в море. И в это время она поступала, как ей заблагорассудится.

— Бедный сэр Томас. — Мария неодобрительно покачала головой. — Через что ему приходится проходить.

16
{"b":"18701","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Люди черного дракона
Сила воли. Как развить и укрепить
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Совершенная красота. Открой внутренний источник здоровья, уверенности в себе и привлекательности
Соблазни меня нежно (СИ)
Свежеотбывшие на тот свет
Научись искусству убеждения за 7 дней