ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джон улыбнулся и положил себе на тарелку рыбное филе с золотого блюда, которое держал слуга. Изабель сказала сущую правду. Он действительно не хотел делить ее общество с кем бы то ни было на судне. Он хотел, чтобы она была только с ним.

— Видишь, Мария, он и не пытается это отрицать, — сказала Изабель, поднося кубок с вином ко рту. — Это испанское вино, милорд? Не ожидала, что у вас столь хороший вкус.

— Дело в том, дорогая, — повернулся Джон к Марии, игнорируя вопрос Изабель, — что я не решился подвергнуть знатных придворных перепадам настроения вашей тетушки.

— Вы поступили весьма разумно, сэр Джон, — улыбнулась Мария.

Командующий откинулся на спинку стула.

— Скорее милосердно. Мне бы не хотелось, чтобы они один за другим стали выбрасываться за борт.

— Хм-м, — промычала Изабель, продолжая свою трапезу.

Мария не отрывала глаз от тарелки, не рискуя посмотреть на тетю.

— Я вижу, сэр Джон, вы полностью использовали счастливую возможность столь долго находиться в обществе моей тетушки.

— Счастливую возможность? — повторил Джон, подняв бровь. — Мы говорим о леди Изабель?

— Ну дальше, дальше, — отреагировала на его слова старая дама.

— «Счастливая возможность» — это слишком слабо выражает, через что… мне довелось пройти.

Мария понимала, что, несмотря на всю эту шуточную перепалку, Джону удалось завоевать расположение ее тети.

— Приношу вам свои извинения, — откликнулась молодая женщина. — Думаю, вам наверняка пришлось нелегко. Но за ее внешней суровостью и непримиримостью кроется очень доброе сердце.

— Это мы еще увидим, — сказал Джон, с симпатией глядя на Изабель. — Но какая жалость — эта пуля из мушкета чуть не уничтожила ее драгоценное сердце.

— Да. Это было бы ужасно, — ответила Мария, протянув руку за яблоком.

— Ладно. С меня достаточно. — Изабель тоже взяла золотистый плод. — Как на корабле в это время года оказались фрукты из Иерусалима?

Джон наклонился к Марии.

— Подумать только — мы бы могли обедать одни. Только вдвоем. Какая жалость!

Мария взглянула через стол в его синие глаза. В них отплясывали искорки. «Только вдвоем», — подумала она. Сознает ли он, какой отклик нашли его слова в ее сердце?

Изабель перевела взгляд с Джона на Марию.

— Ну, хватит развлекаться за мой счет. Поищите себе другую тему для разговора.

Время от времени Мария поднимала на Джона глаза и все время встречала его лучистый взгляд.

Изабель старалась вовлечь Макферсона в светскую беседу, Мария внимательно слушала, время от времени высказывая свое суждение. Ей было интересно все, что он говорил, но значительно приятнее просто обмениваться взглядами, ласкавшими тело и душу. Хотя Джон Макферсон обращался к Изабель, его длинные ноги под столом касались как бы нечаянно ее колен.

Происходящее за столом походило на сновидение, однако Мария понимала, что это случилось с ней наяву. Этот мужчина хочет ее, его сильные руки жаждут обнять ее, яркие чувственные губы, прижаться к ее губам.

— Ты не согласна, Мария? — Голос Изабель нарушил ее грезы.

— Что ты сказала, Изабель?

— Я сказала, что за все мои плавания по этим водам я нигде не встречала столько красоты и удобства, как на этом судне. Мне так и хочется сказать, что шотландские моряки, по-видимому, самые избалованные во всем Немецком море. Ты не согласна?

Мария посмотрела на командующего. Он ждал ее ответа.

— Я, как и ты, это заметила, Изабель, но я плохой моряк. И у меня нет серьезного опыта, чтобы сравнивать.

— Ну что ж, дитя мое, очень дипломатичный ответ. — Изабель повернулась к Джону: — Смею вас заверить, что этому она научилась не от меня и не от моих непосредственных родственников.

— Не сомневаюсь. — Джон не спускал с Марии глаз.

— Наверное, сэру Джону лучше знать, типичен ли его корабль для шотландского — да и любого другого — флота. — Мария надеялась, что он не будет расспрашивать Изабель про ее семью. Ей сейчас так хорошо, что не хочется больше ни о чем думать.

— Ну, сэр Джон, не просветите ли вы нас? — настаивала Изабель.

Джон перевел взгляд с одной женщины на другую. Как ему не терпелось узнать побольше про Марию, но по взгляду, который та бросила на Изабель, он понял, что она против обсуждения своей семьи. «В другой раз», — решил он.

Вообще-то что недозволенного в том, если он расскажет этим двум дамам о возложенной на него миссии. Да пол-Европы знает о предстоящей, свадьбе, и, зачем — или точнее, за кем — плывет его судно, ни для кого не тайна.

— Этот военный корабль специально оснащен и оборудован для этого путешествия. «Михаил» и три других судна, сопровождающие нас, действительно самые крупные суда шотландского флота, а этот лучший в мире. Но военный корабль оценивают по другому принципу: тут важны размеры парусов, скорость, количество пушек на борту. Что же касается комфорта и роскоши, о которых вы говорили, то ни я, ни мои люди к ним не приучены.

Думаю, то, что я скажу, вам уже довелось слышать, — продолжал Джон, переключая свое внимание на Изабель. — Однако раз у вас в Антверпене нет никого знакомых, как вы мне сообщили, то вы можете этого не знать. Корабль оснащен всеми этими удобствами, как вы их мило назвали, чтобы доставить из Антверпена в Шотландию особо ценное имущество.

— Имущество? — изумилась Изабель.

— Да. Как еще можно назвать особу королевской крови? — невинно спросил Джон, поворачиваясь к Марии.

Она спрятала руки в складках платья, чтобы скрыть их дрожь, и постаралась придать лицу равнодушное выражение.

— Королевской? — Изабель старалась отвлечь командующего от Марии. Растерянность на ее лице может их выдать. — Вы обеспечиваете доставку члена королевской семьи?

— Да, — ответил Джон. — Мы должны сопроводить в Шотландию Марию, королеву Венгрии. Она выходит замуж за моего короля, короля Шотландии Джеймса. Вы ничего об этом не слышали?

Изабель поторопилась с ответом:

— Боюсь, мы далеки от королевских амуров. Могу лишь сказать за нас обеих, что мы не участвуем в политических играх.

— Ну что ж, вы поступаете мудро, — согласился Джон, и вдруг ему в голову пришла мысль: — Вы знаете ее… знаете что-нибудь о ней?

— О королеве? — делано удивилась Изабель. — Вы возносите нас слишком высоко, если считаете, что мы вращаемся в столь высоких кругах.

— Я подумал, хотя вы мне этого не говорили… но у вас испанский акцент. И, насколько мне известно, королева Венгрии по происхождению испанка.

— Испания — большая страна, сэр… — вступила в разговор Мария.

— Вам лучше бы поинтересоваться королевой заранее, — торопливо вмешалась Изабель. — Может, она и королевской крови, но она далеко не чисто испанка.

— Правда? — Джон сделал вид, что впервые слышит об этом.

— Да, — продолжала Изабель. — Она дочь Филиппа Красивого, бургундца, и внучка Максимилиана I, Габсбурга, регента Фламандии, Голландии, Зеландии и Артоиса. Ее мать Иоанна Кастильская, ее дед Фердинанд Арагонский. Поэтому в ней действительно есть испанская кровь. Но она даже родилась не в Кастилии. Ее туда направили на воспитание. До тех пор, пока, согласно первому брачному контракту, она…

Изабель резко остановилась. Бросив взгляд на Марию, она увидела, что молодая женщина близка к обмороку.

— Ну, вот, — кивнул Джон, — значит, я правильно предположил, что вы знаете ее.

— Не ее, а о ней, — резко прервала его Изабель. — Только о ней, мой дорогой.

Она отодвинула тарелку и постаралась изобразить зевок. Ей надо как-то заставить себя умолкнуть.

— Я устала, — сказала Изабель. — И плечо жутко ноет. До того, как вы сведете меня преждевременно в могилу своей бесконечной болтовней, будьте джентльменом и помогите мне дойти до кровати. Мария проводит вас и ваших слуг.

— Да, но еще рано, ночь еще молода, — запротестовал Джон.

— Зато я стара, — ответила Изабель, подавая Марии знак.

Мария взяла старую даму за руку и взглянула на командующего. Его глаза улыбались.

28
{"b":"18701","o":1}