ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

16.

На причале, к которому пристал «Святой Михаил», собрались встречающие. С шумом отшвартованный в конец каменного мола гигантский военный корабль представлял величественное зрелище для горожан Антверпена. Волнующиеся на пристани люди расталкивали друг друга, пытаясь получше рассмотреть шотландское морское чудище. Ряды вооруженных моряков старались сдержать толпу. Рабочие дока перетаскивали ящики с подарками для императора Карла и королевы Венгрии на стоящие неподалеку повозки. На борту корабля празднично разодетые члены шотландской делегации ожидали эскорта, который должен препроводить их во дворец императора. Сумерки сгустились, заморосил дождь.

С капитанского мостика Джон Макферсон с удовлетворением наблюдал, как «Граф», последний из флотилии шотландских военных кораблей, встал позади судна «Вперед». Он видел, что и на палубе «Кристофа» уже собрались знатные шотландцы.

Вглядываясь в устье реки Шельды, он пока еще мог различить четыре галеона, служившие им эскортом со вчерашнего дня. В случае необходимости они могли ответить на пушечные выстрелы шотландских кораблей. Джон чувствовал на себе пристальные взгляды их командиров.

— Еще денек, ребята, — подбодрил он себя, сосредоточив внимание на пристани.

У Антверпена внушительный порт. В отдалении поднимались городские стены. За удобными дорогами к воротам города протянулась сеть каналов для баржей, плывущих вдоль длинной пристани, окаймляющей глубокую реку и ведущей к городу. Торговые корабли, разные и хорошо вооруженные, толпились у причала, еще больше их стояло на якоре в бухте.

Командующий вглядывался в шумную толпу сквозь свет чадящих фонарей дока. Шкипер старался пробиться через людское море к капитану. Джон увидел, как он махал ему над головами толпы. Через пару минут Дэвид прорвался к кораблю и быстро поднялся по трапу на палубу.

— Они знают, что два фламандских корабля пошли ко дну на прошлой неделе, — еле отдышавшись, выпалил Дэвид. — Говорят, что галеоны императора засекли несколько французских военных кораблей в Немецком море, но те предпочли побыстрее скрыться. Несколько кораблей на неделю запоздали с прибытием. Вполне возможно, из-за тумана, который задержал и нас. Во всяком случае, это все, что мне пока удалось узнать.

Дэвид взглянул на шотландских аристократов, стоящих на палубе, увидел Дженет Мол рядом с отцом и леди Каролиной. Усилием воли перевел взгляд на капитана.

В порту появилась группа мужчин с факелами. За ними скоро последуют вооруженные всадники.

Джон хотел знать, спасся ли кто-либо еще с того злосчастного корабля, но теперь придется ждать до утра.

Он повернулся к шкиперу:

— Я хотел, чтобы ты сопровождал леди Марию в Харт-Хаус. Элизабет и Амброуз прислали мне заранее сообщение, так что дом должен быть готов. Дворецкий Питер знает тебя, но ты должен удостовериться, что он осознает, насколько леди Мария мой особый гость, и она должна быть соответственно принята. Выдели несколько человек сопроводить леди Изабель к ее друзьям. Она сказала, что не помнит, как называется место, но дорогу узнает.

Дэвид кивнул.

— Я должен быть во дворце. Как только сочту возможным удалиться, не обидев хозяина, тут же отправлюсь в Харт-Хаус.

— Как вы думаете, насколько мы здесь задержимся?

Джон взглянул на эскорт. Возглавляющий группу резко дергал за удила жеребца, демонстрируя мастерство. Командующий покачал головой и нахмурился. Насколько? Он не хотел в этом признаться, но он не возражал, если бы их визит затянулся. Несмотря на всю ту чепуху, которую рассказывали о королеве Венгрии и предстоящем браке, он-то лично с нетерпением будет ждать встречи с Марией, а пребывание в городе как раз и дает ему эту возможность.

— Не буду знать, пока не увидим императора и его сестру или по крайней мере встречающих нас.

Внимание друзей привлекла небольшая перепалка на пирсе. Командир закричал на солдата, пытавшегося придержать его коня.

Джон усмехнулся:

— Похоже, прислуживающие императору держат здесь все под своим контролем.

— Да, — ухмыльнулся Дэвид. Лицо его тут же стало серьезным. — Сэр Джон, она поедет обратно с нами?

— Надеюсь, — ответил Джон, наблюдая, как глава шотландской делегации направляется к посланнику императора. — Не хочу и думать, что мы совершили это путешествие, чтобы вернуться обратно с пустыми руками.

— Что? — удивился Дэвид. — Нет, сэр. Я не имею в виду Марию, королеву Венгрии, я говорю о леди Марии. Она пойдет с нами в обратное плавание?

Джон посмотрел на своего шкипера. Он не просил ее — во всяком случае, официально. Но они уже понимали друг друга без слов.

— Поплывет, — нахмурился командующий. Причин для того, чтобы этого не случилось, не было.

* * *

— Если ты ищешь, куда бы спрятаться, — сказала Изабель, стоя на пороге каюты Марии, — то тебе придется выбрать место получше.

Мария отбросила через плечо свои длинные волосы и нахмурилась.

— Очень странно. — Она в тысячный раз оглядела маленькую каюту и затем снова посмотрела на Изабель. — У тебя в каюте есть большая лампа. Будь добра, принеси ее сюда. Может быть, если будет светлее…

— Что ты потеряла здесь, дорогая?

— Я ищу свое кольцо.

— Кольцо? — нахмурилась старая дама. — Ты никогда не носила кольцо, Мария.

— Обручальное кольцо. — Мария опустилась опять на колени, возобновляя поиски. — Я носила его на цепи на шее.

Изабель, пожав плечами, принесла большую лампу. В маленькой каюте стало значительно светлее.

— Благодарю, Изабель, — сказала Мария и пробормотала: — Что бы это значило?

— Мне казалось, ты перестала носить кольцо после смерти Луиса.

— Нет, не перестала. — Она задумалась.

Когда стало известно о сокрушительном поражении венгерской армии и о гибели ее мужа, Мария удалилась в свои покои в башне мрачного каменного замка в Будапеште. Там она горько раздумывала о своем будущем, о смерти Луиса.

В их браке не было ничего хорошего. Рассматривая кольцо в меркнущем свете, она восхищалась, как искусно герб Габсбургов был соединен в рисунке с гербом семьи Луиса. Ювелир проявил здесь мастерство и выдумку. «Он достиг больших успехов, — с чувством вины и с грустью думала она, — чем они с Луисом, в воспроизведении рода». Но надвигались орды оттоманских турков, и у Марии не было времени ни на то, чтобы нянчить свою вину, ни на то, чтобы жалеть себя. Решив, что кольцо для нее — некий знак, удостоверяющий ее личность, она повесила его на цепь и носила на шее, а кольцо использовала как печать.

— Я запечатывала им свои письма, — сказала она.

Изабель села на край кровати, все еще держа лампу в руке.

— Ты уверена, что не потеряла его до того, как нас подобрали шотландцы?

— Нет, оно у меня было, когда мы оказались на корабле.

— Тогда скажи мне, когда ты видела его последний раз? И когда последний раз надевала?

Мария взглянула ей в лицо.

— Я сняла цепь с шеи в первый день, когда мы здесь оказались. И я уверена, что положила его вот сюда, на эту полку. Вот здесь… Но я не писала писем и не пользовалась им.

Изабель проследила за ее рукой.

— Да нет, не видно.

Мария поднялась с колен и в последний раз оглядела каюту.

— Ты никого не подозреваешь?

Мария нерешительно покачала головой.

— Да нет. Оно не такое уж ценное. Правда, золотое, но в нем нет драгоценных камней…

— Не такое уж ценное… — Изабель чуть не задохнулась от негодования. — Золотое кольцо, которое король подарил своей королеве! И ты говоришь, что на нем королевская печать! У тебя нет никакого представления о том, что ценно, а что нет, особенно для людей, ценностей не имеющих!

— Извини меня, — сказала Мария, взяв Изабель за руку, — по-моему, для вора оно ничто в сравнении с любым из твоих.

Изабель посмотрела на свои унизанные кольцами руки.

— У тебя не пропало ни одно из них.

— Да, верно. Все на месте, — согласно кивнула Изабель. — И должна признаться, что, когда у меня от боли разрывалось плечо, я была весьма небрежна по отношению к ним — бросила куда попало.

38
{"b":"18701","o":1}