ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Командующий вздохнул, прежде подобные размышления показались бы ему недостойными мужчины. А что сейчас он думает об этом? «Есть ли в жизни, — спросил он сам себя, — что-либо важнее? Да нет, конечно».

Джон спустился по трапу вслед за графом Диего на главную палубу. Солдаты в стальных шлемах обратились во внимание. Это были испанцы, и капитан корабля знал их как отличных воинов. Но тем не менее они никогда бы не решились сразиться с шотландцами.

Интересно, о чем сейчас думает Мария? Он выстроил в голове столько планов, ни разу не поговорив с ней о них. Он надеялся, она больше не боится. Важно одно — она любит его. Вместе они выстроят свою жизнь. Что бы она ни предпочла, что бы ни сделало ее счастливой, он согласен на все. Пока она будет рядом, жизнь его будет прекрасна.

Граф Диего, поглаживая седеющую бороду, задумчиво оглядывал великолепное судно. Придворные, хотя внешне и сдерживались, тоже были под впечатлением. Джон поймал взгляд Дэвида, который подтвердил его выводы. Спустившись на пристань, сказав несколько слов одобрения и бросив быстрый взгляд на Джона, министр оседлал своего черного жеребца и отбыл вместе со свитой в город.

Спустя несколько минут Джон был готов мчаться в Харт-Хаус. К Марии. Отдав последнее указание шкиперу в отношении экипажа, он заспешил, но Дэвид его остановил и показал записку от Дженет Мол с просьбой отвезти ее к леди Марии.

Джон отмахнулся. Скорее всего мисс Дженет стало просто скучно в кругу всех этих дам и кавалеров, которые приехали с ней, и ей хочется более интересного общества. Джон улыбнулся: наверняка мисс Дженет просто захотела увидеться с Марией. И это понятно, между ними завязалась дружба.

Пробираясь через заполненные народом улицы Антверпена, шотландец надеялся, что визит Дженет уже завершился. «Они уже достаточно пообщались», — решил он, сочиняя галантную речь, с помощью которой можно будет отправить девушку обратно. Но, достигнув Харт-Хаус, засомневался, прилично ли будет указать мисс Дженет на дверь. Но он жаждал увидеть Марию, как можно скорее остаться с ней наедине. Джон поднимался по лестнице, а его сердце буквально билось в груди. Если он тут же не заключит Марию в свои объятия и не заглянет в ее изумрудные глаза, полностью растворившись в них, он просто умрет. Несколько часов, проведенных без нее, показались ему годами.

Отмахнувшись от слуг, командующий, перешагивая через три ступени, направился к ее спальне. Распахнув без стука дверь, заглянул в комнату — она была пуста. На кровати он заметил красивое платье из золотой ткани. Значит, она все-таки пойдет с ним во дворец на ужин, счастливо улыбнулся он. Выйдя из комнаты, он торопливо поднялся наверх, в студию Элизабет, где Марии так понравилось. Вполне естественно, если она захотела побывать там еще раз.

«Мария придется по душе Элизабет, это несомненно, — подумал Джон. — В ней есть что-то такое, что притягивает к ней людей и заставляет их ею восхищаться».

Он широко распахнул дверь студии. Там было темно и тихо. Джон почувствовал удар в сердце. Вот здесь они впервые любили друг друга. Но ставни закрыты, и он ничего не мог рассмотреть.

— Мария, — осторожно позвал Джон. Глаза его постепенно привыкали к темноте. Здесь никого не было, и его внезапно пробрала дрожь.

Вспомнив о гостиной, примыкающей к ее спальне, он поспешил вниз. Бедняжка съела всего лишь кусочек хлеба до того, как он ушел. Он не оставил Марии времени на завтрак. Конечно, Питер позаботился о ней после его ухода. Наверное, она сейчас там завтракает.

Он чуть не сбил на лестничной площадке Питера.

— Сэр Джон, вы вернулись.

— Да, наконец-то. — Джон дружески положил руку на плечо дворецкому. — Я собираюсь присоединиться к леди Марии. Скажи повару, что я чертовски голоден, кабана могу съесть. Она в своей гостиной, если я не ошибаюсь.

— Но, милорд, — волновался Питер, — леди Марии здесь больше нет. — Джона будто что-то крепко ударило в грудь, но он устоял на ногах.

— Что ты имеешь в виду? Где еще ей быть? Где?

Дворецкий побледнел.

— Мария ушла с мисс Дженет? — удивился Джон. — Они сказали тебе, куда направляются?

— Нет, милорд. Они ничего не сказали, — дворецкий покачал головой. — Я очень беспокоюсь, сэр Джон. Леди Мария была очень весела, шутила с модистками и прислугой, казалась очень счастливой. А потом — сразу после разговора с мисс Дженет — побелела, как смерть. Она была явно расстроена. Но что я мог поделать?

— Чем она была расстроена? — нетерпеливо спросил Джон. Единственное, что приходило ему в голову: Каролина прислала какую-то лживую записку. Но этого не может быть. Дженет Мол — подруга Марии и, совершенно очевидно, не стала бы участвовать в каких-либо коварных замыслах Каролины.

— Я не знаю, сэр Джон. Леди Мария почти ничего не сказала. — Питер показал на открытую дверь спальни Марии. — После разговора с мисс Дженет она тут же стала собирать свои вещи. — Лицо дворецкого выражало озабоченность. Он последовал за обескураженным Джоном в спальню. — Как я мог вмешаться, милорд? Ваши люди дежурили внизу. Мисс Дженет произвела впечатление спокойной и доброй девушки. Когда леди Мария прощалась со мной, я понял, что она уходит по своей воле, хотя мне показалось, что она вот-вот расплачется.

Джон почувствовал, как одеревенело его тело. Он еле сдерживался, чтобы не накричать на дворецкого.

— Ты спросил ее о чем-либо, Питер? Ну, когда она вернется? И что вообще происходит?

Тот грустно покачал головой:

— Все произошло так быстро, милорд. Я видел, что ваши люди на посту, что мисс Дженет — шотландка из группы придворных… Я просто не мог себе представить, что вы не в курсе происходящего.

Джон повернулся и осмотрел спальню. Вряд ли стоит упрекать дворецкого. Во всем наверняка замешана Каролина, и Питер не виноват, что Джон на протяжении семи лет делил постель с самой коварной в мире женщиной. Это он сам поставил себя в такое положение, что Каролина Мол нанесла зло той единственной, которую он любит.

— Прошу извинить меня, сэр Джон, — сказал Питер за его спиной. — Я не мог подумать… Вы беспокоитесь о ее безопасности?

Джон повернулся к старому слуге, от огорчения тот, казалось, сгорбился еще больше.

— Ты ни в чем не виноват, Питер. Как ты сказал, она ушла с мисс Дженет в сопровождении моих людей. Они не дадут ее в обиду. Мисс Дженет, по всей видимости, просто отвела Марию во дворец. Но зачем? Этого я не понимаю. И почему без меня?

— Она ушла еще до того, как швеи закончили работу, — дворецкий показал на лежащее на кровати платье.

Джон рассеянно кивнул и подошел к огромной кровати с балдахином из синего дамасского шелка. Углубившись в свои мысли, командующий провел рукой по золотому шитью платья. Что же все-таки задумала Каролина? И что сказала Дженет Марии, что та так расстроилась? Самое странное, что Мария, видимо, ушла во дворец, где она никого не знает.

«Может быть, — постарался он отогнать мрачные мысли, — Каролина тут вообще ни при чем. Может быть, мне приготовили сюрприз? Она ведь раньше наотрез отказалась пойти на ужин. Может быть, — успокаивал он себя, — но все это маловероятно».

— Ты абсолютно уверен, Питер, что леди Мария была расстроена, когда уходила из Харт-Хаус? — снова спросил Джон.

— Абсолютно, милорд, — кивнул дворецкий. — Ведь в ее глазах светится ее душа. Да и пальцы у нее были просто ледяные и дрожали, когда она взяла меня за руку. Да, она даже забыла взять с собой письмо от тетушки.

Джон уставился на старика.

— Письмо от Изабель? Когда она его получила?

— Вчера, милорд. Во время ужина. — Питер показал на письмо, лежащее на маленьком столике рядом с кроватью. — Наверное, леди Мария выронила в спешке. Служанка нашла его на полу у постели.

Джон смотрел на письмо. Мария не сказала ему, что получила весточку от Изабель. Но опять-таки они были заняты другим.

— Спасибо, Питер. Можешь идти.

— Вы будете ужинать сегодня во дворце, сэр Джон?

Тот кивнул:

46
{"b":"18701","o":1}