ЛитМир - Электронная Библиотека

Мэри порывисто поднялась и стала мерить шагами комнату. Потом наконец остановилась.

– Порция, нельзя жить прошлым. Его не изменишь.

– Но я думаю о будущем. Моем и матери. Хочу восстановить справедливость.

– А ты уверена, что дочь адмирала желает такого же будущего, как и ты?

– Иначе и быть не может. Свобода – неотъемлемая часть жизни любого человека.

– Но ты не сможешь обеспечить матери нормальную, спокойную жизнь. К тому же она тебя совершенно не знает.

Закрыв крышку медальона, Порция надела его на шею. Мэри ласково погладила Порцию по растрепанным волосам.

– Расскажи, что произошло во время бала? – попросила она.

Без особой охоты Порция поведала о своих приключениях в особняке адмирала Миддлтона. Упомянула и о Пирсе Пеннингтоне.

– Мистер Пеннингтон проявил понимание и сочувствие, – сказала она, – и велел груму отвезти меня домой.

– Хорошо, что, карабкаясь на балкон, ты не получила серьезных травм, – озабоченно произнесла Мэри. – Даже не верится.

– Еще более удивительно, что я не попала в лапы к самому адмиралу, – заметила Порция. – Но случись это, я бы нашла что сказать в свое оправдание. Одна история у меня приготовлена.

Мэри устало вздохнула:

– Можешь не рассказывать. Лучше пообещай, что впредь не будешь совершать столь безрассудных поступков.

Некоторое время обе молчали. Первой нарушила молчание Порция:

– Я не успокоюсь, пока не поговорю с Еленой.

– Ты собираешься только поговорить или склонить ее к побегу?

– Только поговорить, – заверила Порция. – Сегодня я сильно напугала мать. Постучалась к ней, когда она уже спала. В следующий раз постараюсь быть осмотрительнее.

Мэри подошла к окну, распахнула его и повернулась к Порции.

– Ты ведь знаешь, адмирала не очень-то любят «Сыны свободы». И не только они. Поэтому его дом наверняка хорошо охраняется в любое время суток. Так что, если будешь вести себя осмотрительнее, как ты выразилась, быстрее достигнешь цели.

– Надеюсь, ты мне поможешь?

– Я постараюсь выяснить, является ли Елена Миддлтон твоей матерью. Ты вправе знать истину.

Порция была тронута до слез готовностью подруги помочь.

– Может быть, попросить доктора Деминга отвезти тебя к адмиралу? – предположила Мэри.

Порция покачала головой.

– Я уже обращалась к нему с этой просьбой. Не объясняя причин. Еще когда он увидел портрет в моем медальоне. Он сказал, что вряд ли сможет помочь, поскольку почти не бывает на Коппс-Хилл. Он навещал Елену всего пару раз, когда личный врач адмирала уезжал на две недели в Нью-порт.

– Ситуация сложнее, чем я предполагала, – промолвила Мэри. – К сожалению, у Уильяма нет других выходов на адмирала или кого-то из его окружения, кроме отца твоей подруги Беллы.

– О том, чтобы просить капитана Тернера, не может быть и речи, – быстро проговорила Порция. – После того как я уехала с бала, даже не предупредив его, он вряд ли в ближайшее время нанесет нам визит.

– Но ты, надеюсь, больше не полезешь на стену? – спросила Мэри.

– Думаю, в этом не будет необходимости.

– А что тот джентльмен, который помог тебе добраться до дома?

– Мистер Пеннингтон? Он, оказывается, шотландец.

– Ну да, – кивнула Мэри. – И происходит из очень влиятельной семьи. Его брат – граф, и они, судя по всему, довольно-таки богаты. Занимаются морскими грузоперевозками, точнее, Пеннингтон ими занимается. Должно быть, его приглашают на все более или менее значительные приемы. – Мэри задумчиво посмотрела на Порцию. – Полагаю, ты произвела на мистера Пеннингтона вполне благоприятное впечатление.

Порция промолчала. Вряд ли можно произвести благоприятное впечатление на мужчину, едва не отдавшись ему в первый же день.

– Порция, ты очень бледна, тебе нездоровится?

– Нет. Все хорошо. – Девушка быстро встала с кровати и, отойдя в сторону, сделала вид, будто внимательно разглядывает порванное платье. – Домой меня отвез его грум. Так ли уж важно, какое впечатление я произвела на мистера Пеннингтона?

Мэри улыбнулась:

– Пеннингтон вполне может помочь тебе в том, что ты задумала.

– Каким образом?

– У него обширные связи. К тому же он шотландец, можно сказать, свой человек. И уж если его позвали на бал по случаю дня рождения короля, то он вполне может быть снова приглашен к адмиралу. И ему не составит никакого труда взять тебя с собой и представить там должным образом. – Мэри помолчала и уже тише добавила: – А если Елена Миддлтон согласится отправиться с тобой в Уэльс, мистер Пеннингтон и тут сможет тебе помочь. Запросто переправит вас через океан на одном из своих кораблей.

Однако при расставании Пеннингтон дал ей ясно понять, что не желает ее больше видеть. Так что вряд ли он согласится помочь.

Глава 5

– Да, встреча не состоялась, – сказал Натаниель Мьюир, ехавший верхом бок о бок с Пирсом Пеннингтоном по Кинг-стрит. Оба направлялись в сторону пристани. – Так что мушкеты и порох пока не доставлены куда следует. Но это спасло от виселицы как минимум троих, в том числе и тебя, мой друг.

– А в чем дело? – поинтересовался Пирс.

Этой ночью была устроена засада. Многие офицеры находились в особняке Миддлтона, а раза в два больше – в укрытии на берегу.

– А ты-то откуда знаешь? – Пирсу было известно, что Натаниель вернулся из Ньюпорта только после полуночи.

– Пораньше вылезай из постели. В городе с самого утра только об этом и говорят.

– Слушай, Натаниель, если дорожишь своей безобразной физиономией, немедленно выкладывай все, что знаешь.

– Ладно, мой нетерпеливый друг. Утром мне доставили записку от Эбенизера… Оказывается, его парни устроили ночью потасовку с несколькими солдатами. Около пивной на Куин-стрит. В драку ввязались работники канатной мастерской, и началось такое, что вскоре примчалась чуть ли не целая рота «красных мундиров». Они как раз и подстерегали контрабандистов. Как говорят, лишь по счастливой случайности не произошла еще одна грандиозная резня.

– Ну а те парни убежали?

– Думаю, да.

– Это хорошо, – сказал Пирс, выезжая вместе со своим спутником на широкий, метров девять, проезд, протянувшийся на всю длину пристани Лонг-Уорф.

Здесь, на этом самом большом в Бостоне скоплении причалов, царила деловая суета. Пристань, выдававшаяся более чем на полкилометра в воды внутренней гавани, в течение года обслуживала тысячи самых разнообразных судов, швартовавшихся тут, чтобы выгрузить товары, загрузить новые и отправиться в обратный путь к портовым городам Англии. Даже сейчас, когда мятежные политические группировки Бостона старались воспрепятствовать поступлению товаров из Британии, стоявшие у причалов парусники осаждали сотни торговцев самых разных мастей.

Пирс полной грудью вдохнул солоноватый морской воздух с примесью характерных портовых запахов, которые в его сознании ассоциировались с процветанием и независимостью.

Приятели остановили лошадей у одного из строений, тянувшихся по северной стороне пристани. В нижнем этаже здания располагались магазины и счетоводческие конторы, наверху обосновались они сами. Неподалеку находился используемый ими пакгауз, за крышами виднелись мачты быстроходных парусников – двух из шести, которыми они владели. Еще одно принадлежавшее им судно, совершившее незафиксированный в журналах заход на обратном пути из свободного голландского порта Санкт-Юстатиус, стояло сейчас на якоре напротив другой сравнительно небольшой пристани – Гриффинс-Уорф – в ожидании, когда там освободится место.

Друзья спешились, и из конюшни, находившейся у ближайшего товарного склада, выбежал грум, чтобы принять лошадей.

– Хотелось бы все же знать, – с улыбкой продолжал Натаниель, направляясь вместе с Пирсом к дверям, – кто тебя задержал этой ночью. Кого я должен благодарить за твое спасение?

Пирс, шагавший немного впереди, оставил вопрос без ответа.

– Ну так что, мистер Пеннингтон? У нее же есть какое-то имя.

10
{"b":"18703","o":1}