ЛитМир - Электронная Библиотека

Она так и не удосужилась привести волосы в порядок, и черные локоны, блестевшие на солнце, весело плясали при каждом дуновении ветерка.

Пирс не в силах был оторвать от нее взгляда. В своем простеньком платье она выглядела прелестно.

К его удивлению, Порция взобралась на двуколку и уселась рядом с мальчишкой.

Пирс, кстати, сделал именно то, от чего отговаривал Натаниеля, – приехал пораньше. Но у него, как он полагал, имелись к тому вполне резонные основания. Во-первых, они с Порцией были уже достаточно хорошо знакомы, а во-вторых, подозревая, что у нее наверняка состоится нелегкий разговор с женой пастора, он решил произвести на семейство священника как можно более благоприятное впечатление.

Глядя, как двуколка сворачивает на Садбери-стрит, Пирс подумал, что он старается не столько ради девушки, сколько ради себя. Несмотря на все свое здравомыслие, он смирился с тем, что их дорожкам суждено пересечься. Порция вызывала в нем одновременно и интерес, и раздражение. К тому же его одолевало любопытство: что этой чертовке на самом деле понадобилось в особняке адмирала?

Щелкнув поводьями, Пирс тронул лошадей с места и последовал за повозкой, держась на некотором расстоянии. Он не собирался гадать, куда и зачем поехала Порция, прихватив с собой какой-то сундук. На то могло быть множество причин. Хотелось только надеяться, что ее отъезд никак не связан с тем безрассудством, которое творилось сегодня утром у него в кабинете.

Красный кирпичный дом на углу Скул-стрит был хорошо знаком Пирсу – ему неоднократно приходилось тут проезжать. Фаэтон он остановил метров за сто до аптеки. Здесь было достаточно людно – на улице находилось несколько магазинов, на тротуарах стояли мелкие торговцы, сновали прохожие. Порция его не заметила. Пирс видел, как она поблагодарила возницу и потащила сундук к боковой двери. Без стука открыла ее. По знаку хозяина Джек быстро подошел к лошадям и взял их под уздцы, а сам Пирс спрыгнул на землю и двинулся вперед. Когда он подошел к аптеке, Порция уже скрылась за дверью.

Несколько минут Пирс постоял у входа, раздумывая, как поступить дальше, и уже собирался постучаться, чтобы расспросить о девушке того, кто выглянет, когда дверь снова открылась и на пороге появилась она сама. На этот раз – без сундучка.

Порция явно не ожидала увидеть его – отвернулась, чтобы он не увидел ее заплаканных глаз, и быстро вытерла щеки.

– Что случилось? – спросил Пирс. Порция задала встречный вопрос:

– Что вы здесь делаете, мистер Пеннингтон?

– То же самое я хотел бы спросить у вас.

– Я… – Она прокашлялась. – Я здесь живу. Он окинул взглядом здание.

– Но это совсем не тот адрес, что вы дали Натаниелю… И не тот дом, куда вас доставил мой грум.

– Люди иногда переезжают… В силу различных обстоятельств. – Она по-прежнему избегала смотреть ему в глаза, рассеянно скользя взглядом вдоль улицы. – Не сочтите за грубость, сэр, но мне нужно идти. Через пятнадцать минут я должна быть около дома пастора Хиггинса. Как вы понимаете, это именно тот адрес, который я по ошибке дала вашему другу. – Вежливо кивнув, Порция зашагала по тротуару.

Пирс тут же нагнал ее и пошел рядом.

– В самом деле по ошибке?.. Или же вы сменили местожительство уже после того, как покинули мою контору?

– Полагаю, вас это не касается.

– Кажется, миссис Хиггинс была не очень-то довольна, когда застала вас у меня в кабинете. Не это ли ускорило ваш переезд?

– Мне нужно идти. Так что извините.

Пирс сделал Джеку знак, чтобы подогнал фаэтон.

– Мой экипаж уже здесь, и я отвезу вас, куда пожелаете. Порция в нерешительности остановилась, но Пирс взял ее под руку и потащил к фаэтону.

– До чего же вы бесцеремонны, – заметила она. – Ведь можно вежливо предложить.

– Как-то не хочется быть вежливым с теми, кто отказывается говорить правду.

– Разве я сказала вам неправду?

– Дело не в том, что вы сказали, а в том, чего не сказали.

Когда они подошли к фаэтону, Порция с милой улыбкой поприветствовала Джека, но как только села рядом с Пирсом, лицо ее снова приняло суровое выражение.

– Но если вы столь невысокого мнения обо мне, почему с такой назойливостью предлагаете свои услуги? И вообще… Зачем вы за мной следите? Иначе как объяснить тот факт, что вы оказались у самых дверей, когда я вышла?

– А может, мне понадобилось лекарство. – Пирс щелкнул поводьями, и фаэтон покатился по мостовой.

– Да неужели? Вряд ли существует такое лекарство, которое способно излечить ваш недуг.

– Мой недуг? – улыбнулся он. – Какой именно? Порция вдруг забеспокоилась и оглянулась назад.

– Вы едете не той дорогой! Чтобы попасть на Садбери-стрит, нужно было на перекрестке повернуть налево.

– Я доставлю вас туда, куда вы собирались ехать, – заверил ее Пирс.

– Но я ведь договорилась с вашим приятелем.

– Он предупрежден, – отозвался Пеннингтон. – Я приехал вместо него. Так что там насчет моего недуга, мисс Эдвардс?

– Сэр, я не доктор, – бросила Порция, озираясь по сторонам.

– И тем не менее было бы интересно узнать ваше мнение.

– Боюсь, оно вас огорчит.

– Не бойтесь, как-нибудь переживу. – Пирс с удовлетворением заметил, что в глазах Порции вспыхнули искорки. – Так что не стесняйтесь, говорите все, что думаете обо мне.

– Ну что ж… – Она отодвинулась на край сиденья и несколько секунд внимательно смотрела на него. – Ваша беда в том, что вы никому не доверяете, сэр.

– Не доверяю тем, кого не знаю. Как и любой здравомыслящий человек.

– Еще вы деспот.

– Тоже положительное качество. Нет ничего эффективнее, чем правление великодушного деспота.

– И все же у вас отвратительный характер.

– Характер у меня лишь иногда бывает, как вы выразились, отвратительным, – произнес Пирс. – Джек тому свидетель. – Пеннингтон откинул прядь волос, упавшую Порции на лицо. На ощупь они были мягкими и шелковистыми. Именно такими он их и запомнил. – Что же касается именно вас, то вы сами меня спровоцировали.

Порция по-прежнему смотрела на него с прищуром.

– Ну и наконец, вы весьма непоследовательны.

– Это еще почему?

– Вы, помнится, заявили, что не желаете больше меня видеть, но когда мы все-таки встретились, повели себя так, словно наконец-то увидели старого друга. Сначала вы сердитесь, хмуритесь, заявляете, что я создаю вам проблемы, и в тот же день появляетесь у моих дверей, предлагая свои услуги. – Порция подалась к Пирсу и дотронулась до его рукава. – Ну что, мистер Пеннингтон? Каково ваше истинное отношение ко мне?

Пирс внимательно посмотрел на девушку. Она явно не была наглой и тщеславной, как те готовые на все женщины (с десяток или около того), с которыми он имел дело с момента прибытия в Бостон. Не походила также на претенциозных, по-детски капризных девиц (десятка два, наверное), мечтавших выскочить за него замуж. Порция не обладала особой красотой, была довольно скромно одета и, судя по всему, совершенно не стремилась попасть в бостонский аналог лондонского бомонда, принадлежность к которому являлась смыслом жизни для Эммы.

Порция определенно не относилась к тому типу женщин, с которыми Пирсу до сих пор приходилось общаться. Но стоило ему бросить на нее взгляд, как кровь в жилах начинала бурлить. И в данном случае подобная физиологическая реакция немного озадачивала его.

– Познакомились мы совсем недавно, – начал Пирс, – но я успел понять, что вы взбалмошны и непредсказуемы. Однако меня к вам влечет. Рискуя быть вновь обвиненным в непоследовательности, скажу лишь, что пока не могу определиться в своем отношении к вам.

Порция не проявила каких-либо признаков обиды или разочарования, и Пирс не мог этого не оценить. Обладая внутренним достоинством, она, видимо, не особо переживала по поводу того, что о ней думают окружающие, в том числе и он. Равнодушно пожав плечами, девушка повернула голову направо, где каждый раз, когда они проезжали перекресток, открывался вид на гавань.

15
{"b":"18703","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Опекун для Золушки
Мне сказали прийти одной
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Понимая Трампа
Шаман. Ключи от дома
Искушение архангела Гройса