ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Падение
Обычная необычная история
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Самый одинокий человек
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Представьте 6 девочек

Сделав вознице знак рукой, Порция прошла несколько шагов в сторону таверны, откуда выволакивали посетителей. Напротив, на булыжной мостовой, выстроились солдаты, державшие ружья с примкнутыми штыками.

Понаблюдав некоторое время за происходящим, Порция накинула на голову шаль и вернулась к повозке. Она уже села рядом с возницей, когда услышала очень знакомый голос:

– Мисс Эдвардс?

– О Боже!.. Капитан Тернер! Постаравшись придать лицу как можно более любезное выражение, Порция стала ждать, когда офицер приблизится.

– Каким ветром вас сюда занесло? – поинтересовался Тернер, подойдя к повозке.

В нескольких словах она объяснила, что живет теперь у аптекаря, который попросил ее о небольшой услуге.

– А сейчас, капитан, извините, мне нужно ехать. Доктор Крис и его жена, наверное, беспокоятся, что меня так долго нет.

– О да, конечно!.. Сегодня я обедал у родственников, и мне стало известно о возникших у вас трудностях. Но в данной ситуации мне многое непонятно.

– По-моему, капитан, сейчас не время что-либо обсуждать, – сказала Порция, указав в сторону таверны, из которой в этот момент выводили громко возмущавшегося хозяина.

– Да, вы правы. Впрочем, подождите, я выделю вам сопровождение.

– В этом нет необходимости. – Порция кивнула на пожилого возницу, уже взявшего в руки поводья. – Мистер Джереми благополучно доставил меня сюда и отвезете таким же успехом обратно.

Этот довод не убедил капитана Тернера, и он, окликнув какого-то младшего офицера, велел тому взять с собой двух солдат и сопроводить повозку до Скул-стрит.

Порция не стала возражать против такой навязчивой заботы и молча наблюдала за происходившим возле таверны. Не известно, кого или что подчиненные капитана искали в «Якоре», но их, видимо, постигла неудача. Последовали команды офицеров, и солдаты, держа в руках факелы, бросились прочесывать ближайшие переулки и соседние дома.

В памяти Порции вновь всплыл образ Пирса, облаченного в наряд простолюдина, и мысль о том, что военные охотятся именно за ним, вызвала у нее беспокойство.

– А что случилось? – после некоторых колебаний поинтересовалась она. – Местные мастеровые опять что-то натворили?

– Мастеровые?.. – усмехнулся Тернер. – Да нет, золотце мое. – Обернувшись, он крикнул кому-то из офицеров, чтобы нескольких задержанных доставили для допроса в «Замок», и снова повернулся к девушке. – Мы едва не схватили этого мерзавца. Но непременно схватим.

Порция знала, что «Замком» назывался укрепленный форт, находящийся на одном из ближайших островков. Именно там размещалась основная часть местного гарнизона.

– Кого, капитан?.. – снова спросила Порция. – Кого вы едва не схватили?

– Макхита! Нам сообщили, что он был здесь. Порция похолодела. Ей вспомнились не раз слышанные за эти месяцы истории о таинственном нарушителе имперских законов, который умудряется провозить в колонии буквально все – начиная от чая из Голландии и кончая пушками и прочим оружием. Причем делал он это чуть ли не демонстративно, будто желая подразнить краснолицых британских чиновников. Никто не знал, откуда взялся этот человек и кто он такой. Сочувствующие Сэмюелю Адамсу и его сподвижникам считали Макхита настоящим героем, вроде птицы феникс, возродившейся ради борьбы из пепла надежд, почти утраченных после Бостонской резни. Те же, кто признавал власть короля и парламента, относились к нему как к пирату, вору и подлому изменнику. За голову Макхита власти обещали щедрое вознаграждение.

Многие, правда, в том числе и чета Хиггинсов, предпочитали воспринимать пресловутого Макхита не иначе как мифический персонаж. Так было значительно проще, чем иметь собственную позицию в отношении существующей проблемы.

Прибыв в Бостон, Порция сразу заметила, что в городе неспокойно. Потом ей довелось побывать на собраниях, где выступали и Сэм Адаме, и Джеймс Отис, и предводители других политических группировок, а также услышать некоторые истории о жестоком обращении британских военных с населением колоний. И теперь она была уверена, что жители Бостона имеют полное право на самоуправление.

Совершенно ясно, что подобный взгляд на ситуацию, который Порция и не думала скрывать, был чреват немалыми неприятностями. Ее откровенность однажды уже привела к столкновению с женой церковного старосты, и Мэри, переживающая за карьеру мужа, строго-настрого запретила Порции обсуждать политические темы где бы то ни было. Даже в кругу семьи.

Офицер и двое солдат пристроились позади повозки. Капитан Тернер взял Порцию за руку. Она попыталась было высвободиться, но он не отпустил и, склонившись к девушке, снова заговорил:

– Очень жаль, что вам пришлось так резко изменить образ жизни. Однако я понимаю озабоченность миссис Хиггинс. Когда вы почувствовали себя плохо, вам следовало разыскать меня. Даже если бы я не смог отвезти вас домой, обязательно обеспечил бы вам достойное сопровождение. Так же, как сейчас. А что касается утренних событий, было бы достаточно послать мистеру Пеннингтону письменную благодарность.

Ах эта Белла! Все выложила своему кузену. Порция была в ярости.

– Но так или иначе вина полностью лежит на мистере Пеннингтоне, – продолжал капитан. – И за вчерашнее, и за сегодняшнее. Он компрометирует вас на каждом шагу. Это не по-джентльменски. Ваша репутация, солнце мое, не должна страдать. – Многозначительно пожав Порции руку, Тернер придвинулся еще ближе, и она поспешила убрать колени, чтобы он ненароком не ткнулся в них носом. – Однако я весьма польщен тем, что в трудную минуту вы вспомнили обо мне. Во время завтрашней встречи с адмиралом Миддлтоном я обязательно представлю вас в самом выгодном свете. И если упомянутый слух действительно имеет под собой основание, то место, рыбка моя, будет вашим.

– Весьма признательна вам, капитан, – несколько напряженно вымолвила Порция.

– После разговора с адмиралом я лично сообщу вам о результате, – пообещал Тернер и, отступив назад, скомандовал вознице: – Езжай!

Порция изобразила на лице улыбку, а капитан Тернер учтиво кивнул. Мистер Джереми дернул поводья, и повозка, сопровождаемая эскортом из трех человек, загромыхала по мостовой.

Пирсу очень хотелось верить в то, что женщины способны держать слово и что они столь же бесхитростны, как это кажется со стороны. И тем не менее он не мог полностью положиться на обещание Порции помалкивать о встрече с ним в окрестностях гавани. Прошлое многому его научило, а эта девица была слишком похожа на Эмму.

Переодевшись, Пирс уже за полночь подъехал к дому Натаниеля.

Помимо того, что Мьюир был верным другом и финансовым гением, он также обладал смекалкой и имел связи буквально во всех слоях общества – как в колониях, так и в Британии. Пожалуй, не существовало таких сведений, которые Натаниель не смог бы раздобыть. Он также мог дать ответ почти на любой вопрос, и именно поэтому Пирс нагрянул к нему посреди ночи.

– Ох, как ты сейчас некстати, мой друг, – проворчал Натаниель, входя в свой кабинет.

Пирс посмотрел на взъерошенные волосы приятеля, перевел взгляд на белые чулки и черные домашние туфли, мелькавшие из-под полы синего шелкового халата.

– Ну, если твоя дама раздета сейчас в той же степени, что и ты, то у тебя, как мне кажется, нет особого повода роптать.

– Да мы, видишь ли, сначала решили разобраться с ее одеждой. – Мьюир достал из шкафа графин с вином и, подойдя к невысокому столику, стоявшему у стены, наполнил два бокала. – Чертовски трудно справиться с платьями, которые нынче в моде.

– Думаю, она обойдется и без твоей помощи. И когда ты вернешься, будет лежать в постели в полной готовности, – заверил Пирс. – И кто же у тебя на этот раз?

– Ну уж нет, – ухмыльнулся Натаниель. – Я поступлю так же, как ты, и не стану тебе ничего рассказывать. – Он указал приятелю на кресло. – Однако поскольку ты заявился ко мне после полуночи и без вооруженного конвоя, полагаю, никаких осложнений у тебя не возникло.

– Ничего такого, что помешало бы делу. – Пирс принял поданный бокал и уселся в кресло. – Но после того как я покинул таверну, кое-что все же произошло. И я приехал к тебе за, помощью.

21
{"b":"18703","o":1}