ЛитМир - Электронная Библиотека

Наверное, он все же поступил правильно, решив вернуться в Баронсфорд. Настало время исправить прошлые ошибки и подумать о будущем.

О будущем…

Пирс тут же вспомнил о девушке, которая находилась сейчас в одной из нижних кают. Она и не подозревает о том, что он тоже плывет на этом корабле. Перед внутренним взором вновь возникли ее прекрасные черные глаза, блестевшие от слез, когда она покидала его дом. Вспомнилось, как они занимались любовью. И как ему стало грустно, когда она неожиданно ушла.

Будить ее, конечно, еще рано. Пусть поспит.

И все же, не удержавшись, Пирс спустился вниз и, стоя в слабо освещенном проходе, некоторое время смотрел на двери четырех пассажирских кают.

Вернувшись на палубу, он пересек шкафут – центральную часть судна – и приблизился к полубаку, под которым размещался матросский кубрик. Трое находившихся сейчас на полубаке закрепляли недавно спускавшуюся лодку. Среди них был один из тех двух матросов, которые доставили с берега Порцию.

– Не знаешь, куда поместили нашу пассажирку? – поинтересовался Пирс, когда работа была закончена.

– Да, сэр, знаю, – ответил матрос. – Они обе во второй каюте.

– Обе? – удивился Пирс.

– Нуда. Как вы и говорили, на берегу нас ждала девушка, а с ней еще одна женщина, постарше… Которая плохо видит. – Парень, должно быть, почувствовал неладное и быстро продолжил: – Когда мы пристали к берегу, с ними был ваш человек. Он помог им сесть в лодку, и мы погребли обратно. А что, сэр, что-нибудь не так?

– Да нет, ничего… А ты не знаешь, как зовут вторую женщину?

Матрос поскреб подбородок.

– Погодите, сейчас вспомню. Молодая, кажется, называла ее Хелен.

– Елена?

– Точно, сэр, – кивнул матрос.

Каюта была маленькой, с небольшим круглым отверстием в верхней части стены для вентиляции. Сундучок с одеждой, которую теперь придется делить на двоих, Порция поставила рядом с дверью. Узкая койка являлась единственным местом, где можно было сидеть или лежать. Роптать, однако, не стоило: как бы то ни было, они уже в пути.

Менее года назад, когда она вместе с Хиггинсами плыла из Англии, им пришлось впятером тесниться в общей каюте, правда, гораздо большей, чем эта. Сама Порция делила «шконку», как называют спальное место моряки, с маленькой Анной, и им было вполне удобно. Нынешнее путешествие будет не менее волнующим, чем первое.

Елена все еще находилась под воздействием принятых лекарств и охотно согласилась занять единственную постель. Порция решила устроиться на полу: одно одеяло можно подстелить под себя, а другим укрыться. Во время плавания надо будет почаще выводить Елену на палубу. Ей наверняка понравится.

В дверь постучали. Сбросив с плеч одеяло, Порция шагнула вперед и открыла. На пороге стоял матрос.

– Мисс, вас ждут в каюте капитана, – сказал он. Девушка хотела переодеться, но передумала. Платье почти уже высохло.

Выскользнув в дверь, Порция прикрыла ее за собой.

– Я и сама хотела с ним поговорить, как только у него появится свободная минута.

– Он готов вас принять, – откликнулся матрос, поднимаясь по трапу.

Выйдя на палубу, Порция остановилась и, подставив лицо утренним лучам солнца, полной грудью вдохнула морской воздух. Девушка окинула взглядом бездонное голубое небо, белые пенистые барашки на гребнях волн, широкие полотнища парусов над головой. Ощущение было такое, словно у нее выросли крылья. Стоит раскинуть руки, и можно воспарить в облака.

– Мисс, вы идете?

Опомнившись, Порция поспешила за провожатым.

– Как вы обычно обращаетесь к капитану? – поинтересовалась Порция у матроса. Ей хотелось, чтобы знакомство с самым главным человеком на корабле состоялось на должном уровне.

Матрос между тем опустился по трапу, ведущему в кормовую часть судна.

– Так как мне к нему обращаться? – вновь спросила девушка.

– Думаю, «сэр», – пожал плечами матрос и постучал в дверь.

– Войдите! – донеслось из каюты.

Распахнув дверь, матрос быстро удалился. Порция заглянула внутрь и была поражена. Каюта протянулась от одного борта корабля до другого. Внезапно возникший силуэт почти полностью закрыл собой дверной проем.

Черные сапоги, замшевые бриджи, белая рубашка… Жилет отсутствует…

– О нет!.. – воскликнула Порция, прикрыв лицо рукой.

– Н-да, мисс Эдвардс… Со стороны можно подумать, что вы совсем не рады меня видеть.

Должно быть, он слышал, как стучит у нее в груди сердце. Порция постаралась взять себя в руки.

– Что вы здесь делаете? Разве вы не должны быть сейчас в Бостоне, заниматься своими коммерческими делами? Или досаждать адмиралу Миддлтону и его соратникам? – Пирс, видимо, не знает о Елене, думала между тем Порция, охваченная волнением. – В Бостоне наверняка осталось немало людей, которым вы просто необходимы, – продолжила девушка.

– Но только не вам, насколько я могу судить. – Обхватив девушку за талию, Пирс втащил ее в каюту. Сопротивление было бессмысленно.

И когда за ее спиной со стуком захлопнулась дверь, она невольно втянула голову в плечи. Скорее всего ему уже доложили о Елене. Но против ее ожиданий Пирс сказал:

– Я с нетерпением ждал этой встречи. Порция не сразу поверила собственным ушам.

– Я бы тоже ее ждала, если бы знала, что вы будете здесь, – произнесла она, не поднимая глаз.

– Значит, вам без каких-либо затруднений удалось покинуть особняк адмирала Миддлтона? – Тон Пирса не предвещал ничего хорошего, и у Порции по спине побежали мурашки.

– Именно так. За исключением случившегося там пожара. Небольшого. Его быстро затушили, огонь не успел распространиться. Зато он отвлек внимание.

– А когда Джек доставлял вас к условленному месту, тоже не возникло сложностей?

– Нет. Если не считать того, что пришлось стукнуть капитана Тернера камнем по голове и оставить на берегу. Он потерял сознание и истекал кровью.

– Вы привезли с собой капитана Тернера?!

– Разумеется, нет! Он появился весьма некстати, и другого выхода не было. Проблему я решила, и ее больше не существует.

Пирс перестал ходить взад-вперед.

– Вы хотите сказать, что запланированный отъезд превратился в кошмар? И только потому… – Он замолчал, очевидно, предоставляя ей возможность закончить фразу.

– Потому что я привлекаю к себе внимание опасных людей? – Порция украдкой взглянула на Пирса и тотчас же пожалела об этом: выражение его лица было холодным, как лед, покрывающий в феврале пристань Лонг-Уорф.

– Вы, насколько я понимаю, считаете все случившееся своего рода шуткой. – Пирс повысил голос, на щеках у него проступил румянец, что делало его еще более привлекательным. – Думаете, я позвал вас сюда, чтобы мы вместе посмеялись?

– Я сказала правду. Все произошло именно так. Ни прибавить, ни убавить. Это чудо, что я нахожусь сейчас здесь. Нельзя, конечно, отрицать заслуги вашего преданного грума, а также матросов, которые доставили нас, то есть меня на корабль. Как бы то ни было, мне удалось добраться сюда, никому не причинив вреда, разве что капитану Тернеру.

– «Преданного грума» и матросов придется сурово наказать за невыполнение приказа.

– Они неукоснительно выполняли ваши указания, – заявила Порция. – Если кто и виноват, так это я. Вы же знаете, я могу быть очень убедительной, когда необходимо слегка изменить первоначальный план. Если и нужно кого-то наказать…

– Вот именно – наказать!.. Что касается наказания для вас, мисс Эдвардс, то я решил посадить вас в ту же самую лодку и спустить ее на воду. И можете грести обратно к берегу.

Потрясенная услышанным, Порция вскинула глаза:

– Это уже слишком, вам не кажется?

– Ничуть… По-моему, я даже великодушен. Поначалу я собирался просто выбросить вас с вашей матерью за борт, предоставив вам возможность добираться до берега вплавь.

– Значит, вы знаете… – тихо произнесла Порция, попятившись к двери.

– Еще бы мне не знать! А думали, что провезете Елену Миддлтон до самой Шотландии тайком? Что никто ее не заметит?

44
{"b":"18703","o":1}