ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот что, мисс Эдвардс. Назовите место, где я мог бы избавиться от вас.

– Не могли бы вы высадить меня где-нибудь за речкой? Главное – выбраться из Норт-Энда. – Девушка перекинула распущенные волосы через плечо. Пирс снова задержал взгляд на ее тесном корсаже и глубоком вырезе платья. – Хотя это связано с некоторым риском. Но если вы едете в сторону площади Док-сквер, мне не пришлось бы пробираться по темным улицам, подвергаясь опасностям, которые молодая женщина…

– Значит, Док-сквер? – Пирс щелкнул поводьями, и лошади, тронувшись с места, быстро перешли на рысь.

Вдоль дороги тянулись жилые дома вперемежку с лавчонками и питейными заведениями, узкие проезды под арками вели во внутренние дворы. По случаю праздника на улицах было оживленно, у многих дверей, скрестив на груди руки, стояли с важным видом главы семейств, на пустырях горели костры, вокруг них резвились дети.

– Должно быть, мистер Пеннингтон, у вас сегодня встреча с кем-то из ваших партнеров-контрабандистов?

Пирс сурово посмотрел на Порцию, но тут же рассмеялся:

– Вовсе нет. Откуда вам знать о моих партнерах и о том, чем я вообще занимаюсь?

– Я просто предположила, что сегодня ночью вы собираетесь обтяпать какие-то противозаконные делишки.

– Значит, вы уверены, что я контрабандист?

– Нет-нет, сэр. Но капитан Тернер говорит, будто вы без должного почтения относитесь к законам его величества, касающимся торговли.

– Иными словами, ваш друг, этот самый капитан, обвиняет меня в нарушении закона?

– Обвинений против вас он не выдвигал. В подробности мы тоже не вдавались. Я ведь недолго пробыла на балу. Да и особого интереса у меня эта тема не вызвала. – Порция пристально посмотрела на Пирса. – Но потом мне стало любопытно, куда вы можете ехать ночью, когда почти все военные празднуют день рождения короля, и подумала, что это самое подходящее время для определенного рода деятельности, которой, возможно, вы занимаетесь.

– Послушайте, мисс Эдвардс, а какие у вас отношения с капитаном Тернером?

– Он троюродный брат моей подруги.

– А по-моему, вы его доверенное лицо, наперсница, так сказать.

Порция с негодующим видом вскинула голову.

– Ну уж нет! Вообще-то сегодня я с удивлением узнала, что капитан Тернер довольно высоко ценит некоторые мои качества. Однако сделать меня своей наперсницей явно не собирается.

Девушка принялась отцеплять от кружев веточку, и Пирс невольно стал следить за движением ее пальцев. Вполне вероятно, в ее действиях был определенный умысел. Уж не пыталась ли она намеренно привлечь его внимание к своей тонкой талии и упругим налитым грудям? С трудом оторвав взгляд от ее прелестей, Пирс попробовал проанализировать ситуацию.

Будь эта девица шпионкой, не стала бы она пересказывать услышанное от ближайшего помощника адмирала. Но если капитан Тернер достаточно хитер, вполне мог использовать подобный ход – инсценировку с попавшей в беду женщиной, причем довольно-таки привлекательной.

Пирс припомнил слова своего друга и коммерческого партнера Натаниеля Мьюира, который недавно предупреждал его о том, что капитан Тернер весьма умен и имеет немалый вес в окружении адмирала Миддлтона. Вне всякого сомнения, этот британский офицер пойдет на любые ухищрения, лишь бы раскрыть личность неуловимого Макхита, основного поставщика оружия для «Сынов свободы» и непокорных жителей Бостона.

– Знаете, мисс Эдвардс, будь я контрабандистом, давно бы пристукнул вас и сбросил ваше тело в воду. – Пирс кивнул на темные воды залива.

– Я с вами едва знакома, – промолвила Порция, – но, полагаю, вы дорожите собственной жизнью и хорошо понимаете, что в этом случае подозрения падут на вас.

– Возможно. Но вы доставили мне столько неприятностей, что я готов пойти на риск.

Девушка усмехнулась. Она не воспринимала его слова всерьез. Отвернувшись, она стала обозревать окрестности, а Пирс решил не продолжать затронутую тему.

В последние недели ко многим из тех, кто занимался морскими грузоперевозками, обращались представители власти с просьбой посодействовать в разоблачении загадочного Макхита. К Натаниелю и Пирсу с такой просьбой никто не обращался, и это их настораживало. Пирс делал все, чтобы не вызвать нареканий колониальной администрации и не быть замешанным в каком-либо расследовании.

Пирс проследил, как Порция с успехом справилась с очередной веточкой. У многих вполне порядочных женщин, жительниц североамериканских колоний, были несколько иные манеры и понятия о правилах приличия, нежели удам, живущих в Англии, однако прямота и неробкий нрав этой девицы свидетельствовали скорее всего о том, что она не так уж и невинна. Отправилась на бал с бывалым, видавшим виды офицером, безо всяких колебаний забралась в экипаж незнакомого мужчины. Пирс вновь окинул девушку взглядом и вынужден был признать, что смотреть на нее одно удовольствие.

Нет, он ни за что не упустит подвернувшийся шанс.

Глава 3

Хотя Порция прибыла в Бостон только прошлой осенью, она тем не менее уже достаточно хорошо знала город, чтобы понять, что поворот влево уводит их в сторону от площади Док-сквер. Она бросила взгляд на Пирса.

– Может, вам удобнее высадить меня не на Док-сквер, а где-нибудь в другом месте?

– Да нет, я отвезу вас туда, куда вам угодно. Но сначала должен заехать в таверну, в «Черную жемчужину». Нужно выяснить, там ли уже моя знакомая, с которой мы договорились о встрече.

– Я, кажется, ни разу не была в «Черной жемчужине».

– Я бы удивился, если бы вам уже довелось там побывать.

– А в чем дело?

– Это место для публики особого рода.

– Там бывают только мужчины?

– Да. И еще женщины определенного сорта.

– И тем не менее вы встречаетесь там со своей знакомой.

– Эту женщину я не взял бы на бал к адмиралу Миддлтону. – Пирс окинул взглядом платье Порции. – Именно с такими женщинами я и сравнил вас, когда мы уезжали из особняка адмирала.

Девушка беспокойно шевельнулась, внезапно представив свой внешний вид. Очень многие в городе знали пастора Хиггинса и его жену, они пользовались всеобщим уважением, и Порция, которая жила вместе с ними, занимаясь воспитанием и обучением их детей, осознавала, что несет ответственность за репутацию всей семьи.

– Сэр, прошу вас не затрагивать подобную тему. Мне это неприятно. Я не хотела бы, чтобы о произошедшем узнал кто-либо еще. К счастью, сейчас темно.

– Как вам будет угодно, мисс Эдвардс, – учтиво произнес Пирс. – Но как вы объясните свое внезапное исчезновение капитану Тернеру?

Порция смотрела на проплывавшие мимо строения незнакомой улицы.

– Ну, в ближайшее время мы с ним, наверное, не встретимся, так что я еще успею что-нибудь придумать.

– Вряд ли вам это удастся, – возразил Пирс. – Я хоть и не особо высокого мнения о капитане, но полагаю, он всё же обеспокоится и станет вас искать, поскольку сопровождал вас на бал. По крайней мере постарается удостовериться, что вы в целости и сохранности добрались до дома.

Порция встревожилась. Быть может, сейчас ей лучше ехать не домой, а к своей подруге Белле? И уже оттуда отправить кого-нибудь из слуг в особняк Миддлтона с запиской для капитана Тернера? Однако любопытной Белле обязательно захочется узнать, почему платье на Порции порвано и все в грязи. А рассказать Белле правду Порция не может.

Заметив, что лошади сворачивают во двор, Порция успела разглядеть выцветшую вывеску с названием заведения. Это и была таверна «Черная жемчужина». Порция впервые оказалась в этом районе Бостона, судя по всему, не слишком густо заселенном. В основном здесь находились складские строения, изредка попадались полуразрушенные дома. Пока Джек привязывал лошадей к бревну, Порция с некоторым беспокойством оглядела грязное подворье.

В задней части стояла конюшня, чью покосившуюся стену подпирал местами обугленный ствол дуба. Справа, из невысокой двухэтажной постройки, доносился шум, в нижних окнах горел свет. Наверху болтались разбитые ставни, с одного подоконника свисало порванное женское платье.

5
{"b":"18703","o":1}