ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты не прочитаешь мне то, что написала?

Гвинет прикусила губу и отрицательно мотнула головой. Несмотря на радость встречи с Дэвидом, она просто не могла выполнить его просьбу – это поставило бы ее в неловкое положение. Она описывала трогательную сцену между двумя влюбленными, и переживания девушки как в зеркале отражали чувства самой Гвинет к мужчине-герою, которым в ее рассказе был не кто иной, как сидящий рядом с ней офицер.

Дэвид взял ее за подбородок и повернул лицом к себе.

– Куда это подевалась моя словоохотливая, восторженная Гвинет? Молодая особа, которая не могла удержаться, чтобы не сообщить мне обо всем, о чем она мечтает, читает или пишет в своем заветном дневнике? В чем причина столь внезапной застенчивости?

Гвинет поймала себя на мысли, что вместо того, чтобы хоть как-то оправдаться, она разглядывает каждую черточку его лица. Его глаза обладали тем оттенком голубого цвета, который ей никак не удавалось передать в своих рассказах. Его длинные темные ресницы на концах слегка загибались вверх. Он сильно изменился за истекший год. В нем чувствовалась какая-то усталость: это было заметно по морщинкам в уголках глаз и даже в изломе бровей. Когда тринадцать месяцев назад он на один день заехал в Гринбрей-Холл, ничего подобного она не заметила. Дэвид теперь не походил на того веселого, беззаботного юношу, который разъезжал в экипаже вместе с Эммой.

Она вздрогнула при этом воспоминании и с трудом отвела взгляд от его лица. Ее кузина была той единственной девушкой, которую всегда любил Дэвид. Именно из-за Эммы он и приезжал сюда.

Гвинет знала, какую глубокую рану нанесла ему кузина, когда два года назад вышла замуж за старшего брата Дэвида, чтобы стать графиней Эйтон. С тех пор Дэвид перестал бывать в Баронсфорде, как и несчастный герой ее рассказов.

– Впрочем, какое мне до этого дело, – заговорил Дэвид, внезапно прерывая ход ее мыслей. Он нежно обнял Гвинет за плечо и привлек к себе. – Здесь так хорошо просто сидеть и наслаждаться…

– Так вот где вы прячетесь!

При звуке голоса Эммы лицо у Гвинет вытянулось. Дэвид убрал руку с ее плеча, а она незаметно спрятала дневник в складках юбки. Когда Дэвид встал, чтобы поклониться, Гвинет слегка повернула голову, чтобы взглянуть на кузину.

С появлением Эммы мир вокруг них как будто утратил все краски. Казалось, что только ее одну озарял яркий солнечный свет. Трава ковром стелилась ей под ноги. Ее золотистые кудри, уложенные в красивую прическу сияли на солнце. Платье из золотистой и белой парчи безупречно облегало стройную фигуру. Кожа у нее была гладкая, без единого пятнышка. Уголки алых губ чуть-чуть приподняты. Одним словом, выглядела она как юная королева, более прекрасная, чем звезды и луна… и она знала об этом.

Синие глаза Эммы были устремлены на Дэвида.

А его лицо…

Сердце Гвинет заныло, когда она заметила страдание на лице Дэвида. Он жадно ловил каждое движение Эммы. Было видно, что Дэвид по достоинству оценил ее внешний вид – от кончиков шелковых туфелек до перьев, украшавших прическу. У Гвинет сердце сжалось от жалости к нему. Но он не сделал ни шагу навстречу Эмме. Дэвид ждал. Ждал, как всегда.

Не надо было быть большим знатоком людей, чтобы понять, что он по-прежнему любит ее и страдает. Гвинет отвернулась, не в силах видеть его боль.

– Я очень недовольна вами, Дэвид Пеннингтон. Я узнала о вашем приезде от миссис Макалистер, этого старого дракона. Почему вы не повидались со мной?

Кузина подошла к ним совсем близко и теперь стояла в десяти – двенадцати шагах от скамьи, и Гвинет, прихватив свою тетрадь, встала, намереваясь незаметно удалиться, чтобы оставить Эмму и Дэвида наедине. Однако Дэвид стиснул ей локоть, и Гвинет удивленно взглянула на него. Он хотел, чтобы она осталась!

– Я решил, что сначала мне надо повидаться кое с кем еще. Мы с Гвинет давно не виделись, за время моего отсутствия она успела отметить еще один день своего рождения.

Гвинет ничего не оставалось, как стоять там, где она стояла, а Эмма не сводила глаз с Дэвида. Она не спеша подошла к нему и поцеловала в щеку, коснувшись пальцами красного мундира. Гвинет отметила про себя, что он не поцеловал ее в ответ и даже отступил на шаг. Эта явная холодность задела Эмму – щеки ее вспыхнули от унижения, взгляд сделался жестким, когда она посмотрела на Гвинет.

– О, наша маленькая наследница! Вечно копается в книгах и не обращает внимания на свой внешний вид. Ей даже нет дела до той удачи, которая выпала на ее долю. Мама неустанно твердит ей, что не позже чем через год толпы молодых людей начнут стучаться в двери Гринбрей-Холла, надеясь добиться ее руки.

Как это было ей свойственно, Эмма, не переводя дыхания, быстро сменила тему:

– Разве Августа не говорила тебе, что в Баронсфорд на мой вечер приедет куча гостей? Надеюсь, ты не собираешься сесть за стол в этом наряде?

– Я не буду присутствовать на вечере, – спокойно ответила Гвинет.

– Какая чепуха! Твоя никчемная писанина может подождать, – бросила Эмма, одним движением прелестной головки выразив свое недовольство. – Мне стоило немалых усилий подготовить этот вечер, и ты не должна упускать такой случай. Кстати, это тебя развлечет.

Эмма подхватила под руки Гвинет и Дэвида и повела их к дому.

– Идемте, хватит вам прятаться ото всех. Я договорюсь с Траскоттом, который должен доставить вещи мамы, чтобы он взял с собой и тебя, Гвинет, в Гринбрей-Холл и подождал там, пока ты не переоденешься во что-нибудь более подходящее для званого вечера. Надень то зеленое платье, которое месяц назад я посоветовала тебе купить. Его цвет удивительно подходит к твоим глазам. Заодно захвати на завтра желтое платье.

– Я на самом деле не собираюсь…

– Не спорь! – прервала ее Эмма. – Если тебе нужен повод, чтобы присутствовать, считай, что ты просто оказываешь мне любезность. Иначе Августа начнет беспокоиться еще из-за тебя, а она и так угрожает нас покинуть всякий раз, как проиграет за карточным столом.

Гвинет исполнилось пятнадцать, когда она потеряла дядю Чарлза, к которому была очень привязана. После смерти лорда Кэверса она попала под строгий надзор его вдовы Августы. После того как Эмма вышла замуж за Лайона Пеннингтона, леди Кэверс решила, что Гвинет должна остаться с ней в качестве компаньонки до своего замужества и вступления в права наследования.

Удачно выдать замуж Эмму значило найти мужа не только с хорошим доходом, но и с высоким титулом, и это стало главной целью жизни тети Августы. Она считала себя ответственной за нее, то и дело напоминая об этом обеим девушкам. Гвинет чувствовала, что гроза неминуема. Она хотя и была уверена, что Эмма предназначена Дэвиду, но знала, что тетя Августа никогда не даст согласия на брак своей дочери с третьим по счету наследником, какой бы доход он ни имел. Когда Эмма вышла замуж за Лайона и стала леди Эйтон, Августа ликовала от такой удачи, а Гвинет выиграла два года передышки. Однако в этом году тема замужества сделалась постоянным источником споров и ссор между ней и тетей. Августа хотела, чтобы она заняла свое место на ярмарке невест и начала принимать предложения от возможных поклонников еще до того, как проведет свой первый сезон в Лондоне. Но Гвинет восстала против этого плана.

Она была вполне довольна той жизнью, которую вела. Ей не по душе было бремя условностей, налагаемых светским обществом на девушек ее возраста. Она наслаждалась уединением загородной жизни, легко обходилась без развлечений и чувствовала себя счастливой, когда удавалось остаться одной и долгими часами писать свои рассказы. Никому не было известно, что она начала получать от этого доход, пусть и весьма небольшой. В ее жизни не было места для мужа, она не нуждалась в нем.

Она украдкой посмотрела на Дэвида. Вид у него был отнюдь не радостный. Он шел, уставившись перед собой сумрачным взглядом.

Эмма отпустила руку Гвинет, но продолжала опираться на руку Дэвида. Они втроем медленно поднимались по отлогому холму к дому. Эмма рассказывала о своем посещении в прошлом месяце их особняка на Ганновер-сквер в Лондоне лишь для того, чтобы сообщить, что ее муж покинул дом в то же утро, хотя она поставила его в известность о своем приезде. Похоже, она жаловалась на Лайона.

2
{"b":"18704","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Состояние – Питер
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Эрхегорд. Старая дорога
Дама с жвачкой
Опыт «социального экстремиста»
Три версии нас
Город лжи. Любовь. Секс. Смерть. Вся правда о Тегеране