ЛитМир - Электронная Библиотека

В отличие от Уолтера, который всегда знал, что у него нет никаких шансов, Дэвида все-таки не покидала надежда. И поскольку Дэвид был влюблен, он по-прежнему надеялся и верил, что Эмма согласится выйти за него замуж. Он чуть ли не молился на нее. Мечты об их будущем не давали ему покоя. Даже когда Эмма уговорила Лайона устроить грандиозный прием, чтобы объявить об их помолвке, Дэвид приехал в Баронсфорд, не подозревая, что его ожидают перемены.

Но правду он узнал, конечно, не от Эммы, а от Лайона. Дэвид не пожелал остаться на званом вечере. Смертельно обиженный, он сбежал из поместья, и Уолтер видел, как он скакал по дороге в Эдинбург. Но тогда Дэвид еще не знал, как крупно ему повезло.

Глава 17

Пока Дэвид читал вслух, Гвинет расхаживала вдоль окна туда и обратно, своим видом очень напоминая встревоженную кошку.

– "Стояло полнолуние, и в лунном сиянии замок Килдэлтон выглядел огромным алмазом над заливом Фирф-Лорн. Сильный ветер превратил море в восставшего злого дьявола, волны с яростным ревом бились об огромные скалы, на которых возвышалась крепость Кэмпбеллов.

Никто не ожидал в такую погоду появления небольшого парусного суденышка, которое чуть ли не летело над бурлящими водами залива. По всему было видно, что им управляет опытная рука.

У руля этого парусника стоял высокий человек в легких доспехах и плаще и что-то кричал матросу, который, взобравшись на единственную мачту, складывал парус. Третий спутник, по виду воин, сидел рядом с рулевым на баке, обхватив голову руками. Брызги воды на его сабле сверкали под лунным светом, но он, судя по всему, не был моряком. Глубокие вздохи то и дело срывались с его красиво очерченных припухлых губ, длинные пальцы лохматили огненно-рыжие волосы".

Тут Дэвид остановился, чтобы перевести дыхание.

– Что же мешает тебе читать про себя? – язвительно спросила Гвинет, перестав мерить шагами комнату.

Дэвид посмотрел на нее поверх книги:

– А ты разве сгораешь от нетерпения лечь в постель? Вот я и подумал, что тебе, возможно, понравится, как я читаю. Какое превосходное, захватывающее начало!

– Ты и правда так думаешь? – спросила Гвинет, и выражение ее лица смягчилось.

– Именно так. Я считаю, что предыдущий кусок написан блестяще. Ты позволишь мне вернуться назад и прочитать его вслух снова?

Гвинет сжала кулаки и потрясла головой:

– Я уже читала это.

– Ты знаешь, у меня такое чувство, будто я тоже читал это раньше. – Дэвид посмотрел на открытую страницу. – В этом рассказе есть что-то странно знакомое. Как будто я знаю, что должно произойти. Вот послушай: «Великан перевел взгляд со своего друга, страдавшего от морской болезни, на крепость, сиявшую в лунном свете и нависавшую уже прямо над ними, затем переложил руль, причем так легко повернул его, что, пожалуй, даже три человека не справились бы с этим делом лучше. Длинные черные волосы морского бродяги развевались по ветру, а невозмутимое выражение его лица лишь подчеркивало силу и ловкость мускулистого тела». – Дэвид поднял глаза и улыбнулся прямо в лицо Гвинет. – Он очень похож на одного из пиратов в твоих историях, которые ты когда-то рассказывала мне.

– Не мог бы ты уйти? Мне необходимо отдохнуть, – поспешно произнесла она, внезапно побледнев.

– Я уже тебе сказал, что никуда не уйду. – Дэвид вытянул ноги, поудобнее устраиваясь в кресле. – Что хочешь, то и делай. Я обещаю вести себя тихо.

– Дэвид, это просто невыносимо! – Она сделала к нему пару шагов и заговорила почти шепотом:

– Такие близкие отношения, как тогда, в дороге, здесь, в Гринбрей-Холле, где так много людей вокруг… Слухи, несомненно, достигнут ушей моей тетушки, и тогда…

– Она примет мою сторону и заставит тебя выйти за меня замуж? – закончил он добродушно.

– Нет! Она выгонит меня из дому и сообщит юристам дяди о моем позорном поведении. И меня лишат наследства.

– Это меня нисколько не волнует. Я женюсь на тебе, даже если у тебя не будет за душой ни гроша. Кстати, меня бы это вполне устроило, поскольку всяких трудностей стало бы меньше. Создавшееся положение затрагивает интересы слишком большого числа людей. – Дэвид закрыл книгу. – Ну, что скажешь, Гвинет? Тайный побег – удачный выход из положения. Мы поженимся до того, как леди Кэверс…

– Нет!

Гвинет круто повернулась на каблуках и поспешила к окну.

– Я сто раз говорила вам, капитан Пеннингтон, что не могу выйти за вас замуж!

– Черт побери, но почему? – Он бросил книгу на кресло и устремился к ней. – На сей раз никаких увиливаний. Я хочу получить ясный и откровенный ответ, без всяких недомолвок и уверток.

Гвинет повернулась к нему и протянула руку, удерживая его на расстоянии.

– Не подходи слишком близко. Для того чтобы сохранять ясность в мыслях, мне надо держаться от тебя подальше.

Но Дэвид ее не слушал и медленно приближался.

– Я не хочу, чтобы ты думала. Я хочу знать правду, а не ту разбавленную водичкой историю, которую, как ты считаешь, мне следует знать.

Гвинет шагнула в сторону и поставила между ними стул.

– Ты не готов к этому.

– Я готов, Гвинет.

Дэвид отодвинул стул и взял ее за руку.

– У нас не очень-то много времени. Меня одолевает предчувствие, что с прибытием Августы меня вовсе не будут рады видеть здесь.

– А ты считаешь, что сейчас тебя здесь рады видеть?

– Конечно.

Дэвид притянул ее к себе, и она почти упала ему на грудь. Она была слаба, больна и не могла сопротивляться… Дэвид воспользовался этим и поцеловал Гвинет в губы, не дав опомниться.

Ее протест выразился в форме нежного стона, губы ее раскрылись, чтобы он мог продлить поцелуй. Однако после минуты безумства рука Гвинет уперлась ему в грудь.

– Я не могу, Дэвид. Я не могу испытать все это снова после того, что увидела в твоих глазах в комнате Эммы.

– Что же ты увидела?

Она отступила назад:

– Ты по-прежнему ее любишь!

– Как ты можешь это говорить? – сердито спросил он. – Я смотрел только на тебя. Надеюсь, ты это заметила? Да будет тебе известно, меня интересуешь только ты и больше никто.

– Ты смотрел только на меня? – скептически хмыкнула Гвинет. – Но ты выглядел таким удрученным. Тебя охватили старые, ваши общие воспоминания. И ты не мог вспоминать свое прошлое, поскольку я была рядом.

– Ты самая дрянная… – Он тряхнул головой. – Тебе что, доставляет удовольствие давать волю своему необузданному воображению? Послушай, мы говорим о настоящей жизни, а не о выдуманных историях. Мои чувства к Эмме умерли, умерли давным-давно!

– Тогда почему же ты так себя ведешь? – упрямо возразила она. – Я зашла туда сегодня случайно. Я хотела узнать, любишь ли ты ее как раньше. В твоем сердце никогда не было места для кого-то еще. Она не отпускает тебя, и мне ничего не остается, как…

– Я покажу тебе, что остается! – Дэвид схватил ее за руку и потащил к двери.

– Куда ты меня тащишь?

Гвинет попробовала остановиться, но он сильным рывком заставил ее следовать за ним.

– Пришло время, когда ты раз и навсегда должна понять, что я испытывал к ней.

– Дэвид…

Но он не слушал ее лепета. Как раз в тот момент, когда он собирался открыть дверь спальни, в нее постучали. Дэвид распахнул дверь, и стоявшая в коридоре Вайолет отступила назад, а он потащил Гвинет к комнате Эммы, бросив на ходу:

– У нас с мисс Дуглас есть неоконченное дело в восточном крыле. Проследите за тем, чтобы нас никто не потревожил, пока я буду убеждать эту тупоголовую девицу, что она единственная, кого я люблю! И что она единственная женщина, на которой я хочу жениться!

Вайолет присела, пытаясь скрыть улыбку.

– Вайолет, не позволяй ему тащить меня куда-то! – взмолилась Гвинет. – Я не хочу никуда идти! Мне действительно вдруг стало плохо. – Она опять стала цепляться за предметы, стоящие в коридоре.

– Ты пойдешь туда сама, или я понесу тебя на руках! Выбирай, – твердо произнес Дэвид. Несколько слуг, проходивших мимо по коридору, прижались к стене, давая им дорогу, и Дэвид опять потащил ее за собой.

52
{"b":"18704","o":1}