ЛитМир - Электронная Библиотека

– За последние две недели я поняла, что слишком мало времени уделяла тебе раньше, не ввела тебя, как положено, в свет. Боюсь, что Тем самым я прошлой весной упустила возможность выдать тебя замуж. Я не слишком-то старалась вывозить тебя на балы, приемы, званые обеды. Знаю, знаю, нам следовало бы подыскать для тебя приятного джентльмена со средствами, который…

– Ты не можешь заставить меня посещать все эти светские мероприятия, тетя. И я искренне сомневаюсь, что согласилась бы выйти за кого-нибудь замуж на таких условиях.

Августа нахмурилась:

– Как вам это нравится – преодолевать такое упрямство? За эти годы я изучила тебя лучше всех, так что ни к чему понапрасну тратить мое время. Да, время возвращает меня в недавнее прошлое, когда я почти не обращала на тебя внимания. Может быть, я сделала для тебя не все, что следовало бы. В то же время я счастлива, что у меня есть возможность исправить свои ошибки.

Гвинет уставилась на тетку:

– Будь добра, объясни, о каких ошибках ты говоришь. Августа придвинула кресло поближе к Гвинет, наклонилась к ней и тихо заговорила:

– Перед тем как покинуть Лондон, ты намекнула мне на возможный союз с сэром Алланом. Я высмеяла эту идею.

– Но ведь я учла твои доводы и отказалась.

– Я была не права, – громогласно заявила Августа. – Скоро ты станешь очень состоятельной дамой. С сэром Алланом ты знакома несколько лет. На его глазах ты превратилась в молодую цветущую женщину, его приводит в восторг твоя красота. Ты, очевидно, тоже неравнодушна к нему. Во время нашей с ним поездки в Шотландию он сообщил, что очень любит тебя. Он не лишен достоинств, и его тоже волнует твоя судьба. Короче, сэр Аллан меня переубедил.

Гвинет совсем не понравилось то, что она услышала. Для начала ей необходимо было поговорить с Алланом. Слишком многое изменилось с того момента, как она покинула Лондон. Но не успела Гвинет даже слова сказать, как Августа быстро произнесла:

– Тебе не надо волноваться о будущем. Я даю вам свое благословение. А все формальности быстро уладят адвокаты нашей семьи. Единственное, о чем я прошу, не устраивать слишком пышной свадьбы. Пусть это будет скромная церемония недели через две или три. Я прикажу юристам подготовить необходимые документы, а также разошлю объявления в газеты. Затем, может быть, вам обоим захочется совершить поездку на континент…

Леди Кэверс сунула платок в карман и встала.

– Я так довольна, что все уладилось. Если ты счастлива…

– Но я вовсе не счастлива! – воскликнула Гвинет.

– Что ты сказала? – рявкнула Августа, устремляя на нее гневный взор.

От неожиданности у Гвинет закружилась голова. Она подумала, что всего несколько дней назад это замужество решило бы все ее проблемы, но сейчас выйти замуж за Ардмора она уже не могла. Ее возлюбленным был Дэвид, хотя признаться в этом тетке она не решилась.

– Мне надо поговорить с сэром Алланом, – наконец сказала она. – Перед тем как принимать окончательное решение, мне нужно обсудить с ним целый ряд вопросов и разобраться в наших чувствах. Здесь так много всего…

– Что-то я не понимаю современных молодых людей, – сухо произнесла Августа. – Я считаю лишним что-то еще обсуждать. Едва я сюда приехала, как сразу очутилась в какой-то удушающей атмосфере. Я поступлю так, как решила, а вы можете обсуждать все, что угодно.

– Вот именно, тетя! Тут есть много такого, что придется понять и принять каждому из нас, если я соглашусь выйти за него замуж.

– Я пришлю к тебе баронета.

Августа направилась к двери, ко, задержавшись на пороге, обернулась и коварно заметила:

– Как женщина женщине могу сказать, что, лежа в постели в таком соблазнительном виде, ты можешь заставить его согласиться на что угодно.

Едва только тетя вышла из спальни, как Гвинет закрыла дверь и прислонилась к ней спиной. Все ее неприятности не шли ни в какое сравнение с этой бедой.

Дэвид говорил ей, что ему нужна ее помощь, чтобы разобраться в своей жизни. Услышав в коридоре шаги, Гвинет решила, что и ей тоже необходима помощь Дэвида.

* * *

Известие о смерти отца настигло Уолтера в конце зимы. Он тут же покинул Баронсфорд и направился на восток – вдоль берега Твида, по старой Босуэльской дороге. Миновав Эйлдонские холмы, он прибыл в Келсо, когда уже наступила ночь. Здесь, в этом старинном городке с монастырем, в относительном достатке и доживал последние дни его старый отец. И вот в один из мрачных зимних дней, когда в окна таверны хлестал дождь со снегом, сэр Уильям отодвинул стаканчик с игральными костями, уронил голову на стол – и испустил дух.

Когда простой деревянный гроб опускали в промерзлую землю, Уолтер стоял подле могилы вместе с молодой женой отца, совсем незнакомой ему женщиной, и двумя ее юными сыновьями, его братьями, о существовании которых ему тоже ничего не было известно. От его старшего брата давно уже не было вестей. Он исчез из их жизни в тот день, когда покинул берега Англии.

Холодный ледяной дождь превратился в ливень, когда Уолтер принимал соболезнования от незнакомых, бедно одетых людей.

Этой ночью Уолтер сидел в уютной гостинице в Вестер-Келсо и пил эль, кружку за кружкой, размышляя о том, как мало он знал человека, который был его отцом. С каждым глотком он все больше задумывался над тем, сколь незначительную роль они играли в жизни друг друга. И как это странно, что теперь, после кончины отца, он испытывает такую боль.

Около полуночи Уолтер решил позабавиться, чтобы хоть немного отвлечься от горьких дум. Он заплатил одной из проституток и, покачиваясь, стал подниматься по лестнице. Огонь в камине, за который он заплатил дополнительно, уже почти погас, но в комнате было тепло. Повалившись в постель, он вскоре задремал. Ему снились городские шлюхи, которые плакали на могиле отца. Уолтер догадался, что они были любовницами отца.

Однако в его затуманенных элем сновидениях эти лица вскоре уступили место действию. Уолтер стал свидетелем любовных утех отца. Он опять видел его, как много лет назад, во всем великолепии его пьяного разгула, когда тот приводил к себе домой шлюх и всю ночь с ними развлекался, не обращая внимания на присутствие сына.

И вдруг Уолтеру внезапно приснилось, что вместо отца он видит себя. Он ощущал прикосновение женских рук. Сон казался явью. Шлюха раздевала его, а когда она взобралась на него, он не почувствовал ее веса.

– Возьми меня, – прошептала она.

Шепот очень напоминал ему чей-то голос, тот, который он часто слышал в своих снах. Эмма. Она много раз приходила к нему во сне.

Мир сновидений и реальность смешались в мерцающей огоньками темноте. Комната, лучшая в гостинице, была небольшой и тесной, и потому Уолтеру не составило труда разглядеть женские груди прямо перед своим лицом. Он взял в рот сосок женщины.

– Сильнее, – простонала она, прижимая его голову к себе. Он стиснул зубами плоть груди и приник к ней губами, его рука опустилась вниз, туда, где находилось средоточие ее страсти. Она сбросила с себя платье и ногами обхватила его бедра. Уолтер нащупал ее влажное влагалище и засунул туда два пальца. Женщина приподнялась над ним, а потом с силой опустилась на его руку. Его пальцы двигались внутри ее, ртом он приник к ее груди, но она хотела большего. Схватив его за волосы, она отвела его голову назад, а сама поднялась к его лицу и принялась быстро тереться промежностью о его тело.

Она вздрагивала, склонялась то на одну, то на другую сторону, стеная и рыча, словно волчица во время течки. Ее груди, колтыхаясь перед его глазами, касались лица. Вдруг она сползла вниз, и Уолтер застонал от наслаждения, когда она взяла в рот его пенис. Он схватил ее шелковистые волосы и стал целовать ее лицо. Но когда он достиг вершины блаженства, она резко отвела в сторону его руки, а затем быстро села на его член.

Он ничего не мог поделать. Он выстрелил своим семенем прямо внутрь нее, а их общий крик наслаждения пронзил тишину ночи. Вскоре она затихла, но продолжала лежать на нем.

62
{"b":"18704","o":1}