ЛитМир - Электронная Библиотека

Дэвид помрачнел:

– Нет и нет, если я должен что-нибудь говорить в этом случае.

Гвинет грустно кивнула:

– Сэр Аллан сопровождал ее до Гринбрей-Холла, а теперь он гостит у нас. Насколько мне известен характер тети, она заставила его помочь ей с организацией моей свадьбы.

– Подожди. – Его лицо вспыхнуло от гнева. – Она не может заставить тебя выйти замуж насильно! Ты ей говорила об этом?

– Она придерживается другого мнения. Понимаешь… – Гвинет глубоко вздохнула. – Приехав в Лондон, я намекнула тете о возможном союзе между мной и сэром Алланом. Она, должно быть, все это время вынашивала в душе такую возможность.

– Но ты разочаровала ее своим отказом?

– Да, да. По крайней мере я пыталась. Но не думаю, что она прислушалась к моему мнению. Я настаивала. Но ни о чем конкретном не стоит говорить до тех пор, пока я сама не поговорю с сэром Алланом. Но это я еще не успела сделать. Я намеренно избегала его вчера вечером и сегодня утром.

– Вместо тебя с ним поговорю я, – гневно процедил Дэвид. – И когда я сделаю это, леди Кэверс и через месяц не сможет обнаружить следов этого мерзавца.

Гвинет дернула его за рукав:

– Нет, Дэвид. Нам надо все уладить без скандала. Я поговорю с ним сама. Возможно, он все еще считает, что оказывает мне любезность или услугу, принимая предложение тети. Это мягкий и уступчивый человек. Он непременно согласится, и тем самым мы положим конец всем ее планам.

– Я хочу сам поговорить с Августой. Пусть она узнает о моих намерениях, вернее, о наших намерениях. К чему рисковать, поджидая адвокатов, которые вполне могут присоветовать твоей тетке совершить очередную пакость.

Гвинет от этих слов бросило в жар. Это было бы здорово и очень правильно. Ничто тогда не будет стоять у них на пути. Как приятно думать о том, что они скоро поженятся. Дэвид крепко обнимал ее, но она этого почти не осознавала, в глазах ее стояли слезы.

– Я люблю тебя, Гвинет, – прошептал он. – Все образуется, любовь моя.

Гвинет кивнула и уткнулась лицом в его плечо.

– Гнусный вымогатель тоже получит по заслугам.

– Каким образом?

– Когда он снова свяжется с тобой, ты сделаешь вид, будто готова ему заплатить. Ему придется обнаружить себя – ведь он явится за деньгами. И тогда, поверь мне, ему лучше бы не появляться на свет.

Гвинет знала – Дэвид не бросает слов на ветер, но ее это теперь не волновало. Мерзавец получит по заслугам, но ей бы хотелось узнать, кто этот человек и как он смог раскрыть ее тайну.

– Сегодня днем я поговорю с твоей тетей. Я приведу с собой Лайона или вдовствующую графиню, мою мать, если это, конечно, поможет делу.

Гвинет решительно возразила:

– Приводить с собой любого из них было бы ошибкой. Тетушка, если хочешь знать, испытывает неприязнь даже к тебе.

– Меня не так-то просто запугать. – Дэвид поцеловал ее в губы. – Я обрел свою долгожданную любовь и не собираюсь отступать.

У Гвинет не было желания возвращаться в Гринбрей-Холл, ей было так хорошо в объятиях Дэвида. Но наступил новый день, и она должна вернуться домой. Учитывая все препятствия, которые стояли на их пути, не стоило слишком раздражать Августу.

– Ты не проводишь меня до конюшен?

– Я провожу тебя до дверей Гринбрей-Холла.

Дэвид откинул с ее лица прядь мокрых волос, провел пальцем по губам.

– И горе тем, кто увидит нас! Они не смогут нас задержать. Никто не сможет теперь встать между нами.

Мучительное предчувствие опасности шевельнулось в душе Гвинет, но с Дэвидом ей было не страшно. Она подняла упавший на пол плед.

– Много лет прошло с тех пор, когда я был здесь в последний раз, – проговорил Дэвид, оглядываясь вокруг. – Траскотт немало приложил сил, чтобы навести здесь такой порядок. Это его любимое место, он сюда часто приходит.

– Это было также и любимым местом Эммы, – заметила Гвинет.

– Эммы?

Она кивнула:

– Я из-за своей детской привязанности все время ходила за ней следом и видела ее здесь не один раз. В первый раз, когда она обнаружила меня, она рассердилась, а потом я стала прятаться.

Дэвид с каким-то новым интересом осмотрел помещение.

– Я и не знал, что между Эммой и Траскоттом что-то было. Ну хотя бы видимость привязанности или дружбы.

Гвинет тоже огляделась. Какая-то свернутая шелковая вещь вроде шали лежала на колченогом стуле в углу комнаты. Было похоже, что эта вещь когда-то принадлежала Эмме. Горшок с засохшими цветами тоже напоминал о женском присутствии. Помимо этого были заметны и другие следы пребывания здесь женщины.

– Они были бы совсем неподходящей парой. К тому же Уолтер всегда игнорировал ее, а она никогда не заигрывала с ним.

– Мне пора возвращаться, Дэвид.

Они направились к выходу. Дождь все еще лил как из ведра.

– Ты знала, что Эмма была беременна? – спросил Дэвид, помогая ей взобраться в седло.

– Знала, – спокойно ответила она.

– Лайон сказал, что отец ребенка не он.

– Ничего удивительного, – пожала плечами Гвинет. – Он и Эмма, насколько мне известно, не были близки много месяцев.

– Ты не знаешь, кто это мог быть?

Она отрицательно покачала головой. Дэвид сел позади нее.

– Я не исключаю, что именно отец ребенка и столкнул Эмму со скалы.

Гвинет ничего не ответила, и они поскакали к дому. Она догадывалась, о чем думает Дэвид, и ей не нравилась мысль, что Уолтер Траскотт мог быть одним из любовников Эммы.

Ей не хотелось думать, что Уолтер был способен причинить кому-нибудь боль или тем более кого-то убить.

* * *

Вот уже два года Эмма была замужем. Он знал, что у нее много любовников. Но какова вероятность, что она забеременела именно после той ночи? К тому оке до сих пор никто не приписывал ему отцовства ни одного ребенка. Тогда почему она уверена, что он стал отцом?

Но эти рассуждения не помогли ему. Траскотт извелся от мучительных мыслей и не находил себе места. Он наблюдал. Он переживал. Чувство вины лишило его сна. Но он не знал, что теперь делать. Поговорить с Лайоном – это было немыслимо! Убежать, покинуть поместье тоже невозможно. Он понял – у него нет выхода.

Мои постоянно видел Эмму, которая беззаботно скользила по жизни, как будто ничего не случилось. Она выглядела здоровее и жизнерадостнее, чем когда бы то ни было.

Но однажды летним вечером он неожиданно столкнулся с ней на одной из террас парка, когда проходил мимо по своим делам. Взволнованный тем, что встретил Эмму одну, он замедлил шаг, не зная, как поступить – повернуть назад или пройти мимо, будто не заметив ее. Но Эмма быстро поднялась со скамьи, и тогда он решил вернуться домой.

– Траскотт, – тихо окликнула она его. – У меня для тебя хорошие новости.

Он остановился и даже сжался от страха, чувствуя, как у него во рту отчего-то вдруг стало горько, и непроизвольно оглянулся на нее.

Эмма нежно гладила себя по животу.

– Благодарю тебя, – прошептала она.

Глава 21

Небеса разверзлись, и теперь лило как из ведра. Когда они подъехали к черному ходу Гринбрей-Холла, оба уже снова вымокли насквозь. Дэвид помог Гвинет сойти с лошади, а затем сказал:

– Я пойду с тобой. Провожу тебя до твоей комнаты и прослежу, чтобы ты немедленно переоделась.

– Не будь дурачком, – попеняла она ему и быстро поцеловала, не стесняясь присутствия лакея. – А теперь уезжай и возвращайся поскорее. Я буду ждать.

Не дав ему опомниться, Гвинет поспешила в дом и побежала наверх по черной лестнице, надеясь попасть к себе прежде, чем ее заметит Августа или сэр Аллан.

Но ей не повезло. На полпути к своей спальне она нос к носу столкнулась с сэром Алланом, выходившим из комнаты для гостей. Удовольствие от встречи быстро сменилось на лице баронета выражением тревоги, которая прозвучала в его вопросе:

– Мисс Гвинет, ради всего святого, что с вами случилось?

66
{"b":"18704","o":1}