ЛитМир - Электронная Библиотека

Вайолет стояла в стороне, но и оттуда ей было видно, как содрогается от рыданий тело великана. Несчастный старик отодвинулся, уступая Джоуне место рядом с собакой, его била дрожь, а лицо было мокрым от слез. Охинуа подошла к раненому животному, протянула руку и коснулась его головы. Заметив это, Мозес болезненно дернулся. Когда же знахарка принялась осматривать раздробленную лапу, старик жалобно заскулил вместе с собакой. Лицо его исказилось от страданий, а в глазах была такая мука, что у Вайолет сжалось сердце. Девушка быстро протиснулась сквозь толпу и подошла к бедняге.

– Мозес, – Вайолет осторожно потянула старика за руку, – пожалуйста, пойдем со мной. Мы посидим где-нибудь снаружи, я не могу этого видеть. – Великан заколебался, но девушка взяла его под руку. – Ну пожалуйста, Мозес. Ты мне так нужен. – Они вышли из конюшни. Старик еле передвигал ноги, тяжело ступая по посыпанному соломой полу, а Вайолет старалась отвлечь его от грустных мыслей. – Сегодня утром я брала в деревню корзинку, которую ты для меня сделал. Как тебе удается так красиво плести?

– Ты думаешь, она сумеет вылечить мою собаку, Вай?

– Да, Мозес, она ее вылечит.

– Мне ее подарила миледи.

– Я знаю.

– У меня ведь никогда не было ничего своего, Вай.

– Я знаю, Мозес. – Вайолет с нежностью заглянула в лицо бывшему рабу. Пусть его наружность казалась уродливой и страшной, но на свете не было никого добрее Мозеса. Вай доверчиво прижалась к старику и положила голову ему на плечо. – Пока я жива, Мозес, у тебя всегда будет хотя бы один друг.

– Я знаю, Вай. Мы с тобой друзья.

Вайолет кивнула, чувствуя, как к горлу подступает ком.

– Расскажи мне о своей собаке, Мозес.

Было уже далеко за полночь, когда Миллисент заметила во дворе темную фигуру Охинуа, которая шла от конюшни к усадьбе. Вайолет уже успела рассказать хозяйке о случившемся.

Леди Эйтон проводила так много времени с Лайоном, что почти не виделась со старой негритянкой. У нее даже не было возможности поблагодарить Охинуа за целебный чай, который помог графу пережить первые ночи после отказа от опиума.

Мысленно Миллисент вернулась к тому дню, когда пришло письмо от Джаспера Хайда. Она хорошо понимала старую африканку. На свете немало суеверных и невежественных людей, подобных Хайду, готовых обвинить чернокожую женщину в колдовстве и заставить нести наказание за чужие грехи. Миллисент прямо и недвусмысленно отказала плантатору. Охинуа не желает встречаться с ним, а хозяйка Мелбери-Холла тем более.

Старая негритянка вовсе не ведьма. Если женщина хорошо разбирается в травах и целебных снадобьях, это не значит, что она колдунья. Леди Эйтон чувствовала всем сердцем, что Охинуа можно доверять. Молодая женщина поняла это сразу, с первого дня, когда знахарка только появилась в Мелбери-Холле.

Вот почему Миллисент необходимо было встретиться с ней снова, ей нужен был совет Охинуа.

Миллисент с тревогой посмотрела на спящего Лайона, прислушиваясь к его ровному дыханию. Вероятно, Эйтон был прав, говоря, что Миллисент ему больше не нужна, ведь его больше не терзали ночные кошмары, не было и мучительной изнуряющей бессонницы.

Миллисент вышла из комнаты и неплотно притворила за собой дверь, оставив узкую щель. Охинуа в эту минуту как раз поднималась по лестнице и тут же заметила хозяйку. Темные глаза африканки вспыхнули, как у кошки.

– Как там Мозес? – тихо спросила Миллисент, когда Охинуа подошла ближе.

– Он очень беспокоился из-за собаки, но сейчас ему лучше.

– А собака жива?

– У нее сломана лапа, но ничего страшного: Мозес теперь знает, как ее лечить.

– Нам всем очень повезло, что вы здесь, с нами. Спасибо вам. – Охинуа молча кивнула и прошествовала мимо. – Вы не могли бы найти немного времени, чтобы осмотреть моего мужа? – Миллисент замолчала, ожидая ответа, а старая африканка обернулась и смерила ее внимательным взглядом. – Понимаете, наши английские доктора давно уже потеряли всякую надежду. Они уверены, что в состоянии графа, как душевном, так и физическом, никогда не наступит улучшения. Но мы с вами уже доказали, что они не правы. По крайней мере Лайон вышел из оцепенения. Теперь он в сознании и ясном уме.

– И от него довольно много шума.

– Это верно, – улыбнулась Миллисент. – Вот почему я верю, что все не так безнадежно. Возможно, доктора просто что-то проглядели. Может, к моему мужу вернется способность двигаться? Что вы об этом думаете? Может, вы попробуете? Конечно, когда наступит подходящий момент. Я ведь еще должна убедить мужа, что для него не все потеряно.

Старая африканка продолжала задумчиво смотреть на Миллисент, потом медленно кивнула.

– Когда наступит подходящий момент.

Глава 13

Миллисент была потрясена.

Ее изумление просто не поддавалось описанию. С мистером Тримблом Лайон держался безупречно вежливо и заинтересованно поддерживал разговор, хотя визит священника явно затянулся.

Преподобный занял кресло в библиотеке, устроился поудобнее, словно собирался провести там всю зиму, и завел неторопливую беседу. Вскоре они с графом уже весело болтали обо всем на свете, будто два старинных университетских приятеля. Они обсудили все, начиная от политического кризиса в Ирландии и заканчивая современными изменениями в промышленности. Джентльмены не обошли вниманием даже недавнее утверждение Хью Уильямсона о том, что кометы определенно обитаемы. Они обсудили слухи об очистке имений в Шотландии и перешли к последним новостям о растущих беспорядках в североамериканских колониях. Миллисент слышала, как преподобный Тримбл говорил о каком-то местечке Каролина, где начался открытый мятеж, так что даже пришлось туда вводить британские войска.

Все это время Миллисент сидела как на иголках, стараясь уловить малейшие изменения в настроении Лайона. Она готова была вскочить в любой момент, если вдруг заметит, что муж устал или гость ему надоел. Леди Эйтон очень боялась, что ее старый друг может обидеться.

Несмотря на невероятную словоохотливость мистера Тримбла, Миллисент испытывала к нему искреннюю привязанность. Этот человек еще при жизни покойного сквайра всегда был верным другом и для нее, и для всех обитателей Мелбери-Холла, страдавших от жестокости и деспотизма Уэнтуорта. Преподобный Тримбл и мистер Каннингем, деревенский школьный учитель, сумели все-таки добиться, чтобы рабам в поместье разрешили учиться. Настойчивость, неусыпное внимание и бесстрашие этих двух людей позволили спасти немало жизней в Мелбери-Холле, где царил произвол беспощадных надсмотрщиков Уэнтуорта.

Мистер Каннингем.

Леди Эйтон уронила голову на руки. К горлу подступил ком, стало трудно дышать. В тысячный раз перед ней пронеслось это ужасное видение. Молодой учитель поплатился жизнью, пытаясь защитить ее. Миллисент попросила Каннингема прийти в Мелбери-Холл на рассвете, чтобы помочь спасти насмерть перепуганную Вайолет от разнузданных домогательств сквайра, но Уэнтуорт решил, что учитель собирается увезти с собой хозяйку дома. В то утро ее муж убил мистера Каннингема. За все прожитые годы Миллисент так и не смогла избавиться от чувства вины.

Она крепко зажмурилась, пытаясь удержаться от слез, стараясь не думать о любви несчастного молодого человека. В те страшные годы он был для нее не просто другом, а настоящим спасителем. Каннингем был влюблен в Миллисент, а может, ему так казалось. Но она никогда не позволяла ему открыто выражать свои чувства, опасаясь за свою жизнь. Миллисент и представить себе не могла, что жертвой окажется кто-то другой.

Леди Эйтон обвела глазами комнату и поймала на себе внимательный взгляд Лайона. Похоже, разговор двух мужчин стал каким-то односторонним. Насколько поняла Миллисент, они обсуждали вопросы строительства, точнее, на эту тему многословно распространялся преподобный Тримбл. Он что-то предложил, но Миллисент прослушала и теперь не знала, что ответить. В комнате повисло неловкое молчание.

30
{"b":"18705","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Почти касаясь
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Жертвы Плещеева озера
Богатый папа, бедный папа
Только не разбивай сердце
Легкий способ бросить курить
Дама Великого Комбинатора
Счастливый город. Как городское планирование меняет нашу жизнь
Тень ингениума