ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что они говорят вам, леди? - не выдержал один из встревоженных рыцарей. В толпе нарастало недоброе волнение.

– Все равно врут, можете не сомневаться. Я же говорю вам, их надо убить.

Ровена хмуро оглядела толпу.

– Да что вы такое говорите! -бросила она на нормандском французском. - Неужели не видите, что они до смерти напуганы?

– Вот и хорошо!

– Надо вздернуть их в назидание прочим. Ровена выпрямилась и подняла подбородок:

– Только через мой труп.

– Без проблем, мадам.

Мужчина двинулся было на нее, но неожиданно отлетел в сторону.

– Боюсь, проблемы будут, и серьезные, - зло отрезал Страйдер. - Для начала тебе придется сразиться со мной.

Один из рыцарей сплюнул на землю.

– С тебя станется защищать эту сарацинскую собаку. Страйдер с такой яростью сверкнул в его сторону глазами, что Ровена уловила ответную волну страха.

– Ты бросаешь мне вызов?

Рыцарь тотчас же ретировался, вслед за ним все остальные.

Ровена судорожно вздохнула, благодарная Страйдеру за вмешательство. Сколько раз за последнее время он приходил ей на помощь!

Он посмотрел на нее и тут же расцвел, словно солнце в душе взошло, но стоило его взору упасть на мальчика и старушку, в глазах появилось озадаченное выражение.

– Что они здесь делают?

– Ищут отца ребенка. Страйдер кивнул.

– Так давай я приведу его, - простодушно предложил он.

– Не надо, в этом нет никакой необходимости.

– То есть? - не понял он. - Неужели его отец умер?

– Нет, Страйдер. - Она показала на медальон. - Его отец - ты.

Глава 16

Страйдер ошеломленно заморгал. Но прозрения так и нe наступило.

– Прошу прощения?

– Сам посмотри. - Ровена потрясла худенькой ладошкой, в которой покоился крохотный медальон. - На нем твой знак, а эти двое утверждают, что вещица принадлежит отцу ребенка.

Страйдер в изумлении воззрился на неизвестную парочку, голова пошла кругом. Как это может быть? У него никогда не было никакого ребенка, тем более такого, за которым присматривала сарацинская нянька.

– Они говорят на нормандском французском? - поинтересовался он у Ровены.

– Нет.

– Отлично, - с явным облегчением вздохнул он, - поскольку у меня нет желания выяснять у мальчишки, кто его мать. Ты, случайно, не спрашивала?

– Отчего же, спросила. -И?

– Он говорит, это Элизабет.

Он снова чуть не лишился дара речи.

– Твоя Элизабет?!

– Да, - с тревогой посмотрела она на него.

О да, это не сулило ему ничего хорошего. Не хватало еще, чтобы Ровена подумала, будто он спал с одной из ее подруг.

– Но я никогда не прикасался к ней. Клянусь! Ровена легонько тронула его за руку и с нежностью заглянула в глаза:

– Я знаю, Страйдер. Я уверена в этом. Обрадованный, что Ровена восприняла сложившуюся ситуацию спокойно и не кинулась на него с кулаками и обвинениями в совращении своей подруги, Страйдер опустился перед мальчиком на колени и принял из рук Ровены медальон.

Да, это действительно герб его отца. Тот самый, который он взял с собой, отправившись в Святую Землю, когда был чуть постарше этого стоящего перед ним ребенка.

Страйдер прикрыл глаза, припомнив день их пленения. Тогда он вложил этот медальон в руку Демьена.

«Скажи им, что ты мой брат. Они не причинят тебе вреда, если будут думать, что ты не слишком знатная персона».

Демьен презрительно скривился: «Но я знатная персона!»

Однако Страйдер все же заставил Демьена взять этот знак. Демьен раздраженно сжал медальон в кулаке, и с тех пор Страйдер его не видел. Больше того, даже не вспоминал о нем.

Паренек облизнул губы и перевел взгляд с медальона на Страйдера и снова на медальон.

– Ты мой отец? - спросил он по-арабски.

Страйдеру вдруг стало страшно отвечать на этот вопрос. Вдруг это очередная ловушка, подстроенная врагами для него и его людей? Если так, то он убьет любого, кто бесстыдно посмел вовлечь в эту игру невинного ребенка.

– Откуда это у тебя? - спросил он его.

– Мне дядя дал.

Страйдер склонил голову набок и внимательно посмотрел на мальчика.

– Твой дядя?

– Да. Он был из той страны, которая зовется Франция. Мы шли через нее, чтобы добраться сюда. Так Нана говорит, но она не знает точно, где жил мой дядя, когда был ребенком. Он все время рассказывал мне про Францию, и про отца, и про то, как они вместе подшучивали над другими мальчишками и над поварихой. У вас есть своя повариха?

Страйдер покачал головой, стараясь поддержать разговор и сделать так, чтобы мальчишка не замкнулся в себе.

– А что еще твой дядя говорил тебе про отца?

– Мой отец - самый храбрый рыцарь на свете. Он говорил, что в один прекрасный день я найду его и отец позаботится обо мне так же, как пытался заботиться о нем. Но он был плохим мальчиком и не послушался моего отца, так мне дядя говорил. И еще он говорил, что дьявол всегда приходит за маленькими детьми, которые не слушаются старших.

Страйдер обдумал эти слова. Чем дальше, тем больше описание дяди подходило Демьену, но это же полный бред! Демьен слишком сильно ненавидел его и вряд ли стал бы отзываться о Страйдере хорошо. В это трудно поверить. Не говоря уже о том, чтобы рассказывать мальчику о проведенном вместе детстве.

– А мама? - спросил Страйдер. - Почему ты не жил с ней?

Ребенок оглянулся на старушку.

– Их разлучили, милорд, как только она бросила кормить грудью, - ответила за мальчика старуха. - Он ее не помнит.

– А как насчет дяди?

Она пожала худенькими плечиками:

– Его силой удалили от ребенка три года тому назад. Нам неведомо, что с ним сталось.

При мысли о том, что Демьен какое-то время воспитывал этого мальчика, у Страйдера похолодело в животе. Должно быть, они довольно долго прожили вместе, раз ребенок столько помнит о Демьене, несмотря на свой возраст.

– А мальчик? - снова обратился к старухе Страйдер. - Где его держали?

В закрытом приюте с другими сверстниками. Пока мать слушалась своих повелителей, ей обещали не причинять ребенку вреда. Но до нас дошла молва, что она умерла, и мне было велено доставить его домой к отцу.

Страйдер окончательно потерял нить повествования.

– Кем велено?

– Слугам не положено задавать лишних вопросов, милорд. Мы делаем то, что нам приказывают, и все.

Страйдер извинился перед ней и поглядел на своего «сына».

– Как тебя зовут, милый?

– Александр.

Он улыбнулся и протянул пареньку ладонь:

– Я Страйдер Блэкмор, маленький Александр. Твой отец.

Эта весть ошеломила мальчика не меньше, чем первые слова Ровены ошеломили самого Страйдера.

– Ты правда мой отец, великий английский рыцарь? - В глазах паренька заблестели слезы.

– Да, приятель. Отныне и во веки веков. Мальчишка с радостным визгом бросился в его объятия.

Ровена почувствовала, как слезы наворачиваются ей на глаза, настолько трогательной оказалась эта сцена. На короткое мгновение она испугалась, что Страйдер откажется от ребенка, но она плохо его знала.

Холодность к детям не в его характере.

Старуха пошла прочь.

– Погоди. - Страйдер поднялся с мальчишкой на руках. Мальчик уже явно перерос тот возраст, когда детишек берут на руки, и даже при огромном росте Страйдера казался великоватым для подобных объятий. Его худые длинные руки и ноги обвились вокруг Страйдера, голова прижалась к плечу, глаза закрылись.

– Как тебя зовут? - спросил Страйдер старушку.

– Фатима.

– Благодарю тебя, Фатима, - склонил он перед ней голову, - за то, что привела ко мне сына.

Она кивнула и продолжила было свой путь.

– Фатима? - снова позвал ее Страйдер. - Не могла бы ты остаться с нами, мальчишке нужна твоя помощь. Ему надо привыкнуть к новому дому.

– Я должна вернуться. Мой хозяин очень рассердится, если я не сделаю этого.

Страйдер опустил мальчика на землю.

– У тебя есть семья? Тебе есть к кому возвращаться?

54
{"b":"18707","o":1}