ЛитМир - Электронная Библиотека

Король снял со лба полотенце.

– Что случилось с молодежью? - посмотрел он на потолок, как будто вопрошал у самих небес. - В наши дни мы женились, когда положено и на ком следует. Теперь у меня есть граф, который наотрез отказывается выбрать себе невесту, и наследница со стратегически расположенными владениями, которая скорее позволит отрубить себе голову, нежели возьмет в мужья рыцаря. Должен же быть какой-то выход!

Элеонора подалась вперед.

– Нет, Нора, - покачал головой Генрих, заметив в ее глазах задорный огонек. - Не надо ничего говорить, я и так знаю, о чем ты думаешь.

Она махнула рукой, словно хотела прогнать его недоверие.

– Это же идеальная пара! Кто способен защитить наши границы лучше Страйдера Блэкмора? К тому же он один из немногих, в чьей лояльности не приходится сомневаться.

– Ты лучше вспомни, что было, когда я попытался женить его на Кенне. Он до сих пор не может мне этого простить.

– Это потому, что ты приказал ему, Генрих, и не мне говорить тебе, что он был бы вынужден повиноваться.

– Конечно, только вот разгневанный граф в Шотландии - это одно дело, а разъяренный граф на землях, разделяющих мое королевство пополам, - совершенно другое.

Королева стучала пальцами по подлокотнику кресла и, похоже, не внимала ему. Обычное дело. Элеонора всегда слышала только то, что хотела услышать.

– Я знаю Ровену с детства. Они со Страйдером - подходящая пара, прикажи ей идти направо, она обязательно пойдет налево. Надо свести их вместе и…

– Ровена кастрирует вашего рыцаря, ваша светлость, - прервал ее Лайонел. - Она их всех смертельно ненавидит.

– Но ни одно женское сердце не в силах устоять перед Страйдером Блэкмором, - возразила она. - Ровена, между прочим, тоже женщина, а он не обычный рыцарь. Надо свести их вместе, и я уверена, что они подойдут друг другу.

– Не могу согласиться с тобой, - прищурился Генрих.

– Неудивительно!

Он не обратил внимания на ее едкое замечание:

– Но мне бы очень хотелось видеть этих двоих мужем и женой. Какие будут предложения?

Элеонора задумалась.

– Ровена жаждет сама выбрать себе мужа. Давайте дадим ей этот шанс.

Ты что, с ума сошла? - взвился Генрих. - Да она непременно выберет себе одного из кастратов, которые постоянно цепляются за твою юбку. Какого-нибудь хлюпика-менестреля, у которого ни капли мужественности.

Элеонора осадила его взглядом: она непременно рассердится, если он намерен продолжать в том же духе и не прекратит обзывать ее фаворитов.

– Не выберет. Ровена гордится только одним.

– Своей музыкой, - сказал Лайонел.

– Да. И как вы говорили, она мечтает о школе. Лайонел кивнул.

– Так давайте ублажим ее, господа. Скажите ей: если она сумеет обучить рыцаря и если он в конце турнира примет участие в конкурсе трубадуров и выиграет его, вы не только разрешите ей выбрать себе мужа, но и позволите открыть школу.

– Она должна будет обучить Страйдера? - нахмурился Генрих.

– Точно.

Генрих покачал головой. Он слишком хорошо знал графа.

– Страйдер никогда не пойдет на это. Он больше меня презирает менестрелей. И как только Ровена подойдет к нему с этим предложением, он будет метать громы и молнии.

– Не будет, если сказать ему, что в конце турнира Ровена выйдет замуж за победителя.

О, его королева - воплощение коварства, за это он ее и любит. Холодный, хитрый и беспощадный политик. Временами Генрих даже подумывал, что ей стоило родиться мужчиной.

План был просто превосходным.

– Страйдер непременно выиграет турнир.

– Да, гордость не позволит ему проиграть. Единственный способ избежать брака с Ровеной - спеть. А для этого ему придется постоянно встречаться с ней, чтобы выучить песню и репетировать. Как только эти двое столкнутся, любовь сама найдет себе дорогу.

По мнению Генриха, план был безупречным, хотя кое-что вызывало у него беспокойство.

– Но вдруг он выиграет конкурс трубадуров, а Ровена не захочет взять его в мужья?

– А я и не говорила, что мы ничем не рискуем, Генрих. Но уверена, что мой план сработает, и в конце концов она выберет именно его.

– Но если ты окажешься не права?

– Тогда мы убьем того, кого она выберет, - не моргнув глазом заявил Лайонел.

Элеонора раздраженно фыркнула - это решение явно было ей не по душе.

– Вам не придется делать этого. Доверьтесь мне. Я знаю мужчин, и женщин тоже.

В этом Генрих нисколько не сомневался. В умении манипулировать людьми его королева - настоящий талант.

И все же они сильно рисковали. Если Ровена выиграет, она может вообще отказаться от мужа. Тогда рано или поздно ему придется надавить на нее.

Но вдруг Элеонора окажется права…

– Хорошо. Давайте попробуем, а там поглядим. Лайонел перекрестился.

– Позвольте мне удалиться и сообщить эти новости моей племяннице.

Глава 3

Ровена поймала взглядом фигуру таинственного рыцаря, который спас ее, и остановилась.

«Он рыцарь, он рыцарь, он рыцарь…» Она повторяла эти слова, словно молитву читала, и хотя должна была воспылать к нему ненавистью, никак не могла вызвать в душе это чувство. Более того, единственное, что она ощущала, - вожделение такой силы, что вдруг вспомнила: она взрослая женщина, которая никогда не пробовала на вкус мужские губы.

До сегодняшнего вечера этот вопрос нисколько не волновал ее.

Она стояла и смотрела, как он болтает со своими товарищами и улыбается им, и ее любопытство переросло всякие мыслимые границы.

Как это - держать в своих руках этого дикого воина? Позволить ему поцеловать себя в губы по-настоящему, по-мужски, а не в щечку, как это делали в детстве мальчишки, находившиеся на воспитании у дяди. По ее телу прошла дрожь.

Она была не в силах оторвать от него глаз. Он стоял в окружении небольшой группки мужчин. Четверо были очень симпатичными господами в возрасте от двадцати до тридцати лет, по виду понятно, что тоже рыцари. С ними был монах - рослый блондин, с которым мог сравниться только ее неизвестный рыцарь.

Как странно, что они разговаривают с человеком церкви, когда вокруг полно членов высшего общества. Большинство рыцарей старались прорваться к королю или его приближенным, чтобы добиться его благосклонности, а эта группка стояла в стороне, словно ни политика, ни чье бы то ни было расположение совершенно их не интересовали.

Они походили на братьев, хотя никакого семейного сходства между ними не было ни в чертах лица, ни в телосложении.

Ее дикий воин обернулся на проходящую мимо даму в красном. В его глазах мелькнуло разочарование. Похоже, он ожидал увидеть кого-то еще.

Она посмотрела на свой алый наряд и подумала: а что если… «Нет, Ровена. Он не тебя ищет, да и не все ли тебе равно, даже если и тебя?» Ей все равно, повторяла она себе, словно рефрен. И чтобы доказать это, она сейчас же пойдет к своим подругам, и они удалятся отсюда сочинять музыку.

Ровена собралась уже было на поиски Элизабет, когда ее взгляд упал на давнего друга Кристофера де Монтгомери, которого все звали просто Кит.

Кит тоже увидел ее. Он просиял, пробрался к ней через толпу и заключил в объятия.

О, как же она по нему соскучилась!

– Кит! - Она заглянула в зеленые глаза, светившиеся любовью и уважением. Он был лишь на голову выше ее и, как обычно, блистал модной прической.

Темноволосый, тонкий в кости, сегодня он выглядел просто превосходно в красно-оранжевом наряде, берет опасно надвинут на лоб. Давненько они не виделись.

Несмотря на то что Кит на три года моложе ее, у них всегда было много общего. Милый старина Кит!

Он с улыбкой поцеловал Ровену в лоб. Глаза ее заблестели: в этот раз Кит не так удручен, как восемнадцать месяцев назад, когда она последний раз встретила его во Фландрии. Сейчас он выглядит счастливым, а тогда его окутывал ореол тоскливой безысходности.

Он словно был загнан в угол. Она бы даже сказала - запуган.

7
{"b":"18707","o":1}