ЛитМир - Электронная Библиотека

– Папа! – закричал Кит, висевший на снастях, и одновременно с ним Лорелея выкрикнула:

– Джек!

Время растянулось в бесконечность: Билл висел высоко над палубой, а Джек старался найти опору для ног. Почему никто им не поможет?! Кит начал спускаться к Джеку.

– Оставайся на месте, – предупредил Джек, и она увидела страх и замешательство на лице мальчика, глядевшего на отца, который стоял ниже, в нескольких футах от него, и был бессилен помочь.

Лорелея жарким шепотом молилась. Наконец Джек нашел опору и начал медленно опускать Билла на палубу. Алиса подбежала к мужу и с рыданием кинулась обнимать его. Все еще не придя в себя от увиденного, Лорелея наблюдала, как Джек сбросил веревку, поднялся к Киту, а потом вместе с ним по снастям благополучно спустился на палубу. Джек обвел глазами команду, и Лорелея увидела неприкрытую злость в его лице.

– Черт побери, что ты натворил? – рявкнул он на Билла.

– Подо мной оборвалась снасть, капитан.

Моряк лет тридцати вышел из толпы, держа обрывок веревки от упавших снастей.

– Истерлась из-за непогоды, капитан, – сказал он и подал обрывок.

Джек рассмотрел его, и когда поднял глаза на команду, Лорелея поняла, что видит перед собой того устрашающего Черного Джека, перед которым трепещут взрослые мужчины.

– Сколько раз я должен повторять, чтобы вы дважды проверяли снасти?

Пираты оробели. Тряхнув головой, Джек сказал:

– Кто-то за это ответит. – Он посмотрел на Билла. – Ты свободен до конца дня. Пойди успокой жену, а то у нее будет выкидыш. – Он направился в сторону Лорелеи, бормоча: – Протрезвел, а голова все еще болит.

– Вы безумец, – отчеканила Лорелея.

Не обращая на нее внимания, Джек поручил Кита заботам Кейси.

– А тебе, – прорычал он, – запрещается взбираться по снастям, пока не повзрослеешь.

– А-а, капитан, я же не упал!

– Но мог бы, – посмотрел на Кейси: – Отведи его вниз, где он не сможет попасть в беду.

– Но со мной никакой беды не было!

– Будет, если не послушаешься, – взвился Джек.

Кит поджал губы, чтобы не сказать чего-нибудь еще, и Кейси повела его к трапу.

– Я думала, что вы погибнете, – сказала Лорелея, преодолев разделявшие их три шага.

Джек обернулся.

– Вы хотите сказать – надеялись, что я умру.

– Нет, вопреки тому, что вы думаете, я не хочу вашей смерти, Джек. Я рада, что вы не пострадали.

Она повернулась и ушла, а Джек остался стоять в немом удивлении. В ушах звенели ее слова. И вдруг его захлестнула ужасная, подлая мысль, которая, наверное, вырвалась из глубин памяти.

Она его терзала. Как это – когда рядом есть женщина вроде Лорелеи, которая бы о тебе заботилась? Кричала бы, призывая на помощь, как сейчас Алиса? Как это – знать, что, когда тебя зароют в землю, она будет по тебе плакать? Хоть он и спорил с Лорелеей, но он знал, что такое любовь, и знал, что она существует. Но только для других, не для него.

Любовь – это когда кто-то любит тебя больше, чем себя. Когда твоя жизнь важна тому человеку больше собственной. Такого ему никто не давал. Никогда. И не даст.

Лорелее наплевать, если он вдруг умрет. Да и с какой стати ей о нем заботиться? Тадеусу было бы не наплевать. И Киту тоже.

«От тебя никакого проку, парень, – услышал он пьяный, злобный голос матери. – Абсолютно никакого. Надо было убить тебя в ту же минуту, как я узнала, что беременна. Но я была дура, подумала, что смогу тебя полюбить. Господи, что я была за дура! Если бы не ты, у меня была бы приличная жизнь. Ты погубил меня и всегда будешь губить все, к чему прикоснешься. Это проклятие крови твоего отца».

Джек закрыл глаза. Ему никогда не избавиться от этого проклятия. Кто-то тронул его за плечо. Он обернулся – Сара протянула ему кружку.

– Спасибо, Сара.

Она жестами спросила, все ли с ним в порядке.

– У меня всегда все хорошо, ты же знаешь.

Она помотала головой. Надо было бы засмеяться, но у него не было сил.

– Брось, нет ничего такого, от чего бы меня не вылечила добрая порция твоего пива.

Она с сомнением подняла брови и спросила: может, он думал о Лорелее?

– Нет, – ответил он. – Я думал о прошлом, а это еще более пустое занятие.

Она кивнула.

– Сара, можно тебя на минуту? – окликнула ее Мейвис.

Сара ушла, и Джек пошел искать на корабле тихий уголок, где можно биться головой о стену, чтобы прогнать мысли о прошлом и о золотоволосой красотке, которая заставила его желать того, чего у него никогда не будет. Лорелея вместе с Кейси, Алисой, Мейвис и Сарой пили чай за маленьким столиком на камбузе. Джек ушел к себе, и с тех пор его никто не видел.

Мейвис поставила фарфоровую чашку на блюдце и сказала:

– Ну, я рада, что с Биллом все обошлось.

Кейси с укором сказала:

– А тебе, Алиса, не мешало бы нам сказать, что ты беременна.

Алиса покраснела.

– Я собиралась вам сказать сегодня, попозже. Я и Биллу сказала только вчера, а он, наверное, разболтал капитану, пока они пьянствовали.

– Нас ждет прекрасный праздник, – улыбнулась Кейси.

Сара показала на Лорелею и заговорила руками.

– Извини, Сара, ты слишком быстро двигаешь руками, я не понимаю.

Мейвис подсказала:

– Она тревожится о Джеке.

– О Джеке? – Лорелея нахмурилась. Сара продолжала жестикулировать.

– Она говорит, в последнее время он изменился, – перевела Кейси. – Он не подпускает к себе.

Лорелея посмотрела на Кейси, та пожала плечами.

– Это правда. Он почти не бывает с нами, только с Китом.

– По-моему, он ценит уединение, – сказала Лорелея. Алиса отхлебнула чаю.

– А по-моему, он очень одинок и не знает, как сблизиться с людьми.

Лорелея засмеялась:

– Не верю, что для него это проблема. Он с замечательным мастерством приспосабливается к людям.

– Нет, – возразила Кейси, выбирая кусок бисквита, – он с замечательным мастерством приспосабливается к ситуации, а что касается людей...

– Он таится, – закончила за нее Алиса. – О, он может напиться с мужиками, будет дружелюбным, но если спросить о нем или о том, что ему нравится, он нем как могила. – С этим Лорелея согласилась. Алиса продолжила: – Но ты – с тобой он ведет себя по-другому. Он тебя разыскивает, чтобы поговорить.

– Только чтобы меня помучить, уверяю вас.

Мейвис подалась вперед:

– А что, в его присутствии ты мучаешься?

Лорелея покраснела. Алиса засмеялась:

– Мы так и думали!

– Вы говорите за меня. Вы все придумали.

– Может, мы говорим за тебя, но это не меняет того факта, что Джек тебе нравится.

– Он довольно симпатичный, – согласилась Лорелея, – бывает иногда.

Но Лорелея знала правду: ее ужасно влекло к этому человеку. Она наслаждалась его обществом. Она осмелилась признаться себе, что рядом с ним ей весело.

– Но все это не имеет значения, – сказала Лорелея. – Он вертится вокруг меня только для того, чтобы соблазнить.

Мейвис засмеялась:

– Мы знаем. Он все-таки мужчина.

– А я еще не видала мужчин, которые бы не гонялись за женщинами, – засмеялась и Кейси.

Алиса устремила на Лорелею пронизывающий взгляд:

– Вопрос в том, хочешь ли ты, чтобы тебя поймали?

Глава 11

– Должна сказать – нет, – подчеркнуто твердо сказала Лорелея, поставив чашку на блюдце.

– Это ложь, – улыбнулась Алиса. – Каждая из нас тайком поглядывает на него.

Все смутились.

– А что, разве не так? – настаивала Алиса.

– Красивый, черт, – сказала Мейвис.

– Красивый и привлекательный, как грех, – заявила Алиса. Она облокотилась на стол и опять просверлила Лорелею взглядом. – Признавайся. Думаешь о нем во всех подробностях.

Ну это уж слишком! Лорелея вспыхнула.

– Это неуместный разговор.

Алиса подняла голову, и в ее глазах засветилось озорство.

– Может, и неуместный, но разве тебе никогда не хотелось спросить женщину, что такое быть с мужчиной?

31
{"b":"18708","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Как пройти собеседование в компанию мечты. Илон Маск, я тот, кто вам нужен
iPhuck 10
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Левиафан
Колодец пророков
Наизнанку. Лондон