ЛитМир - Электронная Библиотека

«Ты сумасшедший. Женщины не приносят ничего, кроме печали».

Как будто для него что-то изменится, с горечью подумал он. В открытые окна доносился шум дневных работ; судя по звукам, было уже за полдень. Ему надо было быть на палубе, выслушивать утренний рапорт, делать расчеты, но не было желания покидать объятия Лорелеи. Все, чего он хотел, – это повторить ночное свидание.

В дверь постучали. Что ж, значит, не суждено. Вздохнув, он осторожно высвободился из ее рук, подошел к двери и приоткрыл ее. В коридоре стоял Тарик.

– Капитан, надвигается шторм. Я подумал, ты захочешь посмотреть, что и как.

– Дай мне несколько минут.

– Да, капитан.

Джек закрыл дверь.

– Что-то случилось? – спросила Лорелея.

Джек остановился возле нее. Она лежала, укрывшись до плеч, спутанные волосы разметались по подушке. Никогда он не видел более привлекательной картины. Более зовущей. Она что-то спросила? Черт, он не помнил что.

– Извини, – сказал он. – Я не слышал, о чем ты спросила.

– Я спросила, все ли в порядке.

Джек надел панталоны.

– Все прекрасно. Надвигается шторм. Может быть, только шквал.

Он сел на кровать, чтобы надеть сапоги, и она обняла его за туловище. Голая грудь прижималась к спине и разжигала страсть.

– Джек, я не жалею об этой ночи и хочу, чтобы ты тоже ни о чем не жалел.

Он закинул назад руки и обнял ее за голову, вдыхая запах.

– Молюсь, чтобы ты не страдала из-за этого.

– Если и так, оно того стоило.

Он выпустил ее и отодвинулся.

– Лорелея, это не шутки. За потерю девственности женщин избивают, сажают в тюрьму, убивают.

– Я знаю, – сказала она, и в голосе послышался намек на смех. – Бабушка хорошо мне втолковала, что может случиться с женщиной, которая отдастся страсти. Она даже предупреждала меня о красивом пирате по имени Джек. – Поймав острый взгляд Джека, Лорелея посерьезнела. – Не бойся за меня. У меня есть люди, которые присмотрят за мной. Со мной все будет прекрасно.

Тыльной стороной ладони Джек погладил ее по щеке. Как бы он хотел, чтобы она была права! Хуже всего то, что он не может ей противиться, она словно чарами околдовала его истерзанную душу. Он эгоист. Он это признавал.

– Поцелуй меня, Джек.

Он повиновался. Господи Иисусе, какая она сладкая!

– Капитан! – прокричали с палубы. Он неохотно оторвался от нее.

– Я вернусь.

День еле-еле тянулся. Джек был занят приготовлениями к шторму, Лорелея на камбузе помогала Саре и прочим готовить еду на несколько дней. Сейчас они чистили картошку, которую принес муж Сары.

– Самое худшее на корабле – это пожар, – заметила Мейвис.

Алиса сказала:

– Сегодня вечером для надежности будем сидеть без света.

В дверь протиснулся Кит, он принес охапку одежды и положил перед Лорелеей. Она вопросительно подняла брови.

– Капитан сказал, что это вам понадобится вместо юбок, раз у нас шторм.

Лорелея озадаченно посмотрела на Мейвис, и та подтвердила:

– Забыла тебе сказать: мы надеваем мужские панталоны на случай, если корабль потонет.

От ужаса Лорелея выронила картофелину.

– Что?!

Алиса поймала картошку и вернула ее Лорелее.

– С этой погодой никогда ничего не знаешь. Лично я пока не тонула, надо постучать по дереву. – И она три раза стукнула по столу. – Но лучше подготовиться, чем потом жалеть.

Кит скептически посмотрел на кринолин Лорелеи:

– Такие юбки все равно что якорь. Не хотел бы я, чтобы они болтались на мне, когда нужно плыть.

Кит собрался уходить, но Мейвис схватила его за рукав:

– Где это вы сегодня ночью прохлаждались, мистер Кит?

Кит гордо выпятил грудь:

– Я спал вместе с моряками. Мне не нужны няньки. Если ты еще не заметила, Мейвис, – я мужчина.

Мейвис засмеялась:

– Ты щенок, вот ты кто.

Он показал ей язык и убежал. Мейвис вздохнула:

– Иной раз мне кажется, что он зрелый, как старик, а в другой раз проявляет не больше смысла, чем трехлетний ребенок.

Алиса замерла и приняла оскорбленный вид.

– Ради Бога, Мейвис, он вполне взрослый мужчина!

Все расхохотались.

Так продолжался день; когда начался шторм, женщины пошли переодеться в панталоны и рубашки. По совету Мейвис Лорелея сняла также корсет: если придется плыть, ей понадобится свобода дыхания. Подобная перспектива очень не нравилась Лорелее, зато когда она походила без тугой шнуровки, ей это пришлось по вкусу.

К вечеру корабль немилосердно качало. Лорелея хотела бы повидаться с Джеком, чтобы он рассеял ее страхи, но он с Тариком стоял на мостике и вел корабль сквозь шторм, а Лорелея и Кейси сидели в каюте Кейси и пытались не думать о своих мужчинах.

Света не было, только частые вспышки молний освещали каюту. Обе сидели на койке, держась за поручни, проходившие вдоль стены.

– Как вы думаете, сколько это будет продолжаться? – спросила Лорелея.

– Надеюсь, недолго. Я терпеть не могу такие вещи.

– Я тоже. – Лорелея старалась вспомнить какую-нибудь игру или песню, чтобы отвлечься от страшных мыслей. Она должна что-то сделать, не то сойдет с ума! – Вы давно знакомы с Джеком? – спросила она, надеясь услышать долгую историю.

Кейси помолчала, обдумывая ответ.

– Лет восемь-девять. – Кейси была не расположена к болтовне.

Лорелея сделала еще одну попытку:

– Он вам что-нибудь рассказывал про своих родителей?

Кейси пожала плечами:

– Только то, что его мать умерла. Как я понимаю, об отце он ничего не знает.

Неужели нельзя сказать побольше, чем пару фраз? Закусив губу, Лорелея придумывала вопрос, который бы вызвал более пространный ответ. Она вспомнила о корабле, который все еще следовал за ними.

– А Морган? Что его связывает с капитаном?

Сверкнула молния. Кейси переждала, когда умолкнет гром, и сказала:

– Ты что хочешь знать – правду или то, что они рассказывают?

– То и другое, – пискнула Лорелея, больше, чем раньше, нуждаясь в разговоре. Кейси поерзала.

– Так вот, детка, если ты спросишь одного из них, тебе скажут, что Джек захватил корабль Моргана, и когда Джек наставил ему в грудь саблю, собираясь убить, Морган не дрогнул, и Джек так восхитился, что сохранил ему жизнь и оставил у себя на корабле.

– А на самом деле? – спросила она, не давая Кейси погрузиться в молчание.

– Морган удрал с корабля, хотел сбежать с Британского флота. В городе один из офицеров его узнал, за ним погнались. Когда Джек выходил из таверны, Морган как раз вынырнул из переулка, они столкнулись, Джек выхватил саблю и тут увидел англичан. Он решил, что они более подходящая мишень, и напал на них, вдвоем они их одолели, и после этого Джек спросил Моргана, не желает ли он плавать вместе с нами.

Вот уж этого она никак не ожидала.

– Морган хотел быть пиратом?

– Вообще-то нет, – признала Кейси. – Когда он понял, кто такой Джек, он не обрадовался, но Джек умеет добиваться от людей того, чего хочет.

– Я заметила.

Кейси засмеялась:

– Милая, не обвиняй цветок за то, что вокруг него вьются пчелы. Джек по натуре обаятельный и покоряет сердца тех, с кем общается.

Это точно.

– Кейси, скажите правду, Джек в самом деле такой кровожадный, как о нем говорят?

Кейси выдержала многозначительную паузу.

– Не буду врать, Джек бывал кровожадным, но когда лису загоняют в угол, она может убежать, только разорвав охотничьих собак. Когда у Джека есть выбор, он милосердный. Когда его загоняют в угол, он проливает кровь.

Очередная вспышка молнии прорезала ночь, за ней последовал оглушительный раскат грома. Корабль так тряхнуло, что казалось, он опрокинется. Лорелея изо всех сил вцепилась в поручни и начала молиться. Через несколько секунд с палубы донесся истошный вопль:

– Горим!

Глава 14

Насквозь промокший и злой, Джек смотрел, как огонь пожирает главный парус. Он скрипел зубами и чертыхался. Сбить огонь не было никакой возможности, он распространялся с невероятной быстротой. Поражение тяжестью навалилось на плечи. Его корабль погиб.

39
{"b":"18708","o":1}