ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страстная неделька
Один день мисс Петтигрю
Проверено мной – всё к лучшему
Когда Ницше плакал
Академия магических секретов. Раскрыть тайны
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Империя должна умереть
Тайна мертвой царевны
Вы ничего не знаете о мужчинах

Элис отколола вуаль, сунула шпильки в рот, а потом руками взбила волосы Эмили.

Отойдя несколько шагов назад, она несколько минут рассматривала госпожу, затем одобрительно кивнула и вынула шпильки изо рта.

– Вот так. Хорошенькая, точно ангелочек. Но помните, мысли у вас не должны быть ангельскими.

Эмили закатила глаза.

А Элис ущипнула ее за щеки, чтобы они порумянели.

– Оближите губы и идите.

Эмили подчинилась.

– Пожелай мне удачи.

– Удачи, миледи, и всего наилучшего.

Глубоко втянув в себя воздух, Эмили разом выдохнула его и отправилась искать лорда Дрейвена, чтобы как должно поблагодарить его.

Глава 5

Стояла темная ночь. Дрейвен поднимался по винтовой лестнице, ведущей в его спальню. Усталый более чем когда-либо, он чувствовал знакомое жжение в колене от раны.

Хотелось ему одного – покоя, уединения, места, где его никто не потревожил бы. Места, где он мог бы забыть о мире и чтобы мир мог бы забыть о нем.

Он распахнул дверь, шагнул в свою комнату и замер на месте.

Эмили сидела в большой позолоченной ванне. Свои длинные золотистые волосы она заколола на макушке, а несколько прядей красиво завивались вокруг ее плеч цвета сливок.

Свет, который бросала дюжина восковых свечей, блестел на ее молочно-белой коже.

Не заметив появления Дрейвена, она принялась намыливать себя мылом. Дрейвен услышал, как она тихо напевает какую-то мелодию. Кусок мыла, зажатый в руке, оставлял след из мыльной пены.

Эмили склонила голову и погладила себя по шее. Дрейвен почувствовал, что теряет голову, представив себе, как он касается языком этой нежной кожи. От вожделения его дыхание стало прерывистым.

Он не мог отвести глаз от Эмили, а она начала не спеша намыливать груди. Ее пальцы расплющились поверх нежных холмиков, теребили твердые соски, покрывая их все больше и больше пеной. В чреслах у Дрейвена стало горячее.

Он бессознательно шагнул вперед, и кончик его меча, задев за дверную раму, издал громкий звук.

Подняв голову, Эмили увидела Дрейвена и, ахнув, быстро прикрылась руками. От этого движения вода выплеснулась через край ванны на пол.

Глаза их встретились, и Эмили вдруг отвела руки от голых грудей, явив Дрейвену великолепное зрелище. Затем она медленно поднялась из воды, совершенно не стыдясь своей наготы.

Дрейвен не мог шевельнуться. Он наслаждался видом обнаженного женского тела цвета сливок, блестевшего при свечах, как мокрый шелк.

Во рту у него пересохло. От высокой пышной груди он проследил взглядом вниз, к тонкой талии и далее, к мокрым светлым завиткам внизу живота. Эти завитки многообещающе манили его, обещая райское блаженство.

Дрейвен готов был поклясться всеми святыми, что Эмили была самым красивым созданием на земле.

– Я ждала вас, милорд, – проговорила она, и лицо у нее стало нежным.

Дрейвен не мог выговорить ни слова.

Эмили перешагнула через край ванны и подошла к нему медленной поступью.

Дрейвен смотрел на нее как зачарованный и не мог пошевелиться. Даже когда она стала перед ним и протянула руку к его лицу. По телу его пробежал холодок, и он позволил ей притянуть свою голову к себе, а она приподнялась на цыпочки, чтобы достать до его губ.

Она прижалась грудью к его доспехам и обхватила руками его за шею.

Обхватив ее мокрое голое тело руками, Дрейвен завладел ее губами и с наслаждением впился в них. Запах жимолости ударил ему в голову, он закрыл глаза, наслаждаясь зовущими вздохами, и прижал Эмили еще крепче к себе.

Каким-то образом доспехи оказались лежащими у ног Дрейвена, и теперь он был совершенно нагим. Он стал позади Эмили и провел руками по ее крепким грудям.

– Я хочу вас, Дрейвен, – прошептала Эмили, и голос ее увлек его тело к новым высотам вожделения.

Она смело взяла его за руки и положила их себе на грудь.

– Делайте со мной что хотите.

Откинув голову назад и сплетя ее пальцы со своими, он прижал ее руки к стене.

Да, сегодня ночью он будет делать с ней что хочет. К черту его клятву и к черту его прошлое! Хотя бы ненадолго он ощутит себя человеком, который может получить все, что хочет.

Волосы ее рассыпались белокурыми волнами, и он спрятал в них лицо, вдыхая их запах.

– Я люблю вас, милорд, – прошептала Эмили, и слова ее почему-то не испугали Дрейвена.

Она повернула голову и завладела его губами. Ее руки ласкали его тело, доводя его желание до наивысшей точки. Эмили проложила губами дорожку от подбородка Дрейвена к шее, потом ниже – по груди, животу, еще ниже, а когда она взяла его в рот, ему показалось, что он сейчас умрет на месте.

Но он не умер, а, запустив пальцы Эмили в волосы, содрогался от наслаждения. Ее губы и язык ласкали его плоть, и в тот миг, когда он понял, что больше не выдержит, Эмили оторвалась от него, медленно поднялась и, взяв Дрейвена за руку, провела ею у себя между ног.

– Войди в меня, милый.

Дрейвен не стал медлить. Прижав Эмили к стене, он одним резким движением вошел в нее. Встав на цыпочки, она сладострастно застонала. Это был рай. Настоящий рай.

– Да, Дрейвен, да, – настойчиво повторяла Эмили.

– Эмили! – выдохнул ее имя Дрейвен.

– Милорд!

– Эмили!

– Милорд!..

…Дрейвену показалось, что кто-то схватил его за плечо. Первым его побуждением было нанести удар тому, кто напал на него, и он с трудом удержался.

Он растерянно заморгал, глядя в необычные светло-зеленые глаза на недоумевающем лице. Это были те же самые кошачьи глаза, которые ему только что привиделись.

Эмили стояла над ним, совершенно одетая. И они находились не в его комнате, а в старом фруктовом саду позади донжона.

– С вами все в порядке? – встревоженно спросила Эмили.

– Да, – хриплым голосом ответил Дрейвен, меняя позу, чтобы она не заметила явных признаков его возбуждения.

Дрейвен не знал, что взбесило его больше всего – что его пробудили ото сна или что его застали в разгар какой-то фантазии, каких у него не было с тех пор, как он вышел из подросткового возраста.

Как мог сон так предать его?

И что еще хуже: почему в замке, полном людей, именно Эмили разбудила его?

– Вы уверены, что все в порядке? – снова спросила Эмили. – Лицо у вас просто горит.

Она протянула руку, чтобы потрогать лоб Дрейвена.

Он напряженно замер, а затем поспешно вскочил на ноги и отошел от Эмили на безопасное расстояние. Если бы она прикоснулась к нему в это мгновение, он мог бы не совладать с собой и взять ее прямо здесь.

– Со мной все в порядке, – ответил Дрейвен, мысленно возблагодарив всех святых за то, что на нем была длинная верхняя рубашка, скрывающая его вздыбленную плоть.

– Вы уверены, что рана не воспалилась?

Дрейвен скрипнул зубами при напоминании о том, что произошло утром. Сначала он позволил ей так отвлечь себя, что получил удар, а теперь вот…

Что это с ним происходит? Он всегда умел владеть собой.

Эмили взяла книгу, которую Дрейвен читал перед тем, как уснул. Вырез ее платья был таким низким, что была видна глубокая ложбинка между пышными грудями. При виде этого волнующего зрелища Дрейвен едва не задохнулся, а его плоть затвердела еще больше!

Тихонько ругнувшись, он попробовал отвлечься, устремив взгляд на кусок обвалившейся каменной кладки и на свинью, выбежавшую из загона.

Не помогло. Ни капельки.

– Пьер Абеляр? – спросила Эмили, и ее мягкий голос подействовал на Дрейвена чарующе. Он посмотрел ей в глаза.

Ах, эти глаза…

Они были глубокого зеленого цвета и светились каким-то внутренним светом или силой.

В этих глазах сейчас читалось недоумение. Дрейвен мысленно дал себе пинка и сказал то, что первым пришло ему в голову:

– Вам кажется странным, что я читаю сочинения монаха?

– Мне кажется странным, что вы вообще что-то читаете.

– Я мог бы сказать то же самое о вас, миледи, – насупился Дрейвен и забрал у Эмили книгу. – Я не знал, что Хью научил своих дочерей грамоте.

14
{"b":"18709","o":1}